on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.07.2017, 09:14

Июль-2017

Літо гріє купіль в річці: —  Хто купатись? Гей, сюди! — Дибуляють по травичці Гусенята до води. А за ними по стежині, Де кульбаби ронять пух, Йде в легенькій одежині Місяць липень, мов пастух. Він здаля гукає літу, Ще й маха брилем своїм: —  Годі, чуєш, воду гріти! Куштувати мед ходім! Квітнуть липи у долині, Бджоли там, аж цвіт бринить. Був на пасіці я нині — Обіцяли пригостить.— Доганяє липня літо, Щоб успіть на медозбір. Пахне сонцем, пахне цвітом, Пахне медом кожен двір. Т. Коломієць  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Новости региона

26.07.2017, 14:54

Пісенний розмай «Червоної калини»

26.07.2017, 13:25

Еволюція Next, або Дорогу молодим!

26.07.2017, 13:20

Херсонців запрошують на Вечір кіномистецтв у Лебединому озері

> Персоналии > Литература > Кабанов Александр

Кабанов Александр

Александр Кабанов - родился 10-го октября 1968 года в Херсоне. В 1992 году окончил факультет журналистики Киевского Государственного Университета им. Т.Г. Шевченко. Живет и работает в Киеве. Автор пяти книг стихотворений: «Временная прописка» (1989 г.), «Время летающих рыб» (1994 г.), «Ласточка» (2002 г.), «Айловьюга» (2003 г.), «Крысолов» (2005 г.).
Многочисленные журнальные публикации: «Новый мир», «Арион», «Смена», «Радуга», «Сетевая поэзия», «Крещатик», «Интерпоэзия», «Новый берег», «День и Ночь» и др., а так же в Интернете: «Топос»: http://www.topos.ru/article/1726 О книгах Александра Кабанова: «Русский журнал» http://old.russ.ru/krug /20030707_akuz.html, «Вавилон» http://www.vavilon.ru/diary/050605.html
Лауреат международной литературной премии им. Князя Юрия Долгорукого (2005) и редакционной премии журнала «Новый мир» (2005).
Редактор журнала "ШО".

 

Мы все — одни. И нам еще не скоро
усталый снег полозьями елозить.
Колокола Успенского собора
облизывают губы на морозе.
Тишайший день, а нам еще не светит
впрягать собак и мчаться до оврага.
Вселенские, детдомовские дети,
Мы — все одни. Мы все — одна ватага.
О санки, нежно смазанные жиром
домашних птиц, украденных
                                               в Сочельник!
Позволь прижаться льготным
                                                пассажиром
к твоей спине, сопливый соплеменник!
Овраг — мне друг, но истина — в валюте
свалявшейся, насиженной метели.
Мы одиноки потому, что в люди
другие звери выйти не успели.
Колокола, небесные подранки,
лакают облака. Еще не скоро —
на плечи брать зареванные санки
и приходить к Успенскому собору.

                    МОЛИТВА
Незабываемый привкус вранья:
этот напиток вкрутую заварен.
Господи, если не веришь в меня, —
я благодарен Тебе, благодарен.

И перекрестишь — перечеркнешь:
лишь не отдай на заклание Зверю.
Даже за то, что Ты, Господи, врешь, —
я Тебе верю, я Тебе верю.

Вот и открылась земная юдоль,
вот и любовь отреклась от любови...
Господи, кто это рядом с Тобой —
хмурит свои первобытные брови?

Вольную волю душе обещать,
ей не прикажешь: «На выход. С вещами!»
Господи, как же Ты можешь прощать, —
Если мы сами себя не прощаем?

                       ***

На подушечках пальцев моих
ты усни, белобрысая музыка.
Там, в чертогах небесных, затих
керосиновый храп «кукурузника».

Над тобою склонилась душа
покорителя или союзника?
Вся в цветах и слезах — хороша!
но — о чем ты молчишь, моя музыка?

Засыпают рояли в кустах:
каждый пахнет какао и кладбищем.
Пусть приснится любовь черепах —
самым белым, нетронутым клавишам..

Как верлибр и «.. .твою мать» —
сквер вечерний вот-вот обесточится...
Ты усни, потому что играть
этот реквием больше не хочется...

                   ***

Широкоскулая степь.
Желтизна бубенцова.
Старый фольксваген,
заглохший в Аскании-Нова, —
Братец Аленушка.
Автопортрет Васнецова.
Блеет козленочек (с волчьим билетом).
Хреново...

Мне отпускает холодное пиво кофейня,
пахнет зерном перемолотым Зина,
хозяйка.
А за окном
безлошадная спит таратайка,
там, где стояла усадьба
барона Фальц-Фейна.

Даже в провинции —
не обойтись без мокрушки:
Ливень такой, что вселенная —
моль на мольберте!

И страусиные перья
торчат из подушки,
как заповедные мысли
о жизни и смерти.

                    МОСТЫ
                          1

Лишенный глухоты и слепоты,
я шепотом выращивал мосты —
меж двух отчизн, которым я не нужен.
Поэзия — ордынский мой ярлык,
мой колокол, мой вырванный язык;
на чьей земле я буду обнаружен?

В какое поколение меня
швырнет литературная возня?
Да будет разум светел и спокоен.
Я изучаю смысл родимых сфер:
пусть зрение мое — в один Гомер,
пускай мой слух —
                      всего в один Бетховен.

                               2
Слюною ласточки и чирканьем стрижа
над головой содержится душа
и следует за мною неотступно.
И сон тягуч, колхиден. И назло
Мне простыня — галерное весло:
тяну к себе, осваиваю тупо.
С чужих хлебов и Родина — преступна;
над нею пешеходные мосты
врастают в землю с птичьей высоты!
Душа моя, тебе не хватит духа:
темным-темно, и музыка — взашей,
но в этом положении вещей
есть ностальгия зрения и слуха!

Статьи

21.07.2011 Александр Кабанов: «Я русский поэт, гражданин Украины»
21.01.2011 Александр Кабанов. Бэтмен Сагайдачный. Крымско-херсонский эпос
17.03.2009 Александр Кабанов: «Поэты—менеджеры среднего звена, пишущие замечательные стихи»
01.04.2007 Александр Кабанов: Я всегда Херсонец
01.11.2006 А "ШО"? (У)матовый журнал!
16.10.2006 «Любому делу нужна раскрутка» или рецепты от Александра Кабанова

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.