on-line с 20.02.06

Арт-блог

05.04.2019, 09:39

Апрель-2019

Апрельская прогулка (Ю. Визбор) Есть тайная печаль в весне первоначальной, Когда последний снег мне несказанно жаль, Когда в пустых лесах негромко и случайно Из дальнего окна доносится рояль. И ветер там вершит кружение занавески Там от движенья нот чуть звякает хрусталь Там девочка моя, еще ничья невеста, И грает, чтоб весну сопровождал рояль. Ребята, нам пора, пока мы не сменили Веселую печаль на черную печаль. Пока своим богам ни в чем не изменили, В программах наших душ передают рояль. И будет счастье нам, пока легко и смело Т а девочка творит над миром пастораль, Пока по всей земле, во все ее пределы Из дальнего окна доносится рояль.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новости региона

10.04.2019, 15:08

Епоха Вацлава Мошинського. Пам'яті Майстра

21.03.2019, 10:20

У Херсоні безкоштовно покажуть сучасне українське кіно

18.03.2019, 10:08

V Міжнародний конкурс малюнку «Ілюстрація до народної казки»

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Машинная ария века прошедшего.

Машинная ария века прошедшего.

Нынешнему молодому поколению, привыкшему с ранних детских лет к музыке, прочно оккупировавшей весь мир и непрерывным потоком льющейся из динамиков магнитофонов, плееров, приемников, телевизоров, мобильников и другой массы воспроизводящих устройств, наверное, невозможно представить, что всего лишь лет 100 тому назад все было совершенно по-другому. Тогда самыми популярными и весьма распространенными музыкальными коллективами считались духовые оркестры- неизменный атрибут городских пожарных обществ. Люди обеспеченные, интеллигентные, не чуждающиеся бравурной музыки, все же отдавали предпочтение фортепиано, скрипке, гитаре, мандолине. Всем прочим по душе была разухабистая гармошка. А ведь в это время существовали и другие, совершенно не привычные для своего времени музыкальные инструменты, такие как динамофон изобретенный и построенный Таддеусом Кэхиллом. Как, вы не знаете Кэхилла? А ведь между тем, именно он, еще в конце позапрошлого века, получил патент на «принцип и устройство для произведения и распространения музыки с помощью электричества». По сути, Кэхилл явился прародителем всех современных электромузыкальных инструментов.

В 1906 году им был построен первый электромузыкальный агрегат. Язык не поворачивается назвать это нечто музыкальным инструментом, так как весил он порядка 200 тонн и имел длину около 20 метров! А стоимость его оказалась просто таки фантастической. Впрочем, даже это ничуть не смутило гения. Основу этого «музыкального ящичка» составляли 145 электрогенераторов разной частоты с кучей всевозможных переключателей, индукторов и клавиш. Игра на этом агрегате производилась «в четыре руки», так как сам музыкант не мог одновременно играть и управляться с рычагами и переключателями. Музыкальный сигнал, издаваемый «динамофоном» или «телармониумом», так назывался этот аппарат, поступал непосредственно в телефонную линию, что позволяло абонентам телефонной сети, не выходя из дома прослушивать первые «электронные» концерты, состоящие из произведений Баха, Шуберта и Моцарта. Интересно, что эта машина удачно имитировала акустические музыкальные инструменты флейту, барабан, а также воссоздавала доселе неизвестные звуки. По отзывам современников, музыка, воспроизводимая на этом не обычном музыкальном аппарате, была мягкой и приятной для слуха. Вскоре изобретатель построил вторую машину и основал «английскую музыкальную компанию». Третья усовершенствованная машина была построена в 1911 году. Мощность ее была настолько велика, что не совершенная и не приспособленная для таких серьезных испытаний телефонная аппаратура выходила из строя. Судебные иски в пользу телефонных компаний, окончательно подорвали финансовую базу предприятия Кехила, которое закрылось в 1916 году. Сам гениальный изобретатель оставшийся без средств, влачил жалкое существование и через 18 лет умер в полной нищете, а имя его довольно быстро затерялось в тайниках истории.
 


