on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.12.2019, 09:37

Декабрь 2019

ГРУДЕНЬ Уночі мороз поволі Інеєм упав на шлях… Спотикається на полі Місяць грудень по грудках. І тому такий він гнівний, Дружить з вітром крижаним. А хуртеча рівно-рівно Засипає слід за ним. Сипле сніг, мов стеле килим, Щоб за груднем із дібров Тим рипучим снігом білим Рік Новий до нас ішов. М. Литвинець  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Новости региона

12.11.2019, 09:47

Творчий вечір Сергія Жадана!

08.10.2019, 10:24

Закінчився XIV Міжнародний фестиваль аматорського кіно «Кінокімерія-2019»

03.10.2019, 10:10

У «Gameplay: Фантастичні хроніки» грала херсонська молодь

> Персоналии > Литература > Цветкова Ирина Сергеевна > Мои плахи на всех площадях

Ирина Цветкова


МОИ ПЛАХИ
НА ВСЕХ ПЛОЩАДЯХ

Я снисхожденья не прошу,
Уже отмечена Тобой:
Я Божий дар в себе ношу
И за него плачу судьбой.
Я за талант плачу судьбой,
На личный выбор права нет.
И жизнь останется золой…
Я всех прощу на склоне лет.
Я не хочу других путей,
Ни власть, ни ложная молва
Не запретят в безумье дней
Мне буквы складывать в слова.



Посвящение России

Я – гений, пророк, я – Мессия,
Звучит мой торжественный глас.
Приду на рассвете в Россию,
Явлюсь к вам в предутренний час.
От крови хмельную державу
Смогу наконец отрезвить,
Вернуть ей всемирную славу
И язвы на теле омыть.
Упавшие ваши знамена
Мы с вами поднимем опять.
И будут над миром короной
Кремлевские звезды сиять.
У неблагодарной Европы
Забывшей, кто спас от оков,
Не будем проситься в холопы,
Не встанем в шеренгу рабов.
Я – гений, пророк, я – Мессия,
Вы слышите добрую весть:
Несу я тебе, о Россия,
Величие, славу и честь.


Родине

Ты, Отчизна, сегодня убога,
Твое рубище падает с плеч.
Не проси покаянно у Бога
То, чего не смогла уберечь.
Мы иконы, смеясь, оплевали,
Прославляя иных «мудрецов».
На костях мертвецов пировали,
Отвергали заветы отцов.
Мы державу свою погубили,
Оценили страну за гроши,
Растащили, продали, пропили…
В этом стоимость нашей души.


Прощание с театром

Старая актриса на пустынной сцене
Навсегда прощалась с запахом кулис.
Юная Сильфида, как жестоко время,
Быстро мчится жизнь актеров и актрис.
Здесь она царила, здесь она играла,
Здесь она любила – и немало лет.
Вспомни молодость и тех, с кем начинала,
Всех друзей, партнеров – их давно уж нет.
Плакала актриса, преклонив колени,
Занавес целуя, попрощалась с ним.
Может, не узнает зритель о подмене –
Сцена и успех завещаны другим.


Подводной лодке «Курск»

Словно раненый кит,
Опустилась на дно.
Приговор нам гласит:
Не спасется никто.
Там, где холод глубин,
Наш последний парад.
Из-под мертвых руин
Ты увидишь мой взгляд.
Нам чудес не пророчь.
Лишь цветы на волне...
Нерожденная дочь!
Вспоминай обо мне.


* * *

Я стремился вперед, я был молод, горяч,
Словно конь молодой, я ударился вскачь.
Я изранил копыта, я рвал удила,
Но уздечка и шагу ступить не дала.
Стал я в путах тогда разъяренным быком,
Надзиратель меня успокоил кнутом.
Я ушел в облака, чтобы песню запеть,
Но опять я не смог далеко улететь.
Я был раненой птицей, я бился об лед,
Я кричал, что хочу продолжать свой полет.
Лишь глухое молчанье мне было в ответ,
Обо мне не хотел вспоминать белый свет.
Я хотел, чтобы голос услышали мой,
Человеком я стал, я гордился собой.
Хладнокровный палач преподал мне урок:
Завязал мне глаза и нажал на курок.


