on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.07.2019, 09:54

Июль-2019

Розпал літа – квітнуть квіти. Липень в гості завітав. Бавився і загубився між м′яких шовкових трав. Яблука червонобокі, груші медом налились. І маленькі пташенята у повітря вже знялись. Різнобарв′я… Різнотрав′я душу й серце веселить. І завмер малий метелик поміж квітами на мить. Лідія Кир′яненко  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Новости региона

08.07.2019, 10:15

Ніч на Івана Купала

02.07.2019, 10:29

«Твоя країна fest» побував у Скадовську

02.07.2019, 10:21

Фестиваль «Козацький шлях 2019» завітає на Херсонщину

> Темы > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Археология Таврии > Ищите клады по легендам

Ищите клады по легендам

Недавние публикации в газете «Гривна» о зарытых в Херсоне на проспекте Ушакова золотых кладах заставили вспомнить нас о событиях 15-летней давности, произошедших на улице Петренко («Гривна» от 5 октября 1995 года). Тогда случайно «по-крупному» повезло бульдозеристу, освобождавшему строительную площадку от «останков» старого, дореволюционного здания

Более тысячи золотых монет царской чеканки, по оценке экспертов, стали одним из самых крупных кладов, найденных в Херсоне. Правда, о кладах, открытых в городе в советский период, принято было особо не распространяться, держа «государственную тайну» в строгом секрете. А может, это делали просто для того, чтобы не «расстраивать» менее удачливых советских граждан. Лишь только на заре становления новой власти газета «Херсонский коммунар» довольно часто печатала сообщения о находках, «припрятанных буржуями». Так, в одном из номеров «Херсонского коммунара» сухо сообщалось о том, что «.. на старом христианском кладбище, в старых склепах, Округрозыском обнаружена церковная утварь – кресты и др.». Спустя несколько дней новое сообщение в этой же газете. В самом центре города, по Гоголевской улице (ныне улица Гоголя), во дворе «детского дома-изолятора для дефективных № 1», при копке ямы была обнаружена небольшая коробочка. В ней оказались «три золотых креста, два ордена Анны и один – Станислава». Не без того, конечно, что кое-что из когда-то найденного, невзирая на цепкую руку государства и минуя его бездонные закрома, навсегда исчезло на просторах нашей огромной родины или за границей. Что, когда и сколько – этого мы теперь уже точно не узнаем.

Кстати, возможно, не распространялись о находках как раз с целью не провоцировать обывателей и не подогревать их страсть к подобным поискам. Ведь даже уже в наше время, когда, казалось, все «основные» клады давно уже найдены, после публикации статьи в «Гривне» (от 5 октября 1995 года) в городе начался «кладоискательский» бум. Клады искали в подвалах и чердаках старых зданий, а самые отчаянные спускались даже в немногие известные, но так до конца не изученные херсонские подземелья. Может, кто-то что-то и нашел, однако это, скорее, были сокровища больше культурно-бытовые, способные заинтересовать лишь музейных работников и собирателей житейской старины. Такие находки в старом городе случаются и поныне. Так, совсем недавно, уже в этом году, неутомимым исследователем тайн подземного Херсона Сергеем Макаровым в одном из таких лабиринтов были обнаружены хорошо сохранившиеся каменные жернова для ручной мельницы.

Вот, правда, за всё время своих поисков, а это порядка лет 40, ни золотых слитков, ни россыпей серебряных монет он так и не нашел. К разочарованию многих надеющихся на это, не нашлись старинные драгоценности и в недрах Екатерининского колодца, который вот уже полгода чистит бригада рабочих. Хотя этот итог вполне можно было предугадать. Мало того, до сей поры не обнаружен и легендарный подземный ход, по преданиям связывающий колодец с подвалом Екатерининского собора. Зато всё той же бригадой рабочих было поднято на поверхность множество гранат и прочих боеприпасов времен последней войны. Тоже своеобразный клад, правда неприятный и смертоносный. Не стану, однако, убеждать рьяных херсонских кладоискателей в тщетности их усилий, скажу лишь одно: раз не нашли – наверное, не там искали. А клады на территории Херсонщины наверняка еще не перевелись и где-то ждут не дождутся своего часа.