Художник-фантаст начала прошлого века увидел в детище Таддеуса Кехилла основу будущего телевидения.

Конечно люди всегда умели и любили петь или играть на музыкальных инструментах, да вот только сохранить и воспроизвести спетое, у них ни за что не получалось. Вот так и мучались они бедолаги, каждый раз «вживую» исполняя музыкальные произведения, аж до 1877 года, до того момента, когда изобретатель Томас Алва Эдисон, преподнес миру свое фантастическое звукозаписывающее и воспроизводящее устройство фонограф.


Через 10 лет немец Эмиль Берлинер усовершенствовав Эдисоновскую машину, запатентовал первую граммофонную пластинку. Появившийся граммофон с пластинками оказался намного удобнее фонографа, в котором ( до 1929 года) все еще использовался валик. Первые механические приспособления для прослушивания фонограмм появились в Херсоне на рубеже смены веков. Поначалу это были единичные, привезенные из крупных городов экземпляры, но затем, по мере развития музыкально – механической отрасли, местные магазины, торгующие фортепиано, фисгармониями и роялями, начинают предлагать населению последние новинки заграничной техники:«Фонограф «Чудо» замечательно громко и отчетливо передает человеческую речь. Только 7 руб.»(1900г.)
 



Реклама музыкальных шкатулок в Херсонской газете «ЮГъ» 1901 год.

В это же время городские газеты сообщают о Берлинских опытах, проведенных датским физиком, соединившим телефон с «магнитофонографом» и получившим, таким образом, возможность фиксировать телефонный разговор в отсутствии абонента. Конечно, для захолустного Херсона, всего лишь четыре года назад познакомившегося с телефонной связью и только – только увидевшего первый фонограф, это было нечто из области фантастики. Но к 1903 году в быт горожан уже прочно вошел граммофон, сменивший быстро устаревший фонограф. Наряду с этой новинкой местным меломанам предлагался уже теперь напрочь забытый нами « Orgophon»:
«Новый, самый усовершенствованный ручной орган с приятным мелодичным тоном. Очень удобный для танцев. Большой выбор русских пьес.
Кабинетный «Оргофон» с 26 двойными голосами – 35 руб.
С одиночными -25 руб.
Салонный «Оргофон» с 26 двойными голосами.
Автоматически играет громче и тише – 50 руб.
Ноты стальные для всех сортов – 80 коп.»


Это устройство представляло собой тот же граммофон, но с некоторыми изменениями. В нем уже не было звукового «тюльпана», а «стальные ноты» представляли собой круглую пластинку с просечками. Диск крутился. Стальная «игла» попадая в просечки расположенные определенным образом, издавала «приятные, мелодичные» звуки.
Со временем , следуя по путям эволюции, граммофон потеряв свою неуклюжую трубу, стал пониже ростом и превратился в небольшой чемоданчик патефона. Который добросовестно отслужил своим владельцам примерно до средины шестидесятых годов прошлого столетия и даже после появления электрических приемников и проигрывателей, долгое время оставался незаменимым предметом у любителей загородных пикников. Конечно же, не смотря на свое великолепие, вся эта техника обладала рядом существенных недостатков. Постоянный подзавод пружины, затупившиеся иголки, треск и шипение, малый объем звучания хрупких пластинок (единственное музыкальное произведение на одной стороне диска). Хотя, наверно, кто тогда обращал внимание на такие мелочи.


