on-line с 20.02.06

Арт-блог

07.02.2019, 11:25

Февраль-2019

Б Пастернак Февраль Достать чернил и плакать https://www.youtube.com/watch?v=Ba0t9sndAqg

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Новости региона

29.01.2019, 12:08

Дозволь собі бути щасливим

25.01.2019, 10:00

Відбувся флеш-моб «Моя стрічка-моя згода!»

16.01.2019, 10:38

“Краща книга Херсонщини”

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Иногда Днепр можно было перейти вброд...

Иногда Днепр можно было перейти вброд...

В начале весны в низовьях Днепра на Херсонщине традиционно ожидают паводка. В этом году не было больших снегов, потому сейчас уровень воды в реке у Херсона не превышает критического паводкового уровня. А вот в прошлом веке бурный разлив Днепра был совсем не редкостью

Интересно, чем руководствовался уважаемый Николай Васильевич Гоголь, пустивший гулять по свету расхожую фразу «редкая птица долетит до средины Днепра»? Конечно, можно было бы, пожалуй, вообразить, что в старые гоголевские времена всё так и происходило. Днепр был широк и величав настолько, что у птиц силёнок не хватало перелететь на другой берег. Да только старые летописи говорят совсем обратное. По крайней мере из двух исторических источников следует, что наша великая река была всё же недостаточно таковой, чтобы представлять собой действительно непреодолимую преграду.

Скажем, одно из упоминаний, относящихся к 1151 году, утверждает, что вследствие аномальной даже для наших южных мест жары Днепр обмелел настолько, что во многих местах его можно было без особого труда перейти вброд по воде. И если бы мы отнесли это стародавнее сообщение к разряду легенд из прошлого, более поздние исторические записи всё же заставляют в это поверить. Очередное подобное катастрофическое обмеление Днепра повторилось и в более позднее время - в 1575 году. Сохранились воспоминания о том, что знойным летом пересохли практически все реки, питавшие Днепр, а сам он обмелел до такой степени, что его спокойно форсировали гурты овец, перегонявшихся вброд с берега на берег. Менее сильные катаклизмы случались с Днепром и позже. Ну, может, он уже и не пересыхал до такой степени, однако проблем жителям поселений, размещенных на обоих берегах реки, заметно прибавлял.

Взять хотя бы массовый мор рыбы, не привыкшей к экстремальным условиям выживания в теплой и низкой воде. К тому же, если учесть обстоятельства, что Днепр в те времена являлся главным источником потребления питьевой воды в прибрежных селениях, а в период знойного лета в водах мелкой, вялотекущей реки развивались мириады болезнетворных бактерий, то вполне логично, что он становился еще и рассадником желудочно-кишечных инфекций. К средине жаркого лета течение реки замедлялось, а то и замирало вовсе, усугубляя сложившиеся обстоятельства.

Впрочем, Херсон в 1886 году немного приблизился к цивилизации: в городе начала действовать сеть водопроводной конторы Пастухова, подававшая потребителям очищенную с помощью песочных фильтров речную воду. Но на окраинах и в пригороде ее продолжали черпать из открытых и весьма сомнительных речных и озёрных источников. В 1899-м херсонская газета «ЮГь» с ужасом констатировала факты потребления подобной некачественной воды: «Стоит только увидеть ту воду, которую пьют жители Арнаутки (современный пригородный поселок Камышаны. - А. 3.) и других прибрежных сел. Зловонная в эти знойные летние дни стоячая озерная вода, кишащая мириадами зловредных организмов, в которой мрет даже рыба, служит питьем и для хозяйственных нужд».

Старший санитарный врач Аршавский на заседаниях городской думы не раз поднимал вопрос качества воды, грозившей эпидемией Херсону. Однако единственным путем решения этой проблемы могло быть лишь создание единой централизованной системы водоснабжения, охватывающей город и его окрестности. Но средств и сил для этого у Херсона недоставало. В период летнего обмеления реки у херсонцев появлялись и иные проблемы. Так, в летнее время санитарные службы констатировали значительное повышение содержания солей в днепровской воде. Впрочем, в этом не было ничего удивительного - менее чем в 30 километрах от города находится Днепро-Бугский лиман, преддверье Черного моря с его солеными водами.