Вот, к примеру, в одном из номеров исторического журнала «Киевская старина» за 1902 год, со ссылкой на Херсонскую газету «ЮГъ», был напечатан очерк о старейшем на то время херсонце Михаиле Комарове. На то время херсонскому долгожителю было уже никак не менее 130 лет. «Дед Каланчак», под этим прозвищем Комаров был известен в городе, был настоящим кладезем народной мудрости. Знал множество историй, приданий и легенд. «Он вспоминает эпизоды из своего детства, полного крайне интересных историй о казачестве, местной жизни… Особенно много любит дед говорить о зарытых в окрестностях Херсона и на островах кладах запорожских и турецких. Каждый клад в его устах имеет свою особую историю, наполовину взятую из действительности, наполовину из мира фантазий и сказок», – писал журнал «Киевская старина» в 1902 году.

В случае с одной из историй Каланчака грань меж истиной и легендой оказалась лишь условной, что впоследствии было не раз подтверждено соответствующими находками. Эта история в пересказе неизвестного, спрятавшегося за псевдонимом «А. Гри», была напечатана в одном из пасхальных номеров газеты «ЮГъ» в 1900 году и называлась она «Роковая Казачья заутреня». Достаточно точно было указано и место происходивших здесь некогда событий: «…находилось оно на том острове, что теперь называют большим Потемкинским, несколько выше поворота реки к Голому Перевозу (ныне Голая Пристань). Глубокий ерик сквозь густые заросли камыша ведет к нему из Днепра. Хорошее, укромное было это место, недаром облюбовали его казаки и поселились на нем вольным и ни от кого не зависящим кошем». Место сие было еще удобно и тем, что находилось «у проезжей водной дороги между чумацким шляхом на правом берегу Днепра и Голым Перевозом на левом, и основными турецкими пунктами Кизи-Кермен (ныне здесь расположен город Берислав) и Кара-Кермен (на месте нынешнего Очакова)».

Поселившиеся на стратегически важном участке казаки серьезно досаждали туркам. С той поры «немногие суда с басурманским добром могли похвастаться благополучным переходом между Кизи-Керменом и Кара-Керменом. В особенности если на них перевозилась “казна” и лакомые для запорожцев товары»… Многочисленные попытки турецких войск «выкурить» казаков из плавней успехом не увенчались. Мало того, многие из отважных турецких янычар встретили в лабиринте ериков и камышей свою смерть. Слава о новом казацком коше, не дающем покоя торговым судам «нехристей», достигла, наконец, Ангоры (старое название Анкары) и Стамбула. И вот однажды в один из набегов к лихой казацкой братии пристал юноша, якобы бежавший из басурманского плена. Однако принятый казаками как брат вскоре он, подобрав подходящий момент, отплатил им жестоким предательством. По повествованию Каланчака, в благостную ночь светлого праздника Христова Воскресенья случилась кровавая трагедия.

Отслужив пасхальную службу здесь же, в своем убежище, приступили казаки к праздничной трапезе. Причем всегда осторожные, забыли они на этот раз всякую осмотрительность и предались неуемному пьянству. Лишь один из них ни вина, ни медов не пил, а украдкой всматривался в темноту холодной весенней ночи. Наконец, перепившись хмельного зелья, казаки уснули. «…С татарского берега, быстро, одна за другой подплыли к берегу турецкие лодки. Из них высыпали на берег желтолицые кара-керменские турки, которых встречал молодой казак. Уверенно пошел он впереди турок, подвел их к самому куреню, где лежали пьяные казаки»… Из запорожцев не уцелел никто. «А. Гри» пишет: «До сих пор на берегу ерика, где было кишло запорожцев, видны разбросанные осколки стеклянной посуды, черепки. Валяются пожелтевшие человеческие черепа и другие кости…»

Трудно поверить, чтобы известный местный ученый-краевед, к тому же редактор единственной тогда издаваемой в Херсоне газеты «ЮГъ» Виктор Гошкевич прошел бы мимо подобного факта. Конечно, факт он проверил и подтвердил наличие в этих местах казацкого поселения. Однако и сейчас еще нет-нет да и находят местные дачники посудные черепки, изъеденные временем старинные монетки и рассеченные острым турецким ятаганом человеческие кости. А один из моих знакомых, занимающийся подводным спортом, лет 10 тому назад поднял со дна Пудовой протоки вполне целый керамический сосуд, некое подобие греческой амфоры. К большому его сожалению, в сосуде не оказалось ни золотых слитков, ни серебряных монет – лишь тина да грязь. Хотя кто знает, сколько еще тайн хранят наши безжалостно выжигаемые по весне плавни.

Александр Захаров
«Гривна».- № 16 (797).- 15.04.2010.- стр. 12
 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.