И все же, в те времена, когда еще не было ни долгоиграющих пластинок, ни магнитофонов в Советской Союзе появился электрический музыкальный аппарат со временем звучания до 40 минут. Это казалось фантастикой! Впрочем фантастическим являлось не только время звучания , но и материал, на котором осуществлялась запись. Это была обыкновенная бумага, а авторами этой необычной машины, которая работала по принципу оптической записи появившегося совсем недавно звукового кино, были Б.Скворцов и Б.Светозаров . Аппарат получил название «Говорящая бумага». В отличие от кинопленочной записи, авторы предложили использовать на полосах бумаги запись в восемь звуковых дорожек, расположенных таким образом, что после окончания одной, следующая располагалась в обратном направлении. Этим исключалась необходимость перемотки ленты. Существенным преимуществом было также использование довольно простого типографского способа тиражирования и в отличие от граммофонных пластинок, неустанно и методично повреждаемых стальной иглой, гарантировало до трех тысяч прослушиваний без ухудшения первоначального качества записи. Да и само качество звучания было уже намного выше чем у патефона. На внедрение изобретения Скворцова и Светозарова, потребовался большой срок, но уже в 1940 году были выпущены первые экземпляры аппарата, отличавшегося несложным устройством и техническим совершенством. Первые записи «Говорящей бумаги» запечатлели речи партийных и государственных деятелей, музыкальные произведения джаз – оркестров Л.Утесова и А. Цфасмана, хор имени Пятницкого, Краснознаменный ансамбль песни и пляски Красной Армии, концерты популярных исполнителей народных песен и советских композиторов. Но, наверное, главным достижением отечественной звукозаписи была фонограмма оперы П.И.Чайковского «Иоланта» с подробным комментарием, содержавшая всего около двадцати бумажных роликов (Страшно представить этот объем в « граммпластиночном» эквиваленте).


К сожалению, времени для экспериментов оставалось совсем мало, начавшаяся Великая Отечественная война и наступившая впоследствии бурная эра развития магнитофонной записи, прервали дальнейшие работы над созданием не дорогих и довольно качественных бумажных фонограмм.
 

Новое в жизнь!

Местные городские газеты часто знакомили своих читателей с новинками, появившимися в Херсоне. В большей степени благодаря этим газетам оказалось возможным определить время появления тех или иных технических новшеств в городе. Так, судя по периодике, в 1901 году херсонцы, только познакомившиеся с немым кино, имели возможность лицезреть «театрограф, говорящую и поющую живую фотографию», а после 1910 года кинетофон Эдисона-сочетание кинематографа и фонографа. Мало того уже в первом десятилетии двадцатого века херсонские магазины предлагали всем желающим: «Домашний театр иллюзион, который заступает вполне все театры и иллюзионы. Картинки получаются как в натуре, в разных цветах, отчетливо без всякого мигания, большой величины. Театр иллюзион такой конструкции, что каждый с первого раза сумеет с ним обращаться. Роли в картинах исполняют всемирно известные артисты. Цены аппаратам № А. с тремя лентами в 150 картин- 7 руб. 50 коп. № В с пятью лентами в 250 картин- 15 рублей». Цены кинопроекционным аппаратам были прямо скажем, вполне «шаровые», в отличие от граммофонных и оргофонных. Механические музыкальные аппараты продавались по цене от 35 до 150 рублей. Это объяснялось тем, что проекционный аппарат был по сути своей совсем простым механизмом с ручным приводом, в то время как граммофон, снабженный заводной пружиной и редуктором скорости, являл собой довольно сложный аппарат.