Поколение – ХХI

Мы рвем у жизни каждый миг,
Мы пьем взахлеб шальные дни,
Чтоб каждый час был часом-пик,
Секунды – яркие огни.
Не прячь своих счастливых глаз
И наслаждайся каждым днем.
Пусть мир подстроится под нас!
Вот это жизнью мы зовем.
Лови удачу на лету –
Один ведь только раз живешь.
И жизнь свою одну, ОДНУ!
Не променяй на медный грош.
Живи сейчас, а не потом,
Когда все превратится в гарь.
Кто – по частям, кто – целиком
Мы все положим на алтарь.


Всем тем,
кто погиб молодым

Стая птиц белоснежных поднимется ввысь
Наберет высоту и уйдет в облака.
Так и мальчики наши отправятся в жизнь,
Что из детства была для них так далека.
Все уходят в полет, но не все долетят,
Кто-то рухнет на землю с подбитым крылом.
Потеряв одного из своих лебедят,
Стая птиц закурлыкает грустно о нем.
Этой новой потерей пополнился счет,
И тоскою и болью сожмутся сердца.
И мальчишка, взрослея, однажды поймет,
Что он будет в полет уходить без отца.


* * *

Я завидую тем, кто погиб
На лету, на скаку, в одночасье,
Кто, пронзенный стрелою, поник.
Моментальная смерть – это счастье.
Как хочу я покоя не знать,
Мчать навстречу огню и ненастью,
И себе снисхожденья не дать,
И не быть у Фортуны под властью.
Пусть однажды с кусочком свинца
Окажусь я в земной тверди.
Но стихам моим нет конца –
И не будет моей смерти!


Ушедшим

светлой памяти дедушки Чухчина Д.Н.1

Любовь, разлуки, море и борьба –
Такая нам предписана судьба.
И даже самые нелегкие пути
Нас честь и совесть обязали все пройти.
Придете позже, гордые потомки,
И среди множества названий громких
Дадите ледоколам наши имена.
Не слава в Арктику звала,
Мы не за ней ушли во льды,
Не ожидая благ судьбы,
Комфорт, уют забыв в походах,
Мы шли на крошках-пароходах
Сквозь льды арктических морей,
И память тех мятежных дней
Она как факел негасимый,
Она наш миг неповторимый.
…Любовь, разлуки, море и борьба –
Такая нам предписана судьба.
Разлука встречей побеждалась,
Любовь навеки в нас осталась.


Еврейская мадонна

Босиком по колючей стерне
Ты идешь с расплетенной косой.
И сынок твой не плачет во сне,
Ты – мадонна второй мировой.
Ни заплакать, ни вскрикнуть тебе,
К эшафоту идешь, чуть дыша.
Пусть Европа в дыму и огне,
Не спугни тихий сон малыша.
Затуманились лики икон,
Все рыдают они над сестрой.
Леонардо, ты видишь мадонн
На просторах второй мировой?
Здесь не жгут поминальных свечей.
Бухенвальд и Дахау. Освенцим.
В поднебесье шел дым из печей,
Где горели мадонна с младенцем...


Л.Д.Чухчиной

Сколько раз ты меня выставляла у края,
Завязав мне глаза, ты стреляла в висок.
Только я до сих пор, до сих пор я живая,
Хоть лечу со скалы, и мой крик пересох.
Ты лишила и хлеба и крова меня,
Подносила огонь к воспаленным губам,
С мастерством зверолова по жизни гоня,
Выставляла меня на потеху шутам.
Ты дала мне узнать боль и ужас Голгоф,
И стою я сейчас средь бесчестья и срама
В окруженьи Иуд, подлецов и шутов
И тихонько шепчу: «Что ж ты делаешь, мама?»

 

* * *

Дом родной, ты меня не зови,
Я к тебе не вернусь никогда.
В моем доме стены в крови,
Там померкла моя звезда.
В окаянные дни хлебала
Я похлебку из крови и слез.
И я цену тогда узнала
В малолетстве седых волос.


