on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.11.2020, 10:46

Ноябрь-2020

Мне мил ноябрь - предшественник зимы, Хоть самодур и нравом переменчив, С дождём и снегом, властью ранней тьмы, При свете фонарей почти застенчив... Люблю туманы, хруст подстывших луж, Незрячесть к лицам, дом с горячим чаем Ноябрь суров и сентиментам чужд, Скуп на цвета... Но так порой отчаян! Вдруг впустит солнце. И оно, спеша, День рассветит, раскрасит, отогреет... Весна - и только. Вот тогда Душа Вся встрепенётся и ...зазеленеет Алла Мироненко

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Новости региона

18.10.2021, 12:19

Приймаються заявки на 16-ий Всеукраїнський конкурс мультимедійних проектів «Врятувати від забуття»

15.10.2021, 09:06

У бібліотеці розпочав свою роботу інклюзивний креативний майданчик «Пізнай мене через творчість»

13.10.2021, 11:17

Як Херсон відзначатиме День захисників і захисниць України

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Александровский парк - воздушный шар в небе!

 

Александровский парк - воздушный шар в небе!

Мы все уже давно привыкли к различным летательным аппаратам и без особого восторга смотрим на проносящийся высоко в небе самолёт. Но лет 120 назад всё было совершенно иначе.

К тому времени история воздухоплавания насчитывала уже целое столетие, хотя  херсонские обыватели жили всё такой же, как прежде, дремотной жизнью, видя полёты воздухоплавательных аппаратов только на картинках. Да и то лишь в иллюстрированных журналах и книгах, потому как единственная ежедневная городская газета «Югъ» ещё не освоила печать фотоизображений на своих страницах. Пожалуй, в то время большинство городских обывателей и представить себе не могли, что живой человек может когда-нибудь взмыть к небесам, «аки птица», у всех на глазах!

Тем не менее, это произошло осенью 1899 года. И главной ареной, на которой развернулось невиданное действо, стала главная аллея Александровского парка. Ещё задолго до появления в Херсоне воздухоплавателя Юзефа Маврикиевича Швамбаума-Древницкого по городу распространился слух о предстоящем в скором времени удивительном воздушном представлении.

Похоже, нам, искушённым массой различных зрелищ, ныне и сравнить то не с чем чувства, охватившие городских обывателей, с нетерпением ожидавших приезда «всемирной» знаменитости. Да как же иначе, ведь уже давно имена братьев Древницких были на слуху, и газеты, причём не только имперские, смаковали на своих страницах подробности полётных приключений и трагических происшествий, случавшихся с отважными гастролёрами в воздухе.

Воздухоплаватели-рекордсмены
Головокружительная в прямом смысле слова карьера уроженцев Варшавы братьев Древницких началась в 1891 году с первого построенного ими собственноручно воздушного шара. Конструкция его – самая примитивная. Шар был изготовлен из тканевой оболочки, приспособленной для наполнения горячим дымом вместо используемых за границей для этих целей водорода или светильного газа.

Впрочем, в этом было своё преимущество, так как во время гастрольных путешествий по городам и весям безграничной империи чаще всего не было никакой возможности приобрести газ, а вот несколько возов соломы для костра – всегда, пожалуйста!

Впрочем, шар шаром, полёты полётами, а была в воздушном аттракционе братьев Древницких своя особая изюминка. Этой изюминкой, привлекавшей массы людей на демонстрационное поле, где проходили представления, был спуск на парашюте с трапеции, закреплённой под шаром. Действо сие привлекало внимание тем, что хотя опыты с парашютами уже давно проводились, однако ещё не было изобретено по-настоя­щему надёжного приспособления, обеспечивавшего надёжный спуск парашютиста с высоты.

По сути, первая удачная конструкция парашюта была продемонстрирована его изобретателем Глебом Котельниковым в 1911 году, а в марте 1912-го Котельников запатентовал своё изобретение. Древницкие же ни о каких патентах не слыхивали и с 1892 года (по воспоминаниям же дочери Юзефа – с 1895-го) осуществляли спуск с высоты во время своих представлений на парашюте собственной конструкции.

Конечно, конструкция парашюта Древницких была далека от совершенства, о чём свидетельствует трагическая смерть во время прыжка одного из братьев в период гастролей в Витебске в 1895 году. Хотя, впрочем, причиной гибели Станислава вполне могли быть определённые внешние условия. Не счесть падений и травм, которые довелось испытать и самому Юзефу Древницкому, однако он вновь и вновь возвращался в небо.

