on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.01.2020, 09:07

Январь 2020

Сухое левантинское лицо, упрятанное оспинками в бачки, когда он ищет сигарету в пачке, на безымянном тусклое кольцо внезапно преломляет двести ватт, и мой хрусталик вспышки не выносит; я жмурюсь - и тогда он произносит, глотая дым при этом, "виноват". Январь в Крыму. На черноморский брег зима приходит как бы для забавы: не в состояньи удержаться снег на лезвиях и остриях атавы. Пустуют ресторации. Дымят ихтиозавры грязные на рейде, и прелых лавров слышен аромат. "Налить вам этой мерзости?" "Налейте". Итак - улыбка, сумерки, графин. Вдали буфетчик, стискивая руки, дает круги, как молодой дельфин вокруг хамсой заполненной фелюги. Квадрат окна. В горшках - желтофиоль. Снежинки, проносящиеся мимо... Остановись, мгновенье! Ты не столь прекрасно, сколько ты неповторимо. И.Бродский  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Новости региона

20.01.2020, 14:30

Будинок Поліни Райко може отримати статус пам’ятки культури місцевого значення

17.01.2020, 10:18

В херсонском музее покажут классику «украинского поэтического кино»

Фото с сайта Национального центра Александра Довженко. Кадр из фильма ...
23.12.2019, 14:59

Перша фотовиставка в новому просторі

Как увековечивали Потемкина

Скоро в Херсоне появится новый памятник. Он необычен. Необычен тем, что в Херсоне не принято любить город и знать его историю. Памятник — протест, он против правил. Ставится на пьедестал не Богдан Хмельницкий, не Тарас Григорьевич и даже не Пушкин! Решено увековечить память того, кто имеет самое прямое отношение к Херсону, кто создал этот город. Что здесь скажешь? Решение смелое. Такое же смелое, как осознание того, что мы живём в городе, который называется «Херсон». Если бы его переименовали, в какой-нибудь "Владимиров» или «Нижнеднепровск», жить было бы проще. Почему?

Нас просто «корчит» от всего старого. Старое — плохо! А «Херсон» — настолько плохо, что уже никому не хочется знать, почему наш город был так назван. Нас сумели так воспитать, Мы же строили «новый мир»! И как жаль некоторым желающим ставить «самые новые» памятники, что Хмельницкий умер раньше, чем был основан Херсон, а основать этот город не додумался Антон Головатый; как жаль, что сюда не заезжал Шевченко, а Южную Украину называют «Новороссией»! Жаль... Досадно и то, наверное, что эти земли принадлежали туркам, татарам, печенегам и половцам. То есть, «нашим врагам». Получается, это всё чуждая нам история, и мы занимаем чужое место, и наши родители — не наши?
За семьдесят лет мы потеряли нить, связывающую нас с прошлым, и за последние десять лет ничего не изменилось. Нужно восстанавливать не абстрактную мифологизированную историю Украины, а конкретную, нашу: историю нашей семьи, нашего города, нашего края.

Для многих явилось открытием, что в Херсоне уже был памятник Потёмкину, многие не могут поверить, что в Херсоне он похоронен, что это — выдающаяся личность, что в дореволюционном Херсоне его почитали, праздновали юбилеи, годовщины смерти. Праздновали искренне — не потому что было принято «постановление», а потому, что благодаря Потёмкину херсонцы вообще существуют: существует родная улица, родной дом, любимые места, где встречаются с любимым человеком. Это естественно. И личная жизнь Потёмкина, в данном случае, никакого значения не имеет, хотя давно уже превратилась в разменную карту.

Тем не менее, первый шаг сделан, и памятник основателю будет восстановлен. А вот история появления этого памятника в Херсоне ещё таит загадки.
Как-то в наш краеведческий музей заехал один англичанин в белом примятом костюме и попросил рассказать о памятнике Потёмкину. Но не об известной нам работе Ивана Мартоса в сквере у театра, а о «первом», который стоял на площади в Херсонской крепости. Англичанин был настолько уверен в его существовании, ссылаясь на какие-то источники, что просил не письменные исторические подтверждения этому, а какие-нибудь изображения памятника. Что сказать? Изображений у нас не было, а вот для себя упоминания об этом факте мы решили поискать. И кое-что нашлось.

Памятники знаменитым россиянам на улицах городов Российской империи стали появляться поздно, уже во времена Екатерины II. Первым из них стал знаменитый «Медный всадник» работы Этьена-Мориса Фальконе, установленный в 1782 году на Сенатской площади в Петербурге. А всего через девять лет речь уже зашла об установке памятника князю Потёмкину. Можно только представить себе значимость такого намерения! Ведь это было ещё при его жизни! В 1791 году, когда исход русско-турецкой войны был предрешён, Екатерина II повелела Сенату наградить некоторых особенно отличившихся героев, в числе которых был и генерал-фельдмаршал Потёмкин — главное действующее лицо этой успешной войны. Было повелено установить памятник Потёмкину, причём там, где князь сам пожелает.

