on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новини регіону

21.04.2024, 13:26

"Я не знав, що робити, як виживати, де діставати харчі", - режисер херсонського театру Сергій Павлюк

  Режисер Херсонського музично-драматичного театру імені Миколи ...
21.04.2024, 13:18

Показ мод Квіти вільної України відбувся у Херсоні

  В одному з херсонських укриттів відбувся показ мод. Херсонцям ...
21.04.2024, 13:15

Голова правління виноробні «Князя Трубецького» підозрюється у співпраці з окупантами

  Голова правління виноробні «Князя Трубецького», ...
> Теми > КУЛЬТУРОЛОГІЯ > Історія культури і краєзнавство > Таврія XX століття > История одного села, или Встреча на руинах Леонтиевки

История одного села, или Встреча на руинах Леонтиевки


Воскресают лишь там, где есть могилы. Чудо воскрешения бывшего приднепровского села Леонтиевка в Нововоронцовском районе, часть которого была смыта с лица земли при создании Каховского моря, случилось в последнее воскресенье мая 1985 года, на Троицу. Тогда с легкой руки сестёр Анны и Зинаиды Коробок, Евгении Иващенко состоялась встреча земляков-леонтиевцев. Встретились возле могил своих предков, близких и родных людей. Слетелись леонтиевцы из соседних сёл Михайловка и Золотая Балка, которые стали их новым пристанищем, из разных уголков Украины. И ожила, воскресла в памяти история села, радостная и печальная. 28 мая 2007 года, по совпадению – на Троицу, состоялась очередная ежегодная встреча леонтиевцев. Многое восхитило в рассказах моих земляков, родственников по отцовской линии.

Памятник селу.
Из Золотой Балки вместе с родней старейшины леонтиевцев Михаила Федоровича Ляховца на место встречи ехали степной дорогой двумя легковыми машинами. За несколько километров мне показали возвышающийся над лесополосой скифский курган. Виктор Ляховец –один из последних, кто родился в Леонтиевке, прихватил с собой флаг Украины. По традиции, кто приезжает первым, тот и устанавливает флаг на кургане. Но нам «не повезло». К восьми утра мы приехали первыми, но на ветру уже трепетало знамя. Очевидно, кто-то из михайловцев установил его накануне вечером.

Рядом – кладбище. Не так давно Виктор Ляховец, михайловец Илья Довгий и другие поставили селу каменный памятник. Основой его стал «бык» маяка, который никогда не светил. Штука довольно тяжелая, а тянуть мужикам пришлось метров сто.

- Элементами памятника стали символы, связанные с историей Леонтиевки. Это штурвал судна – здесь жили военные моряки, бакенщики, лоцманы. Символическая пика напоминает о былой славе, виноград – лоза жизни, – рассказал мне Илья Довгий. Он родился в Михайловке, но зарегистрирован в Леонтиевском сельсовете. По профессии Илья – землеустроитель, увлекается краеведением, печатается в журналах.

На памятнике сделана надпись: «На этом месте было село Леонтиевка, жители которого в 1951–59 годах были выселены в связи со строительством Каховского водохранилища». По этой причине в Нововоронцовском районе исчезли села Ганновка, Анастасиевка, Малые Гирла, Большие Гирла.

Леонтиевка в памяти ее жителей всегда была вольным селом, не знала крепостничества. А вот земли соседней Золотой Балки были когда-то отведены племяннику всемогущественного Григория Потёмкина – генерал-поручику Энгельгардту, первому «хозяину» Тараса Шевченко. Михайловка принадлежала генералу Каховскому, давшему имя Каховке. Земля же Леонтиевки была «казённой», то есть государственной.

- По легенде, здесь был зимовник казака Леонтия, – рассказывает Илья Довгий. – Я изучал документы. После ликвидации Запорожской Сечи приднепровские земли раздавали «верхушке» русской армии и некоторым казакам, удостоенным дворянских чинов. Моя версия такова: Леонтьев был наиболее либеральным. После отмены крепостного права в 1861 году он сразу исполнил Указ. Или генерал передал земли государству – и здесь стали поселять военных моряков. Существовали связи между Леонтиевкой, Одессой и Севастополем. Днепр был сложным для судоходства – и здесь находился цех моряков-лоцманов.

Солдатский подвиг.
За столом, вкопанным в землю, первое слово за присутствующих и тех, кто не смог приехать в этом году, за уже почивших, произнес Михаил Федорович Ляховец. Он немолод и мудр, рассудителен. Сошел по крутому спуску горы вниз к прямоугольнику бывшей своей усадьбы, рассказал о том житье-бытье. Здесь уживались под одной крышей радости и тревоги, невзгоды в лихолетья. Были свои пиры и общий для всех голод в 1921, 1933 и 1947 годах. О семье и земляках Михаил Федорович собирает и хранит документы. Самые дорогие для него – об отце-солдате.