Кроме « кино-музыкальной» аппаратуры, фирмы, фирмочки и магазины при посредничестве местных газет предлагали херсонскому обывателю массу полезных вещей: « Газовый карманный фонарик, дает посредством воды чудесное освещение. Цена 2 рубля 50 копеек». «Фильтр Карлик сохранитель здоровья, дает самую чистую воду, необходим дома и в дороге. Цена 3 рубля 50 копеек». «Стаканчики бумажные, складные, непромокаемые, карманные, необходимы каждому вне дома. Предохраняют от заразы. Цена за штуку 10 копеек». «Швейные машины компании Зингер Цена от 25 рублей». « Шлифованное туалетное зеркало с музыкой и часами, заграничной выделки, играющее красивые вальсы, польки для танцев, марши или народные песни, громко, долго, звучным и приятным тоном. Кроме того, часы показывают очень верно время. Цена только 7 руб.и 8 руб.». Самые обыкновенные карманные часы по своей стоимости были вполне доступны и людям с небольшим достатком. Стоимость их колебалась от 1 рубль 25 копеек, до двухсот- трехсот рублей, но это были уже часы золотые с брелоками, цепочками и прочими «наворотами». В первом десятилетии двадцатого века, Херсонская городская управа разрабатывала проект установки в общественных учреждениях и частных квартирах города электрических часов. Идущих синхронно с эталонными, установленными в помещении городской управы. Желающим присоединиться к общей часовой сети предлагалась следующая такса: За пользование часами с циферблатом диаметром 40 сантиметров - 25 рублей в год. По желанию абонентов, у себя в квартире можно было установить часы-будильник. Которые в нужный момент подавали мелодичные звуковые сигналы.


К превеликой радости игроков, завсегдатаев картежных клубов, князем Андрониковым, неоднократно попадавшемуся на удочку шулеров, была изобретена металлическая коробка «макандр» устраняющая возможность, накладки, передергивания и выкидывания карты из рукава. Что послужило внедрением в жизнь клубных собраний новых карточных правил.
Произошли коренные изменения и в стоматологии, если раньше основной формой анестезии, было завязывание глаз пациенту, то теперь врачи предлагали удаление зубов без боли: «Пациенты подвергаются действию анестезирующих паров закиси азота, а в это же время уши его сообщаются с трубой фонографа, наигрывающего какую нибудь веселенькую мелодию».
Для облегчения тяжелого и не благодарного труда прачек в газете можно было найти вполне «современные» объявления о продаже различных видов стиральных машин: «Случайно продается стиральная машина Шмидта «Зенит» с выжималкой. стирает до 30 штук крупного белья в час. Белье не рвет. Экономия в мыле и рабочих руках 50 %». « Чудо 20 века. Вновь усовершенствованный ручной аппарат прачка-американка «Колумб», которая стирает белье воздухом 200 и более штук в час. Необходим в каждом доме и хозяйстве. Огромная экономия денег , времени и труда. Стирает всякое белье, скоро, чисто и легко, предохраняет от порчи, обращение удобное, величина менее аршина( 71 см.). Цена аппарата за штуку прежде 10 руб., теперь только 4 р. 55 коп, 3 штуки- 12 руб.».


Знаменитая печатная машинка «Ундервуд»- не досягаемая для простых смертных чудо –техника конца 19 века.

Всем, кто занимался писательской деятельностью или делопроизводством, уже с первых лет нового века предлагались пишущие машинки американского, английского или немецкого производства. Конечно, цены на них были непомерно высоки, до трехсот рублей. Но уже в1910 году в местных газетах появились рекламки следующего содержания: «До настоящего времени не существовало такого удобства, чтобы можно было носить с собой в кармане пишущую машинку. Которой можно пользоваться, где человек бы не находился. Оказывающей те же самые услуги, что и дорогая пишущие машинки. Благодаря развитию техники, удалось усовершенствовать такую конструкцию карманной пишущей машинки, что знающий лишь азбуку может с первого же раза на ней писать. Цена только 4 руб.95 коп.»


В период первого десятилетия двадцатого века начинались разработки и в области холодильной промышленности. Херсонские газеты приглашали желающих на выставку и первый международный конгресс по холодильному делу, который состоялся в июне 1908 года в Париже.


Изобретатели городские и сельские.

