on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новини регіону

21.04.2024, 13:26

"Я не знав, що робити, як виживати, де діставати харчі", - режисер херсонського театру Сергій Павлюк

  Режисер Херсонського музично-драматичного театру імені Миколи ...
21.04.2024, 13:18

Показ мод Квіти вільної України відбувся у Херсоні

  В одному з херсонських укриттів відбувся показ мод. Херсонцям ...
21.04.2024, 13:15

Голова правління виноробні «Князя Трубецького» підозрюється у співпраці з окупантами

  Голова правління виноробні «Князя Трубецького», ...

А не пошли бы вы в баню?

Ах, баня! Приятное и полезное удовольствие, пришедшее к нам из глубины веков. А ещё горячо любимое! Думаете, случайно в сказках добры молодцы требуют с дороги «накормить, напоить, в баньку сводить», а потом уж расспросы вести? Нечто подобное наблюдается и в татарской культуре: «Кунакны хормэше мунча» - «Баня - высшая почесть для гостя»

Бани разные, но весьма похожие
Упоминания о древнеримских и греческих банях - термах - относятся ещё к 25-19 годам до н. э. Не менее древними являются и восточные бани - хаммамы. Ну а в более холодных северных областях русские бани, финские сауны и шведские басту были не просто удовольствием, а суровой необходимостью.

В татарских поселениях Северного Причерноморья, помимо традиционных хаммамов, общественных бань, в VII-XIII веках появляются бани индивидуальные. Обычно они представляли собой простые курные землянки - «кара мунча» (баня «по-чёрному»). Реже -срубная баня с отоплением «по белому» - «ак мунча». В сущности, традиционные деревенские русские бани практически ничем не отличались от татарских бань.

Древние персидские собрания историй о быте и обычаях северных славян рассказывают: «Они делают жилища под землёй так, чтобы холод, который бывает наверху, их не достал... Хозяин приказал, чтобы принесли много дров, камней и угля, и эти камни бросали в огонь, и на них лили воду, пока не пошёл пар, и под землёй стало тепло. И сейчас они зимой делают так же».

Такова была славянская курная баня-землянка. В лесистых же местностях бани возводили в виде добротных деревянных изб с двухскатными крышами, но топили их всё тем же «чёрным» способом.

В «Повести временных лет» упоминается легенда об апостоле Андрее, брате апостола Петра. Побывав в земле северных славян, возвратившийся в Рим апостол рассказывал: «Удивительное видел я в тех землях... Видел бани деревянные, и разожгут их докрасна, и разденутся, и будут наги, и обольются квасом кожевенным, и поднимут на себя прутья молодые, и бьют себя сами, и до того себя добьют, что едва вылезут чуть живые, и обольются водою студёною, и только тогда оживут. И творят это всякий день, никем же не мучимые, но сами себя мучат, и то совершают омовенье себе, а не мученье».

Пожалуй, только в этом, да в отношении общественных бань существуют различия между банями славянскими и татарскими. Так, татарские хаммамы в Гезлеве (ныне Евпатория) исправно действовали ещё в XVI веке. К примеру, хаммам Сахиба Герая современники описывали как «сравнимый с лучшими банями Сирии и Турции». Отмечали, что «вся утварь там чистая, а все банщики расторопные и ловкие красавцы с печатью солнца на лицах». Кроме хаммама Герая, в небольшом Гезлеве действовали ещё как минимум четыре общественные бани.

Русские же бани длительное время оставались индивидуальными. Самая известная, пожалуй, ныне общественная Сандуновская в Москве была основана лишь в 1808 году.

Первые бани в Херсоне
Конечно, невозможно предположить, что и служивый люд, по долгу службы находившийся где-то на краю земли, мог обходиться без бани. Скажем, первые обитатели небольшого военного укрепления Александр-Шанц на высоком берегу Днепра - на том месте, где в конце XVIII века был основан град Херсон. Летом ещё куда ни шло - Днепр рядом. А вот зимой, когда сырость, стужа да метель? К тому же баня для наших предков исполняла не только гигиенические функции - в бане рожали детей, а главное, она была местом исцеления от всяческой хвори, как физической, так и душевной.