Моим судьям

Страстотерпица, схимница я,
Я инокиня в жизни мирской.
Я живу неприкаянной странницей
И судьбу принимаю такой.
Нож у горла, на шее петля,
Руки скованы, ноги в цепях...
Полюбуйтесь же, вот она – я,
Мои плахи на всех площадях.
Я бреду по земле босиком,
Все пытаются плюнуть и пнуть.
Обойду стороною свой дом,
Там всегда проклинали мой путь.
И никто за меня не помолится,
Чтобы муки и страхи убить.
А терновый венец больно колется
И дыханья пульсирует нить.
Вы не слышите стона из уст,
Вы не знаете, как это терпится.
Добавляйте на плечи груз –
Понесет и его страстотерпица.


* * *

Далеко за чертою детство,
Захлебнулась в крови душа.
Мне не деньги достались в наследство,
От семьи не имею гроша.
Чтобы не был мой путь так тяжел,
От пиитов прошедших времён
Получила я русский глагол,
Чтоб продолжить тот список имен.
Пусть душа огрубела от шрамов,
Я отныне навек поклянусь
На крестах православного храма –
Прославлять дорогую мне Русь.


1 марта 1995 г.

Памяти Владислава Листьева

1

Этот темный подъезд – последний мой дом.
Суждено мне со смертью встретиться в нем.
О, злодейка с косою, тебя я не ждал,
Но кровавый час-пик и с тобою настал.
А за дверью подъезда – весна,
Но меня обманула она.
Эти люди пришли, чтоб убить,
А сегодня так хочется жить!
Неотрывно глядят два ствола.
Что так медлите, господа?
Я успею подумать о ней,
О любимой, что ждет у дверей.
До неё лишь полсотни шагов...
Смерть! К тебе я еще не готов.
Но мне страшно на дуло смотреть.
Как обидно до срока сгореть!
Я совсем не хочу умирать,
Не успел я о главном сказать.
Я так много ещё не успел,
Но прищурился чёрный прицел.
Все надежды, мечты – это прах,
Моя жизнь в ваших грязных руках.
Русский парень к барьеру идет,
Может, кто-то об этом споет.
Эти профи без промаха бьют,
Эти пули летят, не свернут.
Содрогнется от боли страна,
В этот день все осушат до дна.
Всех разбудит нежданная весть,
Через час вы все будете здесь.
Почему я сейчас одинок,
Почему мне никто не помог?..
Смерть меня в этот миг позовет,
Остановится сердце мое...
Вот и всё. А теперь – бездна...

2

Свет неяркий. Грустит на столе микрофон,
Ждет того, кто уже никогда не придет.
И твердит, как мольбу, как заклятие он:
«Ты вернись, опустевшая студия ждет».
Той неистовой ночью рыдала луна,
Но никто не откликнулся в черной ночи.
И свидетель безмолвный одна лишь она.
Нам осталось лишь горькое пламя свечи...
Эти свечи как отблеск шального огня.
Ты упал, но никто не подставил крыла.
Мы пришли рассказать, как мы любим тебя,
Но опять, но опять опоздали слова!
Запоздалые речи – как горьки они!
Опоздали слова, опоздали цветы.
Ты прости нас, кумир, что в весенние дни
Не закрыли все вместе тебя от беды.

Ты вернись – опустевшая студия ждет…

Спартак

Снова трубы на битву зовут,
Гладиатор, на бой выходи.
В исступленьи трибуны ревут:
«Победи же, Спартак, победи!»
Ты силен и клинок твой не туп,
На восстанье рабов поведи.
И сорвется с запекшихся губ:
«Победи же, Спартак, победи!»
Снова ночь на земле колдует,
Но светло от безумной любви.
И Валерия крест целует:
«Победи же, Спартак, победи!»
Вдоль дороги распяты рабы…
Здесь поэт нацарапал стихи.
И кричали безмолвно столбы:
«Победи же, Спартак, победи!»