Нужно отметить, что Херсонские обыватели не оставались в стороне от технического прогресса, захлестнувшего весь мир. Известен факт изобретения и постройки оригинального летательного аппарата херсонцем, студентом санкт-петербургского политехнического института А.А .Фальц-Фейном.
Л.Б.Теплицкий изобрел, запатентован и запустил в производство на принадлежащем ему бетонно-механическом заведении огнетушительный аппарат «Саламандра». Надежность которого, была высоко отмечена специалистами.
Городской брандмейстер Е.С. Федотьев изобрел универсальную пожарную линейку (специальный фургон на гужевой тяге), упряжь и тормоза. Это изобретение позволило затрачивать на закладку лошадей по тревоге не более 40-50 секунд. Что было чрезвычайно важно.
Херсонский обыватель А. Михайлов придумал и установил в «Петербургской» гостинице аппарат, названный им «электроузнаватель», который определял, находятся ли проживающие в номере или же отсутствуют.


Местными промышленниками Эженом и Евгением Вадонами были изобретены гатерные станки и усовершенствован трехступенчатый центробежный насос.
Бывший житель Херсона, сын практиковавшей в средине 18 века на Забалке знахарки «бабки Аврашки», Д..Я. Аврахов, прославился в Российской столице как изобретатель «индийского бальзама»- радикального средства при лечении сифилиса и его последствий.
Изобретали «нужные» вещи и в глухих селах Херсонской губернии. Так крестьянин Плотников, после « долгих и упорных трудов, изобрел галоши из жести. «Жестяные мокроступы», как их здесь зовут, намазываются лаком с сажей и по внешнему виду ни чем не отличаются от резиновых. Стоят они 40- 50 копеек за пару. Изобретение Плотникова покупается на расхват. Говорят, что изобретатель собирается везти их в Москву для демонстрации».


Проживающий в селе Богоявленском местный мастер В.А.Мельниченко изобрел целый ряд сельскохозяйственных машин. Им были придуманы и с успехом использовались: автоматическая мотыга, жатвенная машина, фрезерный плуг, катковый экспиратор для разрыхления почвы и уничтожения сорняков, молотилка для подсолнухов и маслоотделитель. Эти сельскохозяйственные машины получили самую высокую оценку специалистов, правда, вот дальше полей Богоявленска, дело не пошло. А через несколько лет фрезерный плуг был запатентован за границей.


Не прекращали изобретать Херсонцы и в грозные годы Первой Мировой войны. Так некий патриот предложил делать для действующей армии одеяла из старых газет: «Берут пятьдесят старых газет. Листы раскладывают так, чтобы один заходил за другой и между ними, не было промежутков. Затем прошиваются во всех направлениях толстой иглой и мягкой бумажной ниткой, пока не получится плотная масса. Чем больше прошивать, тем прочнее будут одеяла. Такое одеяло можно сделать без всяких расходов, или , во всяком случае, очень дешево. Оно может быть сделано в течении 2 часов ребенком. Очень теплое, мягкое и прочное». Были изобретения и посерьезней. Старший писарь А.. Михайлов отправил на имя военного министра проект изобретенного им способа уничтожения неприятеля и его сооружений. Ответы главного военно- технического управления были не в пользу изобретения: «По идее построить можно, но практически для применения в армии не может быть рекомендовано, так как не дает правильного направления. Вред который будет произведен, не окупит затрат и т.д.». Обиженный писарь через газету обратился к не равнодушным гражданам России, с просьбой о помощи для постройки «страшной» установки, но в стране уже царило предреволюционное настроение, начинался хаос и ни кому уже не было дела до каких то там изобретений…
Много нового и интересного рождено было веком ушедшим, и многими усовершенствованными изобретениями мы пользуемся до сих пор.

 
Херсонские миноносцы.

