on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.01.2018, 17:01

Январь 2018

Снег идет, снег идет. К белым звездочкам в буране Тянутся цветы герани За оконный переплет. Снег идет, и всё в смятеньи, Всё пускается в полет, — Черной лестницы ступени, Перекрестка поворот. Снег идет, снег идет, Словно падают не хлопья, А в заплатанном салопе Сходит наземь небосвод. Словно с видом чудака, С верхней лестничной площадки, Крадучись, играя в прятки, Сходит небо с чердака. Потому что жизнь не ждет. Не оглянешься — и святки. Только промежуток краткий, Смотришь, там и новый год. Снег идет, густой-густой. В ногу с ним, стопами теми, В том же темпе, с ленью той Или с той же быстротой, Может быть, проходит время? Может быть, за годом год Следуют, как снег идет, Или как слова в поэме? Снег идет, снег идет, Снег идет, и всё в смятеньи: Убеленный пешеход, Удивленные растенья, Перекрестка поворот. Б.Пастернак

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Новости региона

19.01.2018, 15:21

Подарунок з Нідерландів для херсонської книгозбірні

19.01.2018, 15:18

Майбутні «Стіви Джобси» навчаються в Олешках

19.01.2018, 12:17

План заходів до Дня Соборності України

> Организации > Визуальное искусство > Арт-пати "Янтарный дракон" > «Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не говорю»

«Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не говорю»

01.04.2004

Пока ни одно из арт-пати формата «Янтарный дракон», серия которых была запущена а областной библиотеке осенью прошлого года, не вызывало у присутствующих таких противоречивых чувств и мнений, как "Запрещенные книги».

Неожиданности подстерегали на каждом шагу: уже при входе останавливала надпись «Акція заборонена». Тем же, кто все-таки добрался до «Комнаты Синей Бороды», было не легче.

Только пройдя лабиринты цензуры, посетители могли добраться до книжной выставки, где были представлены образцы книг, запрещенных в царской России, тех, которые в фашистской Германии сжигали на кострах, а в СССР упрятывали в спецхраны. Были выставлены копии приказов соответствующих ведомств, подшивки газет, клеймивших неугодных «писак»...

Видимо, причины столь удивительного и таинственного феномена, как ЗАПРЕТ, лежат не на поверхности.

Жанна Возбранная выставила ряд концептуальных работ с откровенно «полосатым» уклоном, а скромный и застенчивый Стае Волязловский... оказался в «связанном» виде. Упакованный в смирительную рубашку «творец» предстал в виде возможной жертвы закона об общественной морали.

От всего увиденного или потребленного на «запрещенном фуршете» у людей неискушенных голова могла пойти кругом. Видимо, поэтому лишь единицы решались заглянуть за -цензурные шторки» на стенах. А вот песне Александра Гузеева «Запретите меня, запретите!» хлопали дружно. Так что с востребованностью «плодов свободы» вопрос пока остается открытым.

Федор ТОРБЕНКО.
«Новый день» 1 апреля 2004 г.



Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.