Посланье
минувших веков
(баллада)

Плачь, Ярославна, над бурной рекой –
Старые волхвы отняли покой.
Было виденье в купальскую ночь,
Боги – и те здесь не в силах помочь.
Аистов белых – гоните их прочь,
Чтоб не дарили ни сына, ни дочь,
Чтоб не родились ни дети, ни внуки,
Чтоб не коснулись их адские муки.
Пусть обрываются нити потомства,
Пусть не узнают они вероломства
Атомной смерти – Черной Звезды,
Павшей однажды с небес, с высоты.
В самое сердце попала проклятая –
Кровью исходит моя Украина распятая...
Алчные демоны смерти кружат,
Дело свое молчаливо вершат.
Над колыбелью склоняясь в гримасе,
Вдруг захохочет лукавый в экстазе
И унесет малыша за собою,
Детское ложе оставив пустое…
Волхвы седые рыдали в ночи.
Ты, Ярославна, хоть плачь, хоть кричи.
«Мудрые старцы, ответьте без лести:
Кто и за что удостоил нас мести?
Это бушует неистовый бес
Иль роковое проклятье небес?
Может, потомки престольных князей

Тяжко грешили в дороге своей?»
Головы долу волхвы опустили,
Молча ушли, попрощаться забыли…
Сердце свое, Ярославна, уйми
И не позволь разорваться в груди.
Будешь молиться и нощно и денно,
Чтобы смягчить наказанье Вселенной.
«К вам простираю из древности руки,
Мне неизвестные дальние внуки.
Я за всех вас смиренно молюсь.
Спаси и помилуй великую Русь!»


Песнь о Малуше

Идолы из камня не отводят взор,
В каменных глазах упреки и укор.
Княже Святослав в минувшие лета
Целовал Малушу в сладкие уста.
Ты не смей, Малуша, княжича любить,
Ты холопской крови, вместе вам не быть.
Зря любовь и счастье ты к себе зовешь,
Родилась рабыней – ею и умрешь.
Не с тобой, Малуша, он пойдет к венцу,
Царская корона слугам не к лицу.
Откажись, Малуша, душу не калечь.
А княгиня Ольга так держала речь:
«Ты пошто посмела княжича любить?
Ты холопской крови, вместе вам не быть.
Зря любовь и счастье ты к себе зовешь,
Родилась рабыней – ею и умрешь».
С княжескою свитой едет господин,
Киевский владыка – твой родимый сын.
Ты в толпе несчастных, нищих и калек...
Не рыдай, Малуша, вот и прожит век.
Ты не смей, Малуша, княжича любитъ,
Ты холопской крови, вместе вам не быть.
Зря любовь и счастье ты к себе зовешь,
Родилась рабыней – ею и умрешь.
Юный князь Владимир – Бог его спаси –
Новая страница в хронике Руси.
Отзовись, Малуша, где твои следы,
В летопись вписала только имя ты.


Пират

Я – пират Средиземного моря,
Я безжалостной смерти лакей.
И живу я, с Фортуною споря,
Одичалый скиталец морей.
Стан веселой проказницы Евы
Обнимаю я твердой рукой,
Звон пиастров, лобзания девы –
И не нужен пирату покой!
Я – бесстрашный корсар. В океанах
Я гроза королям и купцам.
Не мешайте мне в милых забавах,
Я отправлю всех вас к праотцам!
Стан веселой проказницы Евы
Обнимаю я твердой рукой.
Звон пиастров, лобзания девы –
И не нужен пирату покой!
Потопили эскадру султана,
Турок – за борт, красоток – сюда.
И владелец пустого кармана
Будет счастлив всю ночь до утра.
А строптивых мы вздернем на рею,
Только кружку полнее налей!
Ром и женские ласки согреют
Флибустьеров испанских морей!


Посвящение

Избранника судьбы благослови,
Не отведи руки с его чела.
Путь одинокого певца любви
Звездой триумфа увенчай.
Успех его пусть длится долгий срок,
Но чтоб не стал тяжел ему венец.
А если бурю уготовит рок –
Не упадет, не склонится Певец.
Пусть недруги, сокрыв оскаленные пасти,
Не обнажают острие клинка.
Пусть не ложатся карты черной масти
И не витают тени Машука.
Когда истомленные губы припадут
К другим устам, уставшим ждать,
То лишь тогда я призову
Благословенье перст разъять.


Шахматистке

дочери Светлане

Как всегда, черно-белый расклад,
Черный ферзь и черный король...
Шаг за шагом – и снова пат.
Научись не показывать боль.
У тебя еще все впереди,
И ты будешь за годом год
Черно-белой дорогой идти,
Ведь часы только начали ход.
В черно-белом поле твоем
В твоей партии главная роль.
Будь хозяйкой, будь белым ферзем,
Где-то ждет тебя белый король.
Будешь ты королевой белой,
Как ходить – это выбор твой.
Ход фигур поменяешь смело,
Только пешкой не будь чужой.
И не зря в твоем имени свет,
Пусть пока нам поставили пат,
Тебе только шестнадцать лет,
Это значит – еще не мат!