Тем более не могли обойтись без бань в период начала строительства города. Ведь уже к четвёртому году основания Херсона здесь насчитывалось довольно большое количество различного люда. Так, в межевой книге 1782 года (документ с информацией о размерах и границах земельных владений) были зарегистрированы более тысячи горожан. Прибавьте сюда ещё более 10 тысяч судостроителей и мастеровых, плюс личный состав полков, строивших крепость, плюс неисчислимое количество каторжников, используемых на тяжёлых работах.

Да и как бы мог забыть о своих служивых полководец Суворов, страстный почитатель бани, впервые побывавший на строительстве Херсона в том же 1782 году? По воспоминаниям его денщика Сергеева, Александр Васильевич любил попариться в хорошей баньке: «В бане Суворов выдерживал ужасный жар, после чего на него выливали вёдер десять холодной воды и всегда два ведра вдруг (то есть неожиданно для него. - А. 3.).

Среди фотокопий документов, хранящихся в Государственном архиве Херсонской области, есть рапорт капитана II ранга Фёдора Ушакова с подробным описанием того, как с помощью санитарно-гигиенических мероприятий удалось сохранить от чумы 1783 года вновь прибывшую команду. В то время, когда свирепствовавшая болезнь унесла почти две трети населения Херсона, из 4 тысяч человек Ушакова, прибывших в самый разгар эпидемии, не умер никто!

Как и в прочих населённых пунктах, бедных древесиной, херсонские бани представляли собой устроенные на склонах Днепра в непосредственной близости от воды землянки с печкой-каменкой, топившейся «по-чёрному». Топливом для них служил всё тот же основной строительный и отопительный материал - камыш - главное природное богатство низовий Днепра. Нашим современникам, конечно, невдомёк, что камышовое топливо весьма капризно, требует особого внимания и иных технологий сжигания, нежели привычное для нас древесное или угольное. Однако выбирать здесь не приходилось.

Херсонка Елизавета Воронкова, которой посчастливилось выжить в фашистскую оккупацию в 1941-1944 годы, раскрывая «технологию» топки камышом, к которой пришлось возвратиться в тяжёлые военные зимы, рассказывала: «Затащишь в хату пучка 3-4 камыша, вставишь одним концом в печку и пихаешь его туда, пока весь не сгорит. Потом другой. Горит быстро, не успел оглянуться, все пучки и сгорели». А ведь для многих коренных херсонцев на протяжении более чем столетия камыш был единственным топливом и для топки бань, и для обогрева жилищ. Конечно, ныне уже не отыскать и следа первых херсонских бань. Несколько единственных изображений в виде рисунков Николая Порхунова и херсонского инженера-архитектора Дмитрия Попенко, ныне хранящихся в областном краеведческом и литературном музеях областного центра, запечатлели так называемую Екатерининскую баню , построенную на территории крепости к приезду в Херсон императрицы Екатерины II в 1787 году. Эта баня представляла собой не лишённое своеобразной красоты каменное сооружение с куполообразным сводом, весьма похожее на традиционный турецкий хаммам. И, конечно же, топили эту баньку не камышом, а дефицитными дровами. К сожалению, как и многие здания старого города, до нашего времени это сооружение не сохранилось. Причём окончательно разрушено оно было практически недавно, во время закладки парка имени Ленинского комсомола в 1960-е годы.

