on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829   

Новини регіону

22.02.2024, 12:32

Затримували російські військові, але Херсон не залишив. Історія рок-музиканта Дмитра Галютдінова

До повномасштабної війни рок-музикант та відеоінженер у театрі. Під ...
19.02.2024, 18:38

У Берліні відбулася світова прем'єра фільму “Редакція” Романа Бондарчука

  У Берліні відбулася світова прем'єра фільму “Редакція” ...
19.02.2024, 18:32

"Тренуємось періодично, але це лише початок". Як у Херсоні відновлює роботу естрадно-циркова студія "Jin Roh"

Естрадно-циркова студія "Jin Roh" відновила тренування у Херсоні. ...
> Персоналії > КУЛЬТУРОЛОГІЯ > Хміль Віктор Адольфович > З історії горілки: п'юча Херсонщина

 

Из истории водки: пьющая Херсонщина

Существует легенда, согласно которой, в 1503 году монахи Чудского монастыря, сами того не ведая, создали напиток всех времен и народов. С тех пор о водке и прочих крепкоградусных напитках за полтысячелетия сказано и написано предостаточно. Однако всё же, несмотря ни на что и невзирая на избитость темы, в очередной раз обратимся к алкогольным мотивам

«Сотка, косушка, чекушка, гусь…»
Есть мнение, что первый Царь Всея Руси Иван Васильевич Грозный, несмотря на всю свою набожность, порой граничившую с безумием, был никогда не против «зеленого винца». Он-то и усмотрел в нем великие для казны возможности и вскоре сделал продажу спиртных напитков в стране государственной монополией. Расчет Ивана Васильевича оказался верным. Людишки разного сословия, чаще даже не самые богатые, потянулись в государственные питейные чертоги за весьма сомнительным удовольствием.

Мало того, содержатели кабаков прилагали все свои силы, дабы закрепить в постоянных клиентах безраздельную любовь к «огненному зелью». Ведь все они получили государственное предписание «питухов (так ранее именовали человека пьющего. – А. З.) от кабаков отнюдь не отгонять». Так, с благословения высшей монаршей воли началось беспрецедентное спаивание страны. Уже в «допетровские» времена прибыль от царских кабаков составляла более трети государственных доходов.

Еще при Иване Грозном в кабаках стали зарождаться определенные традиции пития, своеобразная питейная культура. Хотя, пожалуй, слово культура здесь не всегда было бы уместно, особенно в связи с упоминаниями о безмерно пьющих в грязных, вонючих притонах. Таким всё равно, а вот гурманы… Тут уж действительно сформировалась определенная питейная культура.

Помните, в произведениях классиков, у Алексея Толстого, например: «…выпить чарку перцовки, закусив пирожком с морковью»? Или же у Владимира Гиляровского: «…водочки со льда и трезвиловки, икорки ачуевской тертой с сардинкой, с лучком и с лимончиком». Ну а Салтыков-Щедрин, так тот человека «под водочку» запросто определить мог: «Пьет человек водку – значит не ревизор, хороший человек!» Впрочем, под традиционную икорку, квашенную капустку с брусничкой или соленые грибочки, чем принято было закусывать в те далекие времена (заметьте, закусывать, а не просто заедать), самый злобный ревизор-трезвенник растаял бы. Хотя дело здесь всё же не в закуске.

В царствование Петра I государственную монополию на спиртное никто не отменял. Как можно отказаться от основной статьи дохода государства?! Однако некоторым сословиям под определенный процент, отчисляемый в казну, было разрешено заниматься водочным промыслом. Вот тут-то в несколько раз и умножился ассортимент крепких напитков: водка тминная да калуферная, анисовая да грушевая, клюквенная да «бонбарисовая». Вишневая, укропная, можжевеловая, ежевичная, ореховая, малиновая и прочая, прочая, прочая.

Водочного стандарта, впоследствии предложенного Менделеевым, тогда еще не знали, а посему крепость напитка была различной. От 200 до 800, кому как нравилось. Производители подобных изысков старались предоставить свое фирменное творение в самом наилучшем виде. Кроме настойки на природных ароматизаторах напиток проходил еще и несколько степеней очистки. Так что сильно грешат перед истиной киношники, показывающие в своих фильмах мутную и явно неаппетитную жидкость, наливаемую заботливой ключницей барину в чарку.

