on-line с 20.02.06

Арт-блог

24.09.2020, 11:08

Сентябрь-2020

Сентябрь Слава тебе, поднебесный Радостный краткий покой! Солнечный блеск твой чудесный С нашей играет рекой, С рощей играет багряной, С россыпью ягод в сенях, Словно бы праздник нагрянул На златогривых конях! Радуюсь громкому лаю, Листьям, корове, грачу, И ничего не желаю, И ничего не хочу! И никому не известно То, что, с зимой говоря, В бездне таится небесной Ветер и грусть октября… Николай Рубцов

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Новости региона

24.09.2020, 10:13

Херсонський модернізм: пам`ятки всеукраїнського значення

22.09.2020, 15:12

Гончарівка взяла участь у фінальній виставці проекту «Херсонський модернізм: назад в майбутнє»

21.09.2020, 13:38

Як Гекаті наснився ГогольDream, або Олена Афанасьєва про візуальну програму Dream ГогольFest

> Персоналии > Литература > Кабанов Александр

Кабанов Александр

Александр Кабанов - родился 10-го октября 1968 года в Херсоне. В 1992 году окончил факультет журналистики Киевского Государственного Университета им. Т.Г. Шевченко. Живет и работает в Киеве. Автор пяти книг стихотворений: «Временная прописка» (1989 г.), «Время летающих рыб» (1994 г.), «Ласточка» (2002 г.), «Айловьюга» (2003 г.), «Крысолов» (2005 г.).
Многочисленные журнальные публикации: «Новый мир», «Арион», «Смена», «Радуга», «Сетевая поэзия», «Крещатик», «Интерпоэзия», «Новый берег», «День и Ночь» и др., а так же в Интернете: «Топос»: http://www.topos.ru/article/1726 О книгах Александра Кабанова: «Русский журнал» http://old.russ.ru/krug /20030707_akuz.html, «Вавилон» http://www.vavilon.ru/diary/050605.html
Лауреат международной литературной премии им. Князя Юрия Долгорукого (2005) и редакционной премии журнала «Новый мир» (2005).
Редактор журнала "ШО".

 

Мы все — одни. И нам еще не скоро
усталый снег полозьями елозить.
Колокола Успенского собора
облизывают губы на морозе.
Тишайший день, а нам еще не светит
впрягать собак и мчаться до оврага.
Вселенские, детдомовские дети,
Мы — все одни. Мы все — одна ватага.
О санки, нежно смазанные жиром
домашних птиц, украденных
                                               в Сочельник!
Позволь прижаться льготным
                                                пассажиром
к твоей спине, сопливый соплеменник!
Овраг — мне друг, но истина — в валюте
свалявшейся, насиженной метели.
Мы одиноки потому, что в люди
другие звери выйти не успели.
Колокола, небесные подранки,
лакают облака. Еще не скоро —
на плечи брать зареванные санки
и приходить к Успенскому собору.

                    МОЛИТВА
Незабываемый привкус вранья:
этот напиток вкрутую заварен.
Господи, если не веришь в меня, —
я благодарен Тебе, благодарен.

И перекрестишь — перечеркнешь:
лишь не отдай на заклание Зверю.
Даже за то, что Ты, Господи, врешь, —
я Тебе верю, я Тебе верю.

Вот и открылась земная юдоль,
вот и любовь отреклась от любови...
Господи, кто это рядом с Тобой —
хмурит свои первобытные брови?

Вольную волю душе обещать,
ей не прикажешь: «На выход. С вещами!»
Господи, как же Ты можешь прощать, —
Если мы сами себя не прощаем?

                       ***

На подушечках пальцев моих
ты усни, белобрысая музыка.
Там, в чертогах небесных, затих
керосиновый храп «кукурузника».

Над тобою склонилась душа
покорителя или союзника?
Вся в цветах и слезах — хороша!
но — о чем ты молчишь, моя музыка?

Засыпают рояли в кустах:
каждый пахнет какао и кладбищем.
Пусть приснится любовь черепах —
самым белым, нетронутым клавишам..

Как верлибр и «.. .твою мать» —
сквер вечерний вот-вот обесточится...
Ты усни, потому что играть
этот реквием больше не хочется...

                   ***

Широкоскулая степь.
Желтизна бубенцова.
Старый фольксваген,
заглохший в Аскании-Нова, —
Братец Аленушка.
Автопортрет Васнецова.
Блеет козленочек (с волчьим билетом).
Хреново...

Мне отпускает холодное пиво кофейня,
пахнет зерном перемолотым Зина,
хозяйка.
А за окном
безлошадная спит таратайка,
там, где стояла усадьба
барона Фальц-Фейна.

Даже в провинции —
не обойтись без мокрушки:
Ливень такой, что вселенная —
моль на мольберте!

И страусиные перья
торчат из подушки,
как заповедные мысли
о жизни и смерти.

                    МОСТЫ
                          1

Лишенный глухоты и слепоты,
я шепотом выращивал мосты —
меж двух отчизн, которым я не нужен.
Поэзия — ордынский мой ярлык,
мой колокол, мой вырванный язык;
на чьей земле я буду обнаружен?

В какое поколение меня
швырнет литературная возня?
Да будет разум светел и спокоен.
Я изучаю смысл родимых сфер:
пусть зрение мое — в один Гомер,
пускай мой слух —
                      всего в один Бетховен.

                               2
Слюною ласточки и чирканьем стрижа
над головой содержится душа
и следует за мною неотступно.
И сон тягуч, колхиден. И назло
Мне простыня — галерное весло:
тяну к себе, осваиваю тупо.
С чужих хлебов и Родина — преступна;
над нею пешеходные мосты
врастают в землю с птичьей высоты!
Душа моя, тебе не хватит духа:
темным-темно, и музыка — взашей,
но в этом положении вещей
есть ностальгия зрения и слуха!

Статьи

21.07.2011 Александр Кабанов: «Я русский поэт, гражданин Украины»
21.01.2011 Александр Кабанов. Бэтмен Сагайдачный. Крымско-херсонский эпос
17.03.2009 Александр Кабанов: «Поэты—менеджеры среднего звена, пишущие замечательные стихи»
01.04.2007 Александр Кабанов: Я всегда Херсонец
01.11.2006 А "ШО"? (У)матовый журнал!
16.10.2006 «Любому делу нужна раскрутка» или рецепты от Александра Кабанова

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.