Как бы там ни было, после смерти Станислава в том же 1895 году заменить погибшего вызвалась Ольга, супруга третьего брата, Альфреда. Сначала под псевдонимом Ольга Бобровская она некоторое время выступала в паре с Юзефом Древницким. Ольга Михайловна стала первой в мире женщиной-парашютисткой, а её послужной список насчитывает 15 удачных прыжков с парашютом. Абсолютное же мировое первенство по количеству совершённых прыжков среди мужчин-парашютистов долгое время удерживал Юзеф Древницкий. Доподлинно известно, что превзойти его оказалось возможным лишь спустя два десятка лет.

Полёт в херсонские небеса
Для полётов и прыжков с парашютом в Херсоне городская управа отвела главную аллею Александровского парка. «Сегодня, в субботу 30 октября 1899 г. в Александровском парке воздухоплаватель-парашютист Ю. Древницкий совершит полёт на воздушном шаре и с громадной высоты опустится на землю при помощи парашюта-зонта. Полёт от 2 до 4 часов. Подробности в афишах», – писали херсонские газеты.

Полёт воздушного шара и прыжок с трапеции с ярким цветным парашютом в Херсоне прошли безупречно – слаженно и эффектно, в отличие от николаевских гастролей. В период демонстрационных прыжков в соседнем Николаеве аэронавту-парашютисту не удалось расстегнуть заевший замок крепления парашюта к трапеции и пришлось спускаться на землю вместе с шаром, что было сопряжено со смертельным риском. Ветер подхватил огромный «мячик» и помчал его по демонстрационному полю вместе с тщетно пытавшимся освободиться от лямок парашюта человеком. Если бы не большая компания молодых людей, бросившихся на помощь и сумевших затормозить скачущий по земле шар, Древницкому явно бы не поздоровилось.

На следующий день после полёта Древницкого в Херсоне местная газета «Югъ» сообщала на своих страницах: «Вчера в Александровском парке при большом стечении зрителей состоялся полёт на воздушном шаре Ю. Древницкого. В 3 с половиной часа под шаром зажгли солому и начали наполнять его тёплым воздухом. В последнюю минуту перед полётом на оболочку шара попало несколько искр, и шар начал местами прогорать. Но Древницкий не потерял присутствия духа, полетел на испорченном шаре и поднялся на значительную высоту. Благодаря полному безветрию полёт был совершенно вертикальный, и воздухоплаватель опустился на парашюте в нескольких саженях от места подъёма. Шар его сделан из непроницаемой парусины и имеет 10 тысяч кубических футов объёма при поперечнике в 30 аршин (21 метр. – Прим. автора)».

Второй полёт воздушного шара Древницкого состоялся 31 октября, о чём сообщала газета «Югъ»: «Сегодня, в воскресенье 31 октября 1899 г. в Александровском парке воздухоплаватель-парашютист Ю. Древницкий совершит последний прощальный полёт (подробности в афишах)». К сожалению, афиши, связанные с пребыванием в Херсоне Древницкого, не сохранились, однако газета «Югъ», подшивки которой ныне бережно хранятся в Херсонской областной научной библиотеке имени Олеся Гончара, сберегла подробности этого события. В половине пятого вечера отважный воздухоплаватель поднялся на шаре высоко над городом. Воздушными потоками шар был отнесён в сторону херсонской крепости, над которой Юзеф Древницкий под восторженные крики огромной толпы городских обывателей совершил свой второй удачный прыжок.

Интересно, что, похоже, только эта газетная информация фиксирует пребывание, полёты и прыжки Юзефа Древницкого в нашем городе. Современные справочники и даже научно-популярный журнал «Авиация и космонавтика» за 2012 год, в котором была размещена большая исследовательская работа о Древницком, в числе городов, в которых довелось гастролировать Древницким, Херсон не упоминают. Тем не менее, демонстрационные гастроли в Херсоне состоялись, о чём детально известно из херсонского «Юга».

После выступлений в Херсоне было ещё бесчисленное множество полётов и прыжков, им осуществлённых. С 1891 по 1914 годы Юзеф Древницкий совершил более 400 (по другим сведениям – около 500) прыжков с парашютом и стал одним из наиболее успешных отечественных аэронавтов-демонстраторов. Возможно, эта малоизвестная страничка из истории нашего города могла бы послужить основанием для установки памятного знака на центральной аллее современного парка в ознаменование первого знакомства херсонцев с аэронавтикой.