Вероятно, с этим указом было связано исполнение в 1791 году известным русским скульптором Федотом Ивановичем Шубиным бюста Потёмкина. Шубин был не просто исполнителем заказа, он сотрудничал с князем давно и успешно, знал Потёмкина достаточно хорошо, чтобы создать действительно правдивый его портрет. Потёмкин изображен в мраморе. Великолепной пластикой передан прозрачный взгляд, лёгкая небрежность наряда свидетельствует о величественности, жизнелюбии и самобытности характера героя. Эта работа сейчас хранится в Государственном русском музее в Петербурге.

Выбрать место для установки памятника Потёмкин, наверное, не успел: он умер 5 октября 1791 года. Екатерина II сама определила: где Потёмкин будет похоронен, там и быть памятнику.
В своём манифесте по поводу смерти Потёмкина императрица приказала изготовить грамоту для Екатерининского собора Херсона с указанием в ней завоёванных князем турецких крепостей и различных побед его войск, одержанных на суше и на море. Она просила над его могилой в соборе «соорудить мраморный памятник», а кроме того «в арсенале того ж града поместить его изображение» и в честь Потёмкина отчеканить медаль.

Подчеркнём, что речь шла сразу о двух памятниках в Херсоне; один должен был украшать могилу в соборе, другой — располагаться в Арсенале, т.е. у громадного здания на главной площади Херсона, которое в перестроенном виде существует и поныне. Это здание на улице Перекопской, №№8-10, с двумя огромными флигелями, украшенными колонными портиками.
Надо полагать, в Екатерининском соборе всё же был установлен мраморный бюст Потёмкина, который мог исполнить Федот Шубин. По указу Павла I бюст и всё надгробие было разобрано. Как выглядела могила Потёмкина в соборе, к сожалению, мы теперь не знаем, но то, что ее иногда называли «мавзолеем», свидетельствует о значительности этого сооружения.

А вот со скульптурой в полный рост на площади дело не решалось, и 2 сентября 1793 года в росписи наград героям окончившейся войны Екатерина повторила повеление «воздвигнуть в Херсоне памятник». Племянник Потёмкина и его биограф Александр Самойлов уточнил, что императрица назначила воздвигнуть «изваянное изображение» «на мраморном пьедестале в полукружии арсенала, построенного им против той церкви (Екатерининского собора) в средоточии самой крепости». То есть, на намеченном ранее месте. Арсенал, до перестройки в начале XIX века, выглядел чуть иначе. Два флигеля с портиками объединялись полукруглым корпусом, напоминая очертания колоннады Казанского собора в Петербурге. Памятник должен был разместиться в центре, между флигелей, на месте теперешнего небольшого двухэтажного здания с полукруглым окном и треугольным фронтоном по Перекопской. Можно только представить себе грандиозность намеченного решения.

Таким образом, если этот памятник всё же был установлен, то произошло это между 1793 и 1796 годами, до вступления на престол Павла I. Пишут, однако, что исполнение указа Екатерины было задержано её скорой кончиной. У нас нет пока свидетельств о существовании памятника в крепости, кроме, разве что, одного. Шильдер — исследователь биографии Павла Первого — когда писал об известном распоряжении императора от 27 марта 1798 года уничтожить склеп Потёмкина, а также любое напоминание о нём в Екатерининском соборе, добавил и следующее: «повелено было ещё уничтожить памятник Потёмкину, сооружённый Екатериной в Херсоне». Эти строки мы читали и раньше, но слово «ещё» в контексте уничтожения могилы Потёмкина и памятника «в соборе» просто не прочитывалось.

Что это? Памятник на площади в крепости всё-таки был? Если бы книга не посвящалась жизни и деятельности Павла I, можно было бы проигнорировать эту строку; такие описки распространены. Но автор наверняка работал с документами, а не ссылался на какие-нибудь провинциальные источники. Хотя, к сожалению, здесь он свой источник не указал.
В оправдание мысли о существовании первого памятника Потёмкину в полный рост можно предположить, что свидетельства о нём отсутствуют из-за слишком короткого времени его существования (2-3 года), да и Херсон в те годы уже мало привлекал летописцев: ведь строился перспективный наследник Херсона — Николаев, а в 1794 г. была основана Одесса. Это важное событие в истории нашего города могло пройти просто незамеченным. Но это всего лишь наши догадки. И наши надежды.

Сергей Дяченко
Журнал «Новый фаворит» №1 01.06.2003
 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.