Херсонские бани XIX - начала XX веков
Прошло ещё лет сто после основания Херсона, и в городе, выросшем до 50-тысячного населения, появилась своя коммунально-бытовая структура. Однако не похожая на привычную ныне нам. К тому времени общественных бань, устроенных местными предпринимателями, в городе было уже не менее десятка. И даже, несмотря на крайнюю дороговизну топлива в наших степных местах, их держатели имели неплохие доходы. А как же иначе, если еженедельное посещение бани стало уже доброй традицией среди местных обывателей. На убыточность своих учреждений не жаловались и владельцы дешёвых «народных» бань, цены в которых были весьма доступными для неимущих горожан: всего лишь 8-10 копеек с «носа» - стоимость килограмма печёного хлеба. Правда, работали эти бани лишь по четвергам, пятницам и субботам. Причём банный «прейскурант» предусматривал четверговые посещения «при особой обстановке». С мужчин в четверг брали 15, а с женщин -12 копеек за посещение.

Наряду с общедоступными были в городе и элитные бани, как сообщалось в газетных рекламах, «удовлетворяющие все требования гигиены и комфорта». Особенностью подобных «первоклассных» бань были отдельные кабинки с установленными в них ванными и специальный штат банщиков. Причём банщиками были в основном лица татарской национальности. Плата за пользование услугами этих заведений была достаточно велика - не ниже 30 копеек. По пятницам и субботам таксу поднимали до 50 копеек за посещение. Располагались эти бани на Михайловской улице, по соседству с «народными» банями, и назывались Михайловскими.

И всё же самыми известными, почти как Сандуновские в Москве, в Херсоне были бани Вайнштейна. Они находились на берегу реки Кошевой в районе Кошевого спуска, имели несколько отделений и по стоимости обслуживания были доступны практически всем слоям городского населения. Посему никогда не пустовали.

В 1898 году при использовании весьма сомнительных методов местный предприниматель Генькин взял в аренду участок земли в самом стратегически важном месте Херсона - на Привозной площади, у церкви. Там размещался самый крупный в городе рынок-привоз, занимавший площадь четырёх кварталов. Уже к зиме 1899-го неподалёку от старой водонапорной башни на арендованном участке выросло здание новой бани. Что и говорить, бани Генькина «оттяпали» у Вайнштейна, да и, пожалуй, не только у него, а у всех «банщиков», «предприятия» которых располагались на окраине у реки, немалое количество постоянных посетителей.

Впрочем, Генькин недооценил коммерческой хватки банного старожила Вайнштейна, стоимость банных услуг в заведении которого в среднем снизилась на 2 копейки. Это сейчас 2 копейки - не деньги, а тогда для некоторых слоёв населения - существенная экономия, равная по цене почти фунту (453 грамма) тёмного печёного хлеба. Мало того, теперь всех желающих в вайнштейновские бани доставлял специальный «банный» экипаж, местом стоянки которого был избран угол Привозной площади - напротив бань конкурента! Здесь же был установлен щит с рекламой «самых лучших в Херсоне и доступных всем» бань Вайнштейна. Прокатиться туда и обратно да сходить в баню с явной экономией средств находилось немало желающих.

Генькин также решил понизить стоимость своих услуг - на 1 копейку. Но это не помогло, а сделать более серьёзные скидки он уже не мог по причине накопившихся в период строительства бани долгов. Спустя некоторое время неудачливый «банщик» обратился в управу с требованием убрать стоянку и рекламу конкурента от его заведения. Но всё оказалось законно, и банный экипаж Вайнштейна продолжал увозить клиентов из-под его носа. Очень скоро Вайнштейн окончательно добил Генькина очередным нововведением - выдачей всем посетителям своих бань бесплатного куска мыла.

Те времена давно в прошлом. И хотя ныне в Херсоне бань гораздо больше, но цены на посещение их для большинства местных жителей с самой обыкновенной зарплатой или пенсией - нереальные, в среднем от 80 до 250 гривен в час. Последняя же общедоступная баня № 2 на улице Ришельевской (Октябрьской революции) была закрыта лет шесть назад.

Александр Захаров

Джерело інформації: «Гривна-СВ».- №1 (1050).- 06.01.2022.- стр.13

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.