Велотрек в парке
Рассказывая о старом городском парке, никак нельзя обойти затяжную велоэпопею, случившуюся на грани смены веков, в период, когда херсонцы впервые увидели велосипед и стали массово приобщаться к велоспорту. Казалось бы, спорт – это всегда хорошо, однако велосипедный в Херсоне стал, по уверению местной полиции, «кошмаром и опасностью, угрожающей здоровью обывателей».

Если считать, что первый по-настоящему удобный низкий велосипед «Ровер Сейфти» (безопасный) с двумя одинаковыми колёсами и цепным приводом – детище английского изобретателя Джеймса Старлея, появился в 1885 году, то лишь десятка лет хватило, чтобы он «доехал» до Херсона и прочно здесь обосновался. Уже в одном из первых номеров основанной в 1898 году Виктором Гошкевичем газеты «Югъ» читаем: «Велосипед, украденный из незапертой квартиры г. Израильсона в доме Фельдмана по Ганнибаловской улице 20 января, найден 21 января». Ну, вот на что мог рассчитывать вор, тогда как в Херсоне в те времена было максимум два десятка велосипедов?

И хотя с точностью до года невозможно установить дату появления первого велосипеда в нашем городе, уже к концу XIX века количество велосипедов и велосипедистов в Херсоне возросло настолько, что даже стало раздражать городских обывателей. Полицмейстеру пришлось запретить езду велотранспорта в местах скопления людей, что, впрочем, не сильно помогло. Самые отчаянные умудрялись, миновав полицейские посты, появляться именно там, где ездить им было запрещено, бравируя своей удалью и мастерством езды быстрой и так называемой без рук, крутыми виражами, подвергая опасности многочисленных пешеходов.

«Гонки по тротуару по Почтовой улице. Один велосипедист сбил с ног, а другой переехал упавшую даму. Кроме нравственных потрясений, она три дня не вставала с постели ввиду значительных ушибов и повреждений, полученных ею», – сообщала в1899 году газета «Югъ».

И чуть позднее: «Велосипедисты остаются глухи к жалобам. Особенно досаждает езда велосипедистов в тёмные вечера, когда, откуда ни возьмись, сзади налетает на вас быстрый ездок, сваливает с ног и что есть мочи улепётывает дальше. Любителю велосипеда нет дела до того, что он вас безмерно напугал, сшиб с ног или повалил на мостовую. Быть может, недалеко то время, когда нашим спортсменам недостаточно покажется разъезжать на наших тесных улицах только, и они сочтут для себя удобным сделать нашествие на бульвары и скверы, изгнав оттуда всю публику. Всё может быть, если против их беззастенчивого поведения не будут приняты меры».

Тут уж «безлошадная» полиция была бессильна. Попробуй, догони лихого велосипедиста! Конечно, городское управление совместно с полицией искали разумные пути обуздания велосипедистов-нарушителей. Был принят ряд серьёзных постановлений и правил, а ещё специально для велосипедистов была отведена северная аллея Александровского парка. Проезд по другим аллеям парка был категорически запрещён. Позже на этой уединённой аллее любители быстрой езды устраивали городские соревнования, о чём сообщали в прессе, приглашая всех желающих.

Со временем велотрек в парке стал местом проведения достаточно серьёзных велосостязаний, в которых местный банковский служащий Иван Стоматьев зарекомендовал себя непревзойдённым асом, заслужившим наградную ленту «Чемпион Херсона» (хранится в экспозиции Херсонского областного краеведческого музея). Впоследствии под псевдонимом Ветамотс (читай Стоматев наоборот) он успешно соревновался даже с победителями в международных велогонках и чемпионатах.

С самого начала велотрек пользовался широкой популярностью не только у велосипедистов, но и у тех, кто за неимением средств о велосипеде мог только мечтать. Здесь устраивали гонки, на которых азартные зрители заключали пари на победителя, общались меж собой, разбирая просчёты гонщиков или достоинства и недостатки велосипедов различных конструкций. Хотя, в сущности, каких-либо серьёзных конструктивных особенностей велотранспорта разных фирм тогда ещё не наблюдалось.