В начале девятнадцатого века в России существовало две организации имевших право заказа и осуществления постройки военных судов: Морское министерство и Комитет по усилению военного флота на добровольные пожертвования. Причем, главное из них, Морское министерство, строило корабли в соответствии с государственной программой и при наличии бюджетных средств, которых всегда не хватало. Комитет же, начинавшийся как общественная организация, впоследствии Высочайше утвержденный Николаем 2 как организация государственная, существовал на добровольные пожертвования и обладал столь крупными финансами, что только за период с 1905 по 1907 год построил и передал военному флоту страны 22 крупных военных корабля и 4 подводные лодки. На оставшиеся от строительства судов средства, Комитетом был разработан и построен первый турбинный эскадренный миноносец нового класса «Новик», отличавшийся от своих собратьев рядом преимуществ, в скорости, а также техническим и огневым вооружением. Кроме того, строительство миноносцев этого типа не требовало чрезмерных капиталовложений, огромных эллингов, стапелей, модернизации предприятий и могло быть выполнено силами небольших частных судостроительных заводов. Морское министерство, предварительно изучив возможности и предложения таких заводов, в феврале 1912 года заключило первые контракты на постройку миноносцев с частными предприятиями: Петербургскими: Металлическим, Путиловским, Невским, Николаевским «Наваль», и Херсонским заводом Вадона.


Военная верфь Херсона.

Не задолго до этого, в конце 1911 года Херсонский предприниматель, владелец чугунно-литейного и судоремонтного завода Евгений Иосифович Вадон, с целью расширения производства, подал в городскую управу прошение об аренде участка городской земли на Карантинном острове. Ходатайство было удовлетворено. Для строительства судов отвели место по левому берегу реки Кошевой сроком на двенадцать лет. За осуществление предприятия на новом участке взялся сын Евгения Иосифовича, Александр Вадон.


На этом пустынном берегу реки Кошевой в 1912 году Александр Вадон основал новое предпричтие.

На пустынном песчаном берегу было устроено три судостроительных стапеля, построено деревянное двухэтажное здание конторы и каменное здание мастерской. Одним из первых заказов выполненных новой судостроительной верфью, была постройка буксирного парохода для управления севастопольской крепостной артиллерией. В феврале 1912 года, стало известно, что предприниматель получил крупный государственный заказ на строительство военных судов. Эта новость всколыхнула сонную атмосферу губернского города Херсона. Еще бы! Новое предприятие сулило немалые выгоды для городской общины. Городской голова Н.И.Блажков в интервью газете «ЮГъ» отмечал: «Для Херсона устройство судостроительной верфи важно в том смысле, что ремесленный люд будет иметь заработок, кроме того, и престиж города возрастет, что особенно в наших интересах. Благодаря военной верфи Вадона город получит много шансов на то, что в Херсоне будут учреждены кассы судостроения. Затем, существование в городе такого крупного предприятия с многочисленным штатом рабочих, благотворно отразится и на городском благоустройстве. Городу, например, придется строить мост через реку Кошевую для объединения с Карантинным островом. Вообще херсонцы должны только радоваться открытию такого крупного предприятия, которое приобретает особенное значение при осуществлении грандиозного водного пути Херсон-Рига.


25 апреля 1913 года состоялось торжественное освящение нового предприятия. А уже к 15 мая Металлический и Путиловский заводы отправили в Херсон все оборудование для строительства эсминца «Счастливый» и часть корпуса эсминца «Быстрый». Срочный военный груз шел в Херсон водным путем вокруг Европы более пяти месяцев. Произошла непредвиденная задержка и в изготовлении судовых турбин, так как в Гамбурге и Штеттине, на заводах фирмы «Вулкан», выполнявших российский военный заказ, вспыхнула массовая забастовка рабочих. Что в совокупности на длительное время отодвинуло сроки начала строительства судов. Только в октябре 1913 года на новой судоверфи Александра Вадона состоялась закладка корпусов эсминцев «Счастливый», «Пылкий» и «Быстрый». К концу года, вместе с турбинами прибыли представители немецкого завода «Вулкан» во главе с инженером Дюрингом. Так как в городе не нашлось достаточного числа квалифицированных рабочих, Путиловский завод командировал в Херсон своих специалистов (до 300 человек). Количество рабочих занятых на сборке кораблей превысило тысячу человек. Квалифицированные Путиловские рабочие зарабатывали на строительстве миноносцев от 4 до 4, 5 рублей в день, херсонские от 2,5 до 3 рублей. Такая большая разница в оплате труда положила начало конфликту между двумя группами рабочих, что тоже тормозило выполнение плана сдачи судов. «Путиловские специалисты и мастеровые работают на ответственных работах, чего нельзя сказать о херсонцах. Когда херсонцы отказываются работать в двунадесятые праздники, путиловцы предлагают свои услуги, даже на Новый год и Рождество. Путиловцы работают ежедневно сверхурочно, чтобы быстрее закончить и уехать» -отмечал в своем докладе разбирающий причины конфликта фабричный инспектор.