Близким

О, как саднили раны на спине
И как кровоточили раны!
Те, кто ножи вонзили мне –
Их ложь низка и каверзны обманы.
От каждого из них торчит свой нож
И новые воткнуть они мечтают.
И кто в мой дом был прежде вхож,
В меня стальные лезвия метают.
Вы все метальщики ножей,
Неумолима справедливость ваша.
И мною выпита еще до книжных тиражей
Отравленная вами чаша.


* * *

Да сохранит любовь моя
Тебя от горестей и бед.
Пусть будешь ты, вдали живя,
Теплом и нежностью согрет.
Пусть обойдут тебя невзгоды,
Я сберегу тебя от них.
Тебя ведь даже через годы
Любить я буду каждый миг.
Я отведу беду лихую,
Чтобы она тебя не жгла.
Я помолюсь за ту, другую,
Что счастьем в жизнь твою вошла.


Завтра

Завтра утром стану я свободной.
Завтра я смогу тебя забыть.
Стану я циничной и холодной
И не буду о тебе молить.
Больше я не буду ждать у двери,
Буду знать, что ты уж не придешь
И отныне я тебе не верю,
Да и ты меня нигде не ждешь.
Для тебя постеленное ложе
Я сомну недрогнувшей рукой.
Ты ничем отныне мне не должен.
Ты ищи утехи у другой.
Нам двоим иная ляжет карта,
Ты свободен – ветер в паруса.
Только как одной дожить до завтра
Я молю – ответьте, небеса.

 

* * *

Прости за опавшие листья в саду,
За рокот прибоя, за бурю и мглу,
Прости за погасшую в небе звезду,
За ливни и грозы на старом лугу…
 

Кукольный портной

В каком-то городе (не сказано),
Жил старый кукольный портной.
Он шил, что фабрикой заказано,
Строчил для кукол платья и манто.
О сцене он мечтал и о показах мод,
В его красивых платьях там девушки идут.
В лучах прожектора, счастливый, он встает...
Он променял бы жизнь за счастье тех минут.
Он забывал про старый свой подвал,
Он куклам шил, а видел полный зал,
И он его коллекцию признал,
Восторженно ему рукоплескал.
В подвале умер кукольный портной,
Остался только старенький комод.
В нем не было банкноты ни одной,
В нем были платья для показов мод.
О сцене он мечтал и о показах мод,
В его красивых платьях там девушки идут.
В лучах прожектора, счастливый, он встает...
Он променял бы жизнь за счастье тех минут.


Белая горячка

Я пил водку вчера до рассвета,
И примерно в полпятого где-то
Пригласил меня в гости сам Бахус,
Мой нетрезвый уважил он статус.
Это был весь в огнях карнавал,
Где меня каждый гость узнавал.
Искушал меня яблоком Змей,
А вокруг все кричали: «Налей!
Это праздник похмельной души,
Все грешат, будь, как все – согреши».
Оказалось, что грешники тут
Все танцуют, поют и орут.
И никто не посмел запрещать
Нам резвиться и громко кричать.
Там лохматые твари скакали
И рогами меня задевали.
Щекотали за пятки девицы,
С ними весело было резвиться:
На столе танцевали стриптиз,
А потом повторили на «бис».
Но затем мне пришло испытанье,
Когда нежные эти созданья
Вдруг попрали мужскую честь...
А очнулся я в палате номер шесть...


* * *

По дорогам, по дорогам Украины
Я скитаюсь и несу тяжелый крест.
А вокруг, вокруг меня одни руины,
Ни единой, ни одной души окрест.
Мне судьбою этот жребий уготован,
Я бы песни пела, только сил уж нет.
Нет побед, одни потери. Плащ изорван,
Нет коня... “Quo vadis?2” Знаю ли ответ?
Я узнала соль дорог и боль потерь,
Я скитаюсь много лет и много зим.
Предо мной последняя закрылась дверь.
Я замерзший и усталый пилигрим...