Парковые проблемы…
В целом же парк в те времена больше походил на плохо ухоженный городской сквер – слишком знойный летний период в наших широтах не давал возможности деревьям развиваться в полную силу. Конечно, деревья в парке время от времени поливали, однако этого было недостаточно.

«Александровский парк в настоящее время в жалком виде,– сообщал своим читателям херсонский “Югъ” в 1899 году. – Лет 10–12 назад он ещё привлекал внимание не только местных жителей, но и приезжих. Ротонда, увитая диким виноградом, хоть редко, но поливалась. Сейчас засуха, дуб, находящийся в центре парка, стоит с пожухлой, объеденной гусеницами листвой…».

В то же время та же местная газета в 1899 году весьма достойно отзывалась о Говардовской улице, соседствовавшей с пустырём Ярмарочной площади: «Почтовая улица (несмотря на то, что к тому времени она именовалась уже Говардовской, по старой привычке даже в прессе её продолжали называть старым названием. Сейчас, напомним, это проспект Ушакова. – Прим. автора), по которой происходит постоянное усиленное движение публики к пароходу и обратно, имеет, кажется, все данные, чтобы стать одним из наиболее оживлённых и любимых мест для прогулки. Главное, чем привлекает Почтовая улица, это две широкие аллеи с прекрасно разросшимися, дающими хорошую тень ветвистыми акациями».

Нарекания публики на запущенное состояние Александровского парка вынудило городскую управу принять меры. На грани смены веков было решено несколько изменить привычный унылый облик парка посадкой нескольких тысяч хвойных деревьев. Посадка хвойников была осуществлена под руководством городского садовника Александра Инвейса в течение двух лет. Вот только все усилия оказались напрасными – большинство деревьев не прижились. Спустя несколько лет вновь вернулись к посадке в парке лиственных.

Городской садовник Александр Инвейс
Возможно, стоит сказать несколько слов о городском садовнике Инвейсе. Судя по публикациям в дореволюционной прессе, это был грамотный, хорошо знающий своё дело профессионал. В период его руководства зелёным хозяйством в городе на выделенном участке земли, примыкавшем к городскому кладбищу (ныне это мемориальное кладбище на проспекте Ушакова), появилась оранжерея, где выращивали розы, хризантемы, тюльпаны, гиацинты и прочие цветы на все случаи жизни. Рядом с оранжереей в открытом грунте выращивали саженцы деревьев для ремонта зелёных насаждений на улицах города.

Нередко херсонская пресса отмечала прекрасно ухоженное состояние некоторых городских скверов, в частности Детского (бывший Пионерский, сейчас ему вернули историческое название) и Библиотечного (ныне сквер Девы Марии). Эти скверы «получили сей чудесный вид благодаря стараниям городского садовника А. Инвейса. Учителя местных гимназий и школ водят сюда детей на экскурсию».

Действительно, здесь было на что посмотреть: аккуратные аллейки, подстриженные деревья и кусты, масса цветов. К тому же упоминались и хорошо разросшиеся хвойные деревья. Чуть позже городское управление раскошелилось на установку в Детском сквере фонтана, который был отлит на местном чугунно-литейном заводе Эжена Вадона и представлял собой массивную плоскую бронзовую чашу с узорами. В последние годы советской власти и Пионерский, и Библиотечный скверы находились в крайне запущенном состоянии. В лихие 1990-е местные вандалы «сковырнули» с постамента чашу фонтана, а ещё месяца через два-три она «незаметно» исчезла в неизвестном направлении…

Как бы там ни было, даже в худшие годы своей неустроенности Александровский парк оставался для горожан любимым местом отдыха. Особенно с конца 1890-х годов, когда местный мещанин-предприниматель Матаков получил разрешение открыть здесь торговую точку по продаже газированных вод. Чуть позднее эта точка превратилась в большой павильон. Правда, к тому времени в парке появился и составил весомую конкуренцию павильону буфет, в котором можно было испить уже не только водички… По проекту херсонского архитектора Антона Сварика в 1897–98-м в парке была построена эстрада и оборудованы места для зрителей. Теперь всё чаще вечернюю тишину рано засыпавшего города нарушали доносившиеся из парка звуки духового оркестра…

Парк советского периода
А вот чего не было до советского периода в Александровском парке, так это каруселей, которые, скорее, были ближе к бесшабашному ярмарочному веселью, чем к степенному парковому променаду. Не было и привычной позднее в СССР наглядной агитации, скульптурных портретов вождей и застывших в камне «светлых стремлений советского народа». Сейчас уже, пожалуй, и не сосчитать всех изваяний, установленных за советский период вдоль аллей парка. Был здесь и бетонный лётчик в шлеме, устремивший свои выкрашенные серебрином глаза к небу, и советская мать со счастливым ребёнком на плече. Но больше всего в нём было всё же вождей.