В 1940 году Федор Савельевич Ляховец вернулся с финской войны в Леонтиевку. Его встречали как героя жители трех сел. Наград у него не было, но он понюхал пороха, еле-еле выкарабкался из той бойни. А там же видимо-невидимо погибло наших солдат.

- У меня сохранились письма отца, – рассказывает Михаил Федорович. – В одном он написал: «Продайте мои ружья. Я уже стрелять не буду». Мама мне диктует письмо: «У тебя еще сыновья растут. А ты уже настрелялся».

Федор Савельевич был мужиком грамотным. Сохранилось свидетельство об окончании им пяти классов в 1917 году. На документе печать «Золотобалковско-Леонтиевская школа». Работал в сельсовете секретарем. А в 1932 году на семью Ляховцов свалилась беда. Брата Федора, бригадира колхоза, арестовали за невыполнение плана. Через месяц он погиб в Великой Александровке. Вскоре знакомые предупредили: «Федька, к тебе приехали». Федор сразу скрылся в кручах, ночью пришел домой, собрал котомку – и только его видели. Очутился он в Кривом Роге, стал работать в руднике. Туда же перебралась семья. В марте 1933 года, когда еще лежал снег, жена настояла: «Давай возвращаться в Леонтиевку». Достали саночки, взяли пожитки – и вперед.

Недолго пожил Федор Савельевич дома. Грянул 1941-й. Когда уходил на Отечественную войну, сказал: «Я не вернусь». Он слишком хорошо знал, что такое война.

Из тома «Книги памяти Украины. Херсонская область» я выписал имена 37 леонтиевцев, которые погибли в Великую Отечественную войну. Среди них впервые встретил имя своего отца. Красноармеец Ляховец Федор Савельевич, 1902 года рождения, погиб 12 сентября 1941 года под Днепропетровском. В последнем бою пулеметчик Ляховец отбивался от врагов до последнего патрона. Его помощник умолял: «Бросаем пулемет, давай сдадимся». Федор Ляховец выполнил свой долг, не посрамил себя и свой род.

«Закапывайте и нас. Мы тоже солдатки!»
В леонтиевской истории есть немало страниц, достойных восхищения. Мне показали участок под горой, где в 1941 году леонтиевские женщины готовили ямы для хранения картофеля и свеклы. Неожиданно к ним подошли комендант Цимерман, полицай Горбенко, жандарм и незнакомый мужчина. Последний спросил: «Кто Ляховец?» «Я», – ответила жена Фёдора Ляховца, Федора Денисовна. Он подошел к женщине, толкнул ее в яму и приказал: «Закапывайте».

И тут случилось неожиданное, невероятное, непредсказуемое. Остальные женщины, среди которых были две сестры Федора Ляховца, Надя и Груня, Оляна Павленко и другие, спрыгнули в яму и сказали: «Закапывайте и нас. Мы тоже солдатки!» Это был момент истины. Всякие другие аргументы были бы бессильны. Мужество женщин потрясло карателей. Они ни слова не сказали – ушли молча.

Незнакомец, а его вскоре опознали, был пленный солдат, золотобалковец. Тот самый, который был в последнем бою с пулеметчиком Федором Ляховцом и предлагал побыстрее сдаться. Он рассказал об этом на допросе в комендатуре. Вот откуда Михаил Федорович и узнал подробности гибели своего отца: земля слухами полнится.

Вышеописанный случай был уже вторым, когда жизнь жены Федора Ляховца могла оборваться. Только пришли немцы в село – первым делом приказали сдать оружие. Но семья Ляховцов решила сберечь ружье. Сын Михаил закопал его в балке. Но кто-то донес, что у Ляховцов должно быть ружье, Федору Денисовну вызвали в комендатуру. Ее спас полицай Горбенко, который сказал: - Ружье семья передала мне, оно у меня дома.
Вечером сын Михаил откопал ружье и отнес полицаю.

Сложен клубок хитросплетений в человеческих отношениях. А тем более тогда, когда все можно списать на войну. Но было в Леонтиевке и такое. Напишет кто-то донос или намечается облава, а полицай Горбенко постучит в окошко и предупредит: «Вы поденьтесь куда-то из села на время...» В послевоенные годы в Киеве состоялся суд над полицаем Горбенко. Из Леонтиевки как свидетель ездила учительница Александра Ивахненко. Она сказала на суде: «В нашем селе по его вине никто не пострадал».

Бей своих!
Бывший леонтиевец Сергей Степанович Ткаченко, уже давно киевлянин, передвигается с трудом с помощью тросточки. Приехал проведать родные места с женой Ниной Андреевной. Чем дорога ему Леонтиевка? Он рассказал: - Я как цыпленок. Вылупился – и началось мое босоногое детство. Все колючки были в моих пятках. Детство проходило на Днепре, знал все речушки и озера в плавнях. Пережил голод. Люди тогда ели жаб. Так они возле берега не показывались, всплывали на середине реки. Я и мои старшие братья умели ловить рыбу, сусликов. Полные пазухи нарывали мы «кашки» – цветов акации.