Но, даже не смотря на эти серьезные проблемы, весной 1914 года закончились стапельные работы на миноносцах. 16 марта 1914 года состоялся торжественный спуск первого херсонского миноносца «Счастливый». 25 мая со стапелей сошел «Быстрый», а уже 15 июля эсминец «Пылкий».


Спуск построенного на верфи А.Вадона миноносца «Счастливый» в марте 1914 года.

После убийства в Сараеве эрцгерцога Франца-Фердинанда германские специалисты спешно покинули Россию. С началом войны осложнилась и доставка грузов морским путем вокруг Европы. Возросли нагрузки на железнодорожный транспорт. В связи с отсутствием подъездных железнодорожных путей к Херсонскому порту, оборудование для миноносцев было доставлено в Николаев, где перегружено на баржи и вместе с плавучим краном отбуксировано в Херсон. Бригады сборщиков усилили большой группой специалистов присланных Путиловским заводом. Военное министерство торопило, требуя к началу ноября 1914 года приступить к испытанию турбин и вспомогательных механизмов. Работы уже подходили к концу, когда пожар, уничтоживший 26 октября столярную и такелажную мастерскую, а также материальный склад, где хранились компоненты оборудования эсминца «Быстрый», едва не привел к срыву намеченных сроков. Положение спасли николаевцы, сгоревшее оборудование заменили заготовленным для эсминца «Поспешный», на строительстве которого еще продолжались корпусные работы.


К концу ноября 1914 года на «Быстром» и «Пылком» были опробованы главные турбины и в декабре суда отправились в свое первое плаванье в Севастополь. Эсминец «Счастливый» отшвартовался на зимовку в Николаеве. Весной 1915 г приемная комиссия под председательством контр-адмирала А.А. Белоголового приступила к испытаниям херсонских миноносцев. Испытания прошли успешно, и в начале лета новые миноносцы вошли в минную бригаду Черноморского флота.


Боевой путь херсонских миноносок.

Основной задачей минной бригады Черноморского флота, была постановка заграждений у Босфорского пролива и блокада турецкого побережья. Действия миноносцев были направлены на уничтожение турецких транспортных судов, в первую очередь перевозящих стратегические грузы. Уже к началу 1916 года прибрежному судоходству Турции участвующей в войне на стороне Германии, был нанесен непоправимый урон. К концу года в составе турецкого флота осталось всего два угольных транспорта. Вследствие отсутствия угля, крупные военные суда не могли развести пары и выйти в море. Русские многоцелевые миноносцы типа «Новика», обладающие преимуществом в скорости и вооружении, безраздельно властвовали у Турецких берегов. Только 6 октября Эсминцы «Счастливый», «Поспешный» и «Пронзительный», совершившие рейд в Синоп, уничтожили более 60 парусных судов противника.
 


Эскадренный миноносец «Счастливый».

Не смотря на развитие революционных событий в стране, в целом успешным для черноморских «Новиков» был и 1917 год. Однако 1918 стал черной вехой в истории Черноморского флота. Значительная часть военных кораблей была захвачена немцами в Севастополе, среди них находились построенные в Херсоне миноносцы « Быстрый» и «Счастливый». Возникла угроза захвата остатков судов Черноморского флота успевших уйти в Новороссийск- порт, не приспособленный для длительной стоянки военных кораблей. Так как другие порты Черноморского бассейна еще менее подходили для этих целей, суда оказались блокированными в Цемесской бухте. Вскоре был получен приказ: «Ввиду безвыходности положения, доказанной высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедленно. Председатель Сов.Нар.Кома В.Ульянов (Ленин).»