Бетонно-гипсовый ширпотреб
На самом почётном месте – на главной аллее у входа – на скромном гипсовом, замаскированном под благородную бронзу диванчике сидели мирно беседующие вожди – Ленин и Сталин. Этот «величественный дуэт» назывался «Ленин и Сталин в Горках». Авторами его были трио советских скульпторов – Пивоваров, Белестецкий и Фридман. Скульптура появилась в парке ещё в 1939 году, а приобретена была она при помощи Николаевского музея имени Верещагина. Причём, сообразуясь с тем, что приобретение оптом всё же дешевле, были заказаны два одинаковых шедевра. Один остался в Николаеве, другой перекочевал в Херсон.

Спустя два года началась Великая Отечественная война. Что случилось с парковыми вождями, доподлинно неизвестно. Вряд ли их демонтировали и увезли или хотя бы спрятали – не до того было. Скорее, скульптура погибла уже в первые дни немецкой оккупации Херсона. Однако по истечении нескольких лет после окончания войны точная копия скульптуры, отлитая по сохранившимся формам, вновь заняла своё привычное место на центральной аллее парка. Правда, в «полном объёме» знакомый херсонцам дуэт вождей вновь просуществовал недолго, максимум 10 лет.

С 1953 года, после смерти Иосифа Виссарионовича, в СССР начались иные времена. Преемник Сталина Никита Хрущёв в пух и прах разнёс с высокой трибуны своего предшественника и заклеймил позором «культ ЕГО личности». В свете новых требований и высочайших решений в одну из тёмных ночей целостность скульптурной группы в херсонском парке была нарушена. Бывшего «великого» отделили от «вечно живого» и увезли в неизвестном направлении.

Возможно, в ту же ночь «ликвидировали» и Сталина, сидевшего рядом с Горьким – была и такая бетонная скульптурная группа в этом парке. Одинокий Ленин просидел на своём каменном диванчике ещё с четверть века. Но, как, оказалось, всё же был не так уж и вечен. В 1980-е годы пришедший в ветхость и не поддающийся реставрации памятник был снесён.

Интересно, что в пределах видимости первого, перед колоннадой главного входа в парк, стоял ещё один Ильич, указывавший правильное направление гипсовой рукой. Причём направление было на запад, вдоль улицы Суворова. Памятника этого давно уже нет, но бетонный постамент, возле которого любили фотографироваться херсонцы в праздники, пока цел. Стояли ещё на территории парка гипсовые и бетонные скульптуры: бодавшиеся козлики, выкрашенные белой краской длинношеие лебеди и олени, лягушки у кромки фонтана. Пожалуй, только они не несли здесь политическую нагрузку.

Отдых по-советски
Cтарейший парк Херсона в советское время был местом не просто культуры и отдыха. Он нёс на себе ещё и идеологическую нагрузку. Аллеи со щитами с газетными полосами, не совсем уместные политические лозунги над входом, разнообразные призывы портили его умиротворённый вид. А тут ещё в 1960-м в парке начала вещать радиогазета. Теперь от бодрого голоса диктора невозможно было укрыться даже в самом глухом парковом углу. В советское время здесь проводили культурно-идеологические мероприятия. Ежегодно проходили выставки достижений народного хозяйства, мероприятия, предполагавшие помощь в выборе будущей профессии для выпускников школ. Встречи избирателей с депутатами. Спортивные праздники, народные гуляния.

В 1960-е годы в парке открыли площадку аттракционов для детей и взрослых, рядом – пневматический тир, чуть в отдалении – шахматно-шашечный павильон. Начала работать танцплощадка «Юность», которую чаще называли в народе клеткой. Построили кафе «Лакомка». В конце 1970-х был реконструирован Зелёный театр, с того времени на его сцене стали частыми выступления профессиональных и самодеятельных артистов, в нём же проводили лектории на самые различные темы. Всё это делалось в рамках заботы о народе и о повышении его культурно-политического уровня.

Джерело: "Херсонъ - забытый Югъ". Блог Виктора Хмеля

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.