Голод крепко косил людей. Моего родного брата украла одна из сельчанок. Она собиралась его съесть. Вовремя отцу сказали. Он работал председателем сельсовета, успел забрать сына.

Сергей Степанович рассказал такой случай: - Фронт летом 1941-го был вблизи Леонтиевки. Однажды я с двумя сестричками пошел на баштан. Набрали арбузов. Когда вышли в чистую степь, в небе показался самолет. Он вдруг начал кружить над нами. Сестричка вскрикнула: «Смотрите, что-то серебристое летит!» Мы успели лечь на землю. Рядом разорвались три бомбы. Меня присыпало землей. Над головой просвистели осколки. К счастью, мы остались невредимыми. Это был наш самолет. Он не долетел до вражеских позиций и сбросил свой смертоносный груз. Об этом мы узнали от летчика, который был сбит и забрел в наше село. Оказывается, тогда в полете напарник наставил на него пистолет и велел сбросить бомбы.

В такое трудно поверить. Но нечто подобное случилось и с моей матерью. Шел пятнадцатый год скитаний по миру нашей семьи после того, как в 1930 году моих родителей во время раскулачивания выслали из Леонтиевки на спецпоселение в Вологодскую область. Потом были на строительстве дорог в Ленинградской области. Далее мать и троих детей вывезли в Германию. Уже после войны, по пути на родину, мать устроилась дояркой в воинской части в Литве. 9 мая 1945 на берегу речки во время дойки коров в небе появился самолет и обстрелял стадо. Было убито 9 коров. «Кто-то из вас счастливый», – помню, сказала нам чудом оставшаяся в живых мать.

Шел хлопцам 15-й год…
С нетерпением ожидали леонтиевцы освобождения своего села. Это случилось 24 марта 1944 года. Как рассказала Клавдия Ефремовна Хмара, живущая в Никополе, накануне в селе побывал разведчик. Он сообщил, что где-то под горой замаскировался вражеский пулеметчик, который «косит» наступающих красноармейцев.

Об этом узнали три хлопца – Володя Бережной, Михаил Капуста и Володя Терентьев. Этим ребятам шел 15-й год. Они отыскали врага, который замаскировался возле пустого дома. Они незаметно подползли и с криком «Капут, фриц!» спрыгнули на него. Втроем они задушили немца.

А летом 1944-го от взрыва выкопанного снаряда погибли четверо ребят – Михаил Капуста и три Володи – Бережной, Гелеверя, Херуненко. На их общей могиле стоит крест. Надпись сделала Клавдия Хмара.

Летом 1944 года женщины косили жито. Стебли были высокие, в рост человека. Колоски – как ладонь. Осенью поля, до последнего клочка, засеяли благодаря коменданту Цимерману. Никому из жителей не хотелось работать, потому что и сюда дошли слухи о том, что немцев уже гонят на Запад. Комендант был хозяйским человеком и нагайкой заставлял работать. Он говорил: «Ваше дело сеять. Будут немцы – значит немцы. Придут русские – им тоже хлеб нужен».

Не помнили такого богатого урожая крестьяне. Но убирать его было опасно: слишком много мин, снарядов осталось на земле. Впереди матерей шли подростки. Выискивали снаряды, сносили их в окопы и разряжали. 14-летние хлопцы Капуста, Бережной, Гелеверя и Херуненко, как настоящие саперы, разрядили 16 снарядов. А вот 17-й взорвался...

Живые и мёртвые.
Полдня были вместе леонтиевцы. Море воспоминаний! Не обошлось без грусти, печали. Обожгла сердца боль: нелюди надругались над могилами. Отбили с памятника селу штурвал. Надругались и над семейной могилой Богушей. Старшего – Михаила – в 1930-м году с еще шестью семьями кулаков выслали на спецпоселение в Вологодскую область. Работая в сельхозбригаде, он вырастил невиданный для тех мест урожай ячменя. Так это не понравилось местному начальству – и его перевели на лесоразработки. Сын Михаила Павел Богуш работал преподавателем в Никополе, стал известным краеведом и историком. Благодарные горожане присвоили Павлу Михайловичу Богушу звание почетного гражданина города.

Живые леонтиевцы помнят своих родных. Бережно ведет альбом летопись о встречах Людмила Петровна Терещенко, бывший председатель Михайловского сельсовета. Участники встречи решили собраться снова вместе в последнее воскресенье мая следующего года.

Анатолий Яценко
Гривна , 2007-05-07 (стр. 13)

1. 03.04.2016 16:38
Людмила
Уважаемый Анатолий ! Прочитала историю одного села...Очень глубоко тронута, так как моя мама Тарабака Татьяна Ивановна жила в Леонтиевке. Я также родилась в Леонтиевке в 1949 году. Хотела бы узнать историю своего рода и узнать контактные данные Татьяны Ковалевой, так как наши матери были подругами. Её маму звали Антонина Метельская. Моя бабушка Тарабака София Яковна была соседкой с семьей Кучеренко. Это я помню по рассказам бабушки. Заранее огромное спасибо !

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.