* * *

Я ждала тебя долгие ночи,
Я ждала тебя все свои дни.
Я искала тебя среди прочих,
Но не те оказались они.
Я ждала тебя – шли дожди,
Я ждала тебя – падал снег.
Пусть вокруг говорили: «Не жди»,
Я ждала тебя целый век.
Я искала тебя среди звезд,
В океанах, морях и во льдах.
За тебя поднимала тост,
Ожидая в осенних садах.
Я ждала тебя, как в пустыне,
Словно ты был глоток воды.
Я ждала и искала. И ныне
Мой единственный – это ты.


Дети беслана

Однажды прошел День Знаний,
Плачь, кто остался жив.
Тех, кто убит в Беслане,
Зло записало в актив.
Расстрелянные бантики –
И тихий школьный двор.
И взорванные мальчики –
И школьный коридор.
Расстрелянное детство,
Убитые мечты.
Разорванное сердце,
Хотя б глоток воды...
Болит незажившая рана...
Ей не зажить в круговерти дней.
И просят всех нас, кто не спас,
Убитые дети Беслана:
«Не потеряйте своих детей,
Как потеряли нас».


Шахматному тренеру

У каждого своя сегодня роль,
Пока мы пешки в тренерской руке.
Вы наш великий шахматный король
И в жизни и на шахматной доске.
И каждой пешке предстоит
Однажды стать ладьей, ферзем, конем.
Но есть закон, который нам гласит:
Вы будете, как прежде, королем!
 

Европейский выбор

Скорее на Запад, скорее!
Нас всех ожидает Европа,
Свободное место лакея,
Вакантная должность холопа.

Выборы – 2004

Рвите Украину, режьте на куски,
Ешьте всю и сразу ненасытным ртом.
Вместо нашей Родины – безбрежные пески,
Будем мы отныне за чужим столом.
Вспомни, Украина, про своих сестер,
Прежде чем продаться, подведи итог:
В Сербии и Грузии разожгли костер,
В нефтяном Ираке вражеский сапог.
«Наш свободный выбор!» –
Станем мы отныне кланяться все ниже,
Скажем всем «спасибо»,
Ручку поцелуем, сапоги оближем.
 

Памяти херсонского губернатора
экс-министра внутренних дел
генерала Юрия Кравченко

Два выстрела в голову.
Два выстрела в вечность.
Злорадства и слез будет поровну…
Два выстрела – и бесконечность.
Друзьям и врагам оставил сомнения,
Не будет сомнений лишь в смерти.
И пусть никогда не наступит забвение,
А в то, что своею рукою – не верьте.


* * *

Как же тяжко лететь с перебитыми крыльями
И при этом нести в своих крыльях птенца.
Расстояния мерять годами, не милями,
И лететь, и лететь, и лететь – без конца.
А когда, захлебнувшись от встречного ветра,
Вдруг летишь с высоты, приближаясь к земле,
Удержать бы птенца до последнего метра
В своих раненых крыльях, блуждая во мгле.
А пичужка моя расправила крылья,
И прекрасною девушкой стал мой птенец.
Все заветное стало былью.
Неужели теперь и полету конец?


* * *

Распятая на кресте,
Горящая на костре,
Бредущая в полутьме,
Моя Русь, помолюсь о тебе.
Уставшая от утрат,
Не плачь у Господних врат.
Иудиной тропкой шедшая,
Проклятье богов обретшая,
Великая Русь, воспрянь,
Из пепла, как Феникс, восстань!
И в хоре многоязычия
Верни

свое

величие!

 

1 - Чухчин Дмитрий Николаевич (1903-1978) – полярный капитан, 45 лет плававший в Арктике, в том числе на капитанском мостике «Ермака» и «Красина». Ныне его именем назван ледокольный теплоход «Капитан Чухчин», порт приписки – Мурманск.
2 - Куда идешь? /лат./

 

1. 08.06.2011 17:48
Инкогнито

 Буквы можно складывать в слова, но если в сложенных словах нет смысла,- то зачем же их складывать????

 
Завышенная самооценка , Ирина , у вас :
"Но стихам моим нет конца –
И не будет моей смерти!"
 
Интересно мнение критика-профессионала  об этих творениях... 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.