«Обычно в это время, - сообщала своим читателям газета "Родной край" в 1915 году, - водопроводная вода в Херсоне становится соленой и приобретает странный вкус, сохраняющийся даже после кипячения. Причиной такого сезонного явления считают прилив морской воды в Днепр при спаде последнего». Развитие пароходства во второй половине XIX века и появление на Днепре крупнотоннажных, глубоко сидящих судов породили свои проблемы. Пароходы с низкой осадкой, сменившие легкие парусные суда, не всегда вписывались в периодически мелевший летом фарватер. Вместе с тем много неудобств доставляли и донные наносы, образовывшие порой широкие перекаты на пути следования судов. Так, жарким летом 1910 года навигация по Днепру у Херсона была поставлена под угрозу полной остановки. По причине знойного лета и малой воды было прервано пароходное сообщение между Херсоном, Александровском (Запорожье) и Никополем.

По сообщению агентов Русского Общества Пароходства и Торговли (РОПиТ), «на протяжении всего пути то и дело встречаются сидящие на мели пароходы, которые движением взад и вперед прорывают перекат и направляются дальше. Пароходы идут буквально ощупью, все время измеряя глубину и садясь ежеминутно на мель. Глубина реки на перекатах доходит до 3-3,5 фута (фут - 0,3048 метра. - А. 3.), а это обстоятельство лишает возможности судоходства по реке Днепру, так как все пароходы, идущие по Днепру сидят в воде на 4 фута».

По возможности город занимался исправлением существовавших проблем, выделяя средства для дноуглубительных работ. Однако, как обычно, средств у Херсона не хватало, а посему приходилось прибегать к помощи правительственного финансирования. Практически ежегодно на Днепре и реке Кошевой, вплоть до выхода в лиман, работал землечерпальный караван. Но прочищенный по дну канал уже к следующему году заносило илом, и всё приходилось начинать сначала, а для этого вновь требовались деньги... Чтобы изыскать средства для проведения дноуглубительных работ, херсонское биржевое общество постановило: «ввести особый сбор с грузов и пассажиров, движущихся по Днепру, на тот предмет, чтобы на суммы этого сбора улучшить гидротехнические работы на реке». Введенный налог оказал действенную помощь в финансировании работ по углублению отдельных особо трудных для судоходства участков реки.

И всё же, даже найдя документальное подтверждение критическому обмелению Днепра, не стоит бросаться в крайности и считать, что в прежние времена он был самой обыкновенной «стоячей лужей». Конечно, подобные аномалии изредка случались, однако в иные годы Днепр вполне подпадал под гоголевское описание и становился весьма опасным. После обильных зимних снегопадов в период весеннего половодья уровень воды в Днепре, бывало, рос не по дням, а по часам. А в это время городским обывателям, жившим в прибрежных низменных районах Херсона, приходилось трепетать за сохранность имущества и своих жизней.

В такие периоды приказом городского полицмейстера приставам граничащих с берегом 2 и 3 полицейских участков предписывалось  учреждать в наиболее опасных в отношении наводнения местах круглосуточные полицейские посты. Дежурные полицейские были обязаны следить за подъемом воды, чтобы в случае опасности вовремя оповестить горожан. Кроме того, по ночам на берегу дежурили верховые разъезды, дублировавшие работу полицейских чинов. «Прибыль воды в Днепре, - сообщала газета "ЮГъ" в 1900 году, - с каждым днем все более и более усиливается, дойдя, например, вчера до 1,03 сажени (более 2 метров. - А. 3.), и соответственно этому заметно изменяется обычная речная картина. Воды прибавилось настолько, что Карантинный остров весь затоплен, изображая собою сплошное озеро, по которому свободно разъезжают шаланды во все стороны под парусами. Некоторые жители Карантинного острова перебрались уже на чердаки. Сама каменная дамба стоит в воде уже на поларшина (примерно 35 см. - А. 3.). На Соляной пристани место, предназначенное для склада камыша, залито водой. Стоящий на Соляном спуске (район Корабельной площади) дом Павловского тоже залит, но ввиду фундаментальности постройки не грозит опасностью. Более опасен соседний дом, хотя он построен на более возвышенном месте. Кроме того, залиты водой все сады, расположенные вдоль Кривой улицы (ныне ул. Чайковского. - А. 3.) и находящиеся при них домики».

Не менее мощное половодье случилось и в 1915 году: «Разлив Днепра приобретает широкие размеры. На Карантинном острове залито около 10 домов. А вода все прибывает и грозит залить весь остров. В Херсоне по Нижней улице пострадало уже несколько домов. Многие жители вынуждены оставить свои жилища. Вода проникла в хижины и погубила весь скарб», - сообщала газета «Родной край». В период бурного разлива Днепра под водой скрывались все многочисленные плавневые островки, и лишь местами среди бескрайней водной глади возвышались древесные насаждения городских дач.

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №11 (694).- 12.03.2015.- стр.13

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.