on-line с 20.02.06

Арт-блог

05.04.2019, 09:39

Апрель-2019

Апрельская прогулка (Ю. Визбор) Есть тайная печаль в весне первоначальной, Когда последний снег мне несказанно жаль, Когда в пустых лесах негромко и случайно Из дальнего окна доносится рояль. И ветер там вершит кружение занавески Там от движенья нот чуть звякает хрусталь Там девочка моя, еще ничья невеста, И грает, чтоб весну сопровождал рояль. Ребята, нам пора, пока мы не сменили Веселую печаль на черную печаль. Пока своим богам ни в чем не изменили, В программах наших душ передают рояль. И будет счастье нам, пока легко и смело Т а девочка творит над миром пастораль, Пока по всей земле, во все ее пределы Из дальнего окна доносится рояль.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новости региона

24.04.2019, 09:19

Відбувся ХХV ювілейний Всеукраїнський конкурс читців Шевченка

10.04.2019, 15:08

Епоха Вацлава Мошинського. Пам'яті Майстра

21.03.2019, 10:20

У Херсоні безкоштовно покажуть сучасне українське кіно

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Любовь, мораль и нравы. Из прошлого Херсонщины - 3

Любовь, мораль и нравы. Из прошлого Херсонщины - 3

Продолжение рассказа о нравах, царивших на Херсонщине в конце XIX – начале ХХ веков. Начало читайте в «СВ» №№ 48, 49

«Сохраним традиции»?
Не так давно один из нынешних херсонских руководителей, находящийся у власти, украсил город красочными бордами со своим портретом и пафосным лозунгом: «Сохраним традиции – построим будущее!». Если бы знал он, о чём говорил!

Ведь сколько глупости, граничившей с откровенной дуростью, заключалось в закрепившихся в прошлом в сёлах традициях – хотя бы в тех же свадебных. Примеры тому отыщутся в старых херсонских газетах. Так, в одном из сёл Херсонщины во второй день свадьбы на коньке крыши устанавливали табурет с бутылкой водки и закуской. Принимавшие участие в свадебной забаве гости должны были штурмовать крышу, а добравшись до «приза», осушить его здесь же наверху. Причём в этом сумасшествии принимали участие даже женщины! Или вот другие свадебные традиции, опять же из херсонской периодики дореволюционного периода. В одном из сёл прежде чем войти в дом мужа, молодая «на карачках» должна была перетащить на себе от повозки до дверей всё своё приданое, а в последнем «рейсе» – ещё и свекровь, сидящую на ней верхом! Причём по двору её водил за повод один из участников церемонии. В другом селе на второй день свадьбы по традиции водили не невесту, а «быка» – привязанного верёвкой за шею к телеге отца невесты. Пёстрая свадебная толпа с весёлым пением и возлияниями шла по дворам села «продавать быка».

Во время подобных пьяных забав случалось всякое. Однажды в ходе такой «продажи» пьяный «бык» на потеху публике взревел «нечеловеческим» голосом. Перепуганные лошади рванули с места и понесли, увлекая за собой привязанного к телеге бедолагу. На беду, пара лошадей оказалась резвой, а верёвка на шее крепкой. Стоит ли говорить, что эта шутка стала для «быка» последней в жизни…  Согласно укоренившимся обычаям, практически повсеместно свадьбы сопровождались обширной пьянкой, салютом из всех стволов имеющегося в селе оружия и гонками на лошадях под пьяные вопли высыпавшей на улицу публики, что очень часто приводило к тяжёлым последствиям: «Д. Натальино Заградовской волости Херсонского уезда. Через деревню мчался свадебный поезд. Один из парней, сидящих в бричке, по обычаю решил сделать выстрел из ружья. Чтобы был выстрел громче, вложил в заряд большое количество пороха и ствол плотно забил пробкой. При выстреле ружьё разорвало, частью его был причинён дружке, сидящей в соседней бричке, сильный удар в голову, от которого она немедленно умерла. У соседнего парня сорвало с головы шляпу, у стрелявшего оторвало палец. Другой частью оторванного оружейного ствола была повреждена соседняя бричка». Практикуемые и ныне в сёлах Херсонщины обычаи на второй день свадьбы катать тёщу на грязной тачке и пошлые переодевания «ряженых» с неизменной шубой наизнанку – «чтобы у молодых было столько добра, сколько волос в шубе», не что иное, как дожившие до наших дней отзвуки прошлого.

Крестьянская свадьба – финансовая кабала
Теперь о финансовой стороне свадебных церемоний и главного, всеми ожидаемого действа – банкета. Стоит отметить, что сельские и городские свадьбы, хотя и имели между собой ряд схожестей и отличий, были одинаково тяжелы для кошельков родителей. В любом случае всё зависело от социального положения – чем выше статус, тем серьёзней расходы. А как же иначе? Что скажут люди?

И вновь обратимся к «запискам земского начальника» из херсонской газеты «Югъ»: «Свадьбы, похороны и крестины, эти обряды весьма разорительны для хозяина. Когда у крестьянина родится ребёнок, он старается отыскать кума побогаче. Если таковой осчастливит его ребёнка, то крестьянин из всех сил выбивается, чтобы наилучшим образом угостить кума и не ударить лицом в грязь. На крестинах угощение продолжается не менее трёх дней, причём приглашаются все родственники, соседи и знакомые. Средства для угощения достаются бедняком самым плачевным образом. Он не останавливается ни перед чем, даже закабалить себя на половину лета даровой работой и по уши залезть в долги.