Большая часть революционно настроенных экипажей военных судов поспешила выполнить ленинский приказ. Однако шесть эскадренных миноносцев, в числе которых был миноносец «Пылкий», решили следовать в Севастополь. 3 мая на сдавшихся черноморских «Новиках» были подняты флаги кайзеровской Германии.
После вывода войск интервентов с территории России, русские военные суда были переданы войскам генерала Деникина и барона Врангеля.
В 1920 году покидая Крым, последний оплот белого движения юга России, врангелевцы увели с собой все военные суда. В Севастополе остался лишь подорвавшийся на мине эсминец «Быстрый». Дальнейшая судьба захваченных херсонских эсминцев оказалась достаточно печальной. При переходе на французскую военно-морскую базу Бизерте в Тунисе, попав в сильный шторм в бухте Мудрос, вблизи острова Тенедос, в Эгейском море, затонул «Счастливый».


Эсминец «Пылкий» благополучно дошедший до Бизерте, в ожидании своей участи долго ржавел в числе других российских кораблей на военно-морской базе. После срыва французским правительством в 1925 году переговоров о передаче захваченных военных кораблей СССР, был отправлен на слом.
 


Эсминец «Пылкий» в расцвете боевой славы.

Последний херсонский «Новик».

По окончании гражданской войны Советская Россия приступила к возрождению Черноморского флота. Затопленный в Севастополе эсминец «Быстрый» был поднят, отремонтирован и 2 декабря 1927 года под новым именем присоединен к черноморскому дивизиону эскадренных миноносцев. Восстановленный корабль назвали в честь легендарного полководца гражданской войны М.В.Фрунзе. 14 лет прослужил эсминец «Фрунзе» советскому флоту. В его послужном списке дежурства по охране южных рубежей страны, судно совершило мирные визиты в Турцию и Италию.


В начале Великой Отечественной войны немецко-румынские войска, имевшие значительное превосходство в живой силе и технике, попытались с ходу взять Одессу. Но благодаря самоотверженности защитников приморского города это не удалось. Огромную помощь осажденным оказывали суда Черноморской флотилии, в числе которых находился и эсминец «Фрунзе».
21 сентября 1941 года во время спасения личного состава с горящей канонерской лодки «Красная Армения» в районе Тендровской косы, эскадренный миноносец «Фрунзе» принял неравный бой с девятью немецкими «юнкерсами». Израсходав весь боезапас зенитных пушек, судно оказалось во власти пикировщиков. Прямое попадание авиабомбы в район полубака эсминца, разрушило ходовой мостик. Очередная бомба попала в корму , корабль стал тонуть. Под непрекращающейся бомбежкой, с невероятными усилиями морякам удалось дотянуть до Тендровской косы и вывести горящее судно на мелководье. Из команды «Фрунзе» в живых осталось 110 человек, погибли 50.
Так героически окончилась не долгая, но славная жизнь последнего херсонского «Новика».
 


Эсминец «Быстрый» получивший имя советского полководца Фрунзе, достойно сражался с врагами, защищая подступы к Одессе.

Виктор Хмель (Александр Захаров).

 

Продолжение следует...
 



 

 

 

 

2. 09.02.2015 09:55
Редакция
Уважаемая Татьяна, Ваш запрос попал к адресату. Однако не совсем понятен номер контактного телефона...
1. 08.02.2015 22:18
Губская Татьяна
Виктор Адольфович,на старом некрополе Николаева похоронен Александр Вадон.Отзовитесь,я работаю в Николаевском музее, пишу книги по некрополю и др.С ув.Татьяна Губская.0973358113889683

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.