К слову, классическая чарка или сотка изначально вмещала в себя не 100 граммов, как считают ныне, а целых 123 миллилитра. Соткой эту меру назвали, так как она равнялась одной сотой части ведра. Ну а объем дореволюционного классического ведра был равен 12,3 литра. Кстати, знаете ли вы, почему современный водочный ящик имеет ровно 20 ячеек? Ответ очень простой. Старинная водочная бутылка имела объем в 0,615 литра, а 20 бутылок это как раз и есть классическое ведро – мера старого оптового счета. Это уж потом, после принятия в стране системы метрических мер бутылка стала пол-литровой, а ведро уменьшилось до 10 литров.

А еще в дореволюционном питейном обиходе сложились особые наименования объемов водочной тары: меньше уже знакомой нам чарки или сотки были шкалик, косушка, мерзавчик или фуфырик в 64,4 мл. Больше ее была чекушка – 250 мл. Потом бутылка, пузырь, галенок – 615 мл. Кружка, штоф, пол-осьмины, жбан – 1,23 л. Четверть, ставец, осьмуха, гусь, балакирь (Так вот откуда произошла фамилия знаменитого русского композитора Балакирева!), скопкарь, гарнец, бутыль – наименование тары в 3,06 литра. Подобную меру с узким высоким горлышком, как у гуся, сегодня можно увидеть разве что в фильмах.

Солдаты – строители Херсона получали «наркомовские»
Императрица Екатерина II также рьяной трезвенницей не была. При ее царствовании водочный ассортимент только увеличился. В моду входили крепкие напитки, настоянные на лекарственных травах. Однако, дабы не нанести урона государственной казне, изготовление подобных напитков теперь разрешалось лишь для сугубо частного применения. Имеются сведения и о том, что «матушка императрица» обладала достойной коллекцией лучших образцов отечественного пития.

В связи с чем можно вспомнить случай, как на одном из великосветских приемов в честь очередной победы Суворова на вопрос императрицы, чем благодарить ей дорогого гостя, Александр Васильевич ответил: «Благослови, государыня, водкой из твоих запасов». «Но, прости, что скажут дамы, с коими ты будешь разговаривать?» – наигранно удивилась царица. «Они почувствуют, что с ними говорит солдат», – парировал Суворов. Из всего безмерного количества наименований Александр Васильевич более жаловал водку анисовую и перечную, которые находил весьма полезными для здоровья. Но как человек здравый никогда не злоупотреблял этим делом и требовал того же от своих подчиненных. Да и то ведь, как сказать, солдатикам, например, с чего злоупотреблять-то?

Солдатская норма в мирное время составляла всего лишь 10–12 чарок в год. На Пасху, Рождество, именины Императора. Правда, солдатам – строителям Херсона, возможно, даже с легкой руки Суворова, сделали поблажку, скрасив тяжелое существование тремя чарками водки в неделю. Такую «дозу» солдат екатерининской армии получал лишь в военное время. Во время «моровых» болезней ради дезинфекции норму служивым несколько увеличивали. Александр Васильевич понимал, однако, что и этого солдатам «маловато будет», а посему нередко за свой счет угощал особо отличившихся «зеленым вином» (до «водочного» – наименование напитка).

Матросики на военных судах, строящихся в Херсоне, были куда как в более выгодном положении – ведь согласно закону, принятому в 1781 году, «причащались» чаркой ежедневно. Ну а для вольных любителей крепких напитков за пределами крепости (чуть ниже ее) на обрывистом берегу Днепра имелся «Покровский кабак». Подобных кабаков впоследствии в Херсоне было немало, однако «Покровский», похоже, был первым в городе. Здесь изначально собирался различный сброд, а посему кабак пользовался дурной репутацией и даже стал своеобразной притчей во языцех. Кстати, руины здания первого херсонского кабака были разобраны всего лишь около 100 лет назад. А грабарщики, копавшие в 1898 году рядом с развалинами глину, однажды наткнулись на фрагменты двух человеческих скелетов с проломленными черепами.

Главной «народной» водкой в этот период времени становится водка «вейновая», выгнанная из прокисшего виноградного вина или уксуса. А основной водочной мерой – штоф, квадратная бутылка в 1,23 литра. Закон от 1779 года требовал, чтобы на каждом штофе было указано «звание фабрики, содержателя и год» плюс акцизная печать. С каждой такой «посудины» в пользу государства поступало целых 10 копеек! А вот стоимость штофа водки была различная. К примеру, штоф так называемой «французской» стоил «рупь двадцать», «сладкой» – 1 рубль 10 копеек, ну а простой – так и вовсе полтинник. Ну и, конечно, крепость соответствующая. Во времена царствования императрицы было принято около 40 (!) «водочных» законов.

Александр Захаров

Джерело інформації: «Гривна».- № 48 (881).- 24.11.2011.- стр. 18

Публікація першоджерела мовою оригіналу

 

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.