Свадебный обряд ещё в 10 раз разорительнее крестин. Помимо того, что бедняк при свадьбе пытается подражать богачам и в течение недели поит полсела, что недёшево обходится, у него появляется масса других непроизводительных трат. Он обязан при сватанье нести отцу невесты нечто вроде «калыма» или «вена» от 15 до 50 р. Смотря по договору и по состоянию жениха. Должен справить помолвку (сговор), сватанье, вечеринку, а затем уже и свадьбу, которые кроме ослабления хозяйства ничего не приносят крестьянину. На свадьбу он должен преподнести каждому по подарку (платки, платочки, башмачки, рукавички и т. п.)».

Вот, к примеру, смета свадебных расходов со стороны небогатого сельского жениха из Херсонского уезда в конце XIX века. Стоит учесть, что цены в тот период были что ни на есть «демократичными»: фунт (453 г) ржаного хлеба стоил 3 копейки, пеклёванного или ситного – 5. Фунт мяса, согласно сортности, от 10 до 12 копеек. Водка – 10 рублей за 12-литровое ведро.

«По уговору за невесту дано отцу – 15 р. На сговорины издержано – 3 р. На сватанье – 10 р. На вечеринку – 7 р. Священнику – 3 р. На церковь – 1 р. На свадебные подарки – 25 р. На музыку – 10 р. На свадьбу – 40 р. ИТОГО –114 рублей».

А прибавить к этому иные «непредвиденные расходы», скажем, хромовые сапоги самому жениху да родителям обновы к свадьбе? Чтобы не «ударить лицом в грязь» и показать свой достаток, требовалась баснословная по тем временам для многих сумма, практически неподъёмная для херсонского крестьянина! Ведь как ни крути, скопить такие «деньжищи», работая на своём жалком участке земли, даже в урожайный год, было невозможно. В период подготовки к свадьбе средний крестьянин вынужденно отправлялся с сыном, потенциальным женихом, на заработки. С Троицкой ярмарки, проходившей в Херсоне в июне, и до Покрова в октябре полноценный работник мог заработать у хозяина от 40 до 60 рублей (девки и подростки – вполовину меньше). А так как из этой суммы нужно было ещё вычесть средства на жизнь и хозяйство, то и копить на свадьбу приходилось не один год. Причём случалось порой, что собранных средств не хватало, приходилось влезать в долги, чтобы после свадьбы вновь отправляться в кабалу, отрабатывать.

Немного статистики
В 1850-х годах из всего населения страны, достигшего брачного возраста, лишь 4% мужчин и 5% женщин не состояли в браке. Однако к концу XIX века вопросы семьи и брака в империи становятся остроактуальными. Экономические проблемы, вынужденная длительная отлучка для заработков на стороне, беспросветная нищета, пьянство, насилие в семьях, растущая «свобода нравов» в виде супружеской неверности... Отсутствие былого влияния церкви на общественную жизнь, которую заменили обрядностью и исполнением лишь немногих «выгодных» церковных установлений, к началу ХХ века в разы увеличивают эти цифры. Сотрудник «Инженерного журнала» Л. А. Золотарёв в статье, вышедшей в 1895 году, подчёркивал: «В настоящее время можно наблюдать тот факт, что одни только женщины, и притом не особенно многие, во всей строгости соблюдают законы брачной жизни. Что же касается мужчин, то они поголовно нарушают брачные законы и обеты, пользуясь для этого большей свободой, чем их рабыни- жены».

Проведённая в империи в 1897 году перепись населения дала шокирующие результаты. На 1000 мужчин приходилось уже 582 неженатых, а на 1000 женщин – 560 незамужних. Тенденцию к уменьшению количества браков в начале ХХ века можно проследить по херсонской статистике. Если в 1900-м за полгода, с января по июль, на 73 тысячи жителей города было зафиксировано более трёхсот брачных союзов, то спустя 10 лет уже на 91858 жителей за восемь месяцев – всего 277 браков: 171 православного, 102 иудейского и 4 римско-католического вероисповеданий. Ещё спустя 7 лет, в 1917 году, в «свободной России» было заключено всего лишь 65% браков от числа зафиксированных до 1913 года!

В некоторых дореволюционных казённых учреждениях были официально приняты и высочайше утверждены правила, согласно которым служащие не могли жениться или выходить замуж без письменного на то разрешения начальства. Причём в некоторых случаях запрещалось сочетаться браком с представителем «иного ведомства». В старых херсонских газетах можно отыскать заметки под заголовком типа «Женился без разрешения» с указанием «преступника» и строгих мер наказания, применённых к нему. А наказания за подобный проступок были серьёзными, можно было даже лишиться «трудового стажа» для получения пенсии в будущем.

Продолжение темы – в следующем номере.

Александр Захаров
http://www.grivna.ks.ua/archive/subbotnij-vypusk/1531-sv-2016/sv-2016-50/58684-lyubov-moral-i-nravy-iz-proshlogo-khersonshchiny

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.