on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новости региона

15.08.2019, 14:05

В Україні запустився безкоштовний онлайн-курс для митців

14.08.2019, 10:32

У Херсоні відбудеться Флешмоб жіночності-2019

14.08.2019, 10:21

Херсонців запрошують відсвяткувати День Незалежності

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > О памятниках старины в Херсоне

О памятниках старины в Херсоне

«Время измеряется памятью»,
Блаженный Августин

В январе 1917 года в одной из херсонских газет были опубликованы путевые заметки автора, спрятавшегося под псевдонимом Изограф, «О памятниках старины в Херсоне». В статье он восхищался сохранившимися в городе памятниками прошлого: «При осмотре Херсона меня поразило то обстоятельство, что не все города могли бы похвастать такой цельной, сохранившейся группой зданий и памятников, относящихся по времени возникновения к одной определенной эпохе, значительной и памятной для истории не только Херсона, но и всей страны. Я в данном случае говорю о постройках в крепости, морских казармах, памятниках около крепостного собора, памятниках Потемкину и Говарду и о самом Екатерининском соборе».

Конечно же, херсонским обывателям были приятны сии суждения случайно оказавшегося проездом в городе путешественника. Тем более если учесть то обстоятельство, что особых заслуг тогда, сто лет назад, впрочем, как и сейчас, в сохранении своих памятников херсонцы не имели. Ибо городские памятники истории и архитектуры практически никогда не реставрировались и были предоставлены лишь самим себе. Впрочем, немного далее Изограф говорит и об этом: «О состоянии же памятников на городском кладбище и говорить не приходится. Они день заднем разрушаются, и очень близко время, когда совершенно исчезнут. А ведь это целый некрополь, относящийся ко времени возникновения самого Херсона». 

Как вы поняли, речь идет о старом кладбище, которое ныне находится практически в центре Херсона и носит громкое и совершенно не соответствующее творящимся там беспорядкам название «Мемориальное». Чем же объяснить подобное одинаково равнодушное отношение к своей истории в периоды различных, прямо противоположных друг другу социально-политических устоев в стране? Нашим полным безразличием, невежеством или всё же нашим сложившимся за «смутные века» национальным менталитетом?

Из архитектурно-исторических памятников, упоминаемых в заметках Изографом, - «постройки в крепости, морские казармы, памятники около крепостного собора, памятники Потемкину, Говарду и Екатерининский собор» - двух первых давно уже нет. Памятники около собора остались не в полном своем комплекте, памятник Потемкину восстановлен лишь в наше время. Из прошлых сохранились памятник Говарду и Екатерининский собор, который в период нынешней реставрации лишился уникальной плитки. Ею с незапамятных времен был замощен двор, имеющий к тому же свою особую историю.

Кстати, ныне мало кто, кроме старожилов, помнит, что часть тротуара у здания бывшей городской думы (улица Коммунаров, ныне здесь располагается Херсонский художественный музей имени Шовкуненко) когда-то тоже была замощена не менее уникальной узорной плиткой. Она являлась не меньшей исторической достопримечательностью, чем само здание. Вот только лет 35 назад, в начале 1980-х, без каких-либо объяснений ее просто-напросто неожиданно закатали в асфальт...

Сколько памятников было в Херсоне до революции?
Если же говорить о памятниках историческим личностям, то подобных монументов к началу XX века в Херсоне было всего два. Это памятник английскому гуманисту Джону Говарду на пустыре между городским кладбищем и тюремным замком при въезде в Херсон (сейчас это центр города, проспект Ушакова), и памятник князю Потемкину-Таврическому также на пустыре, который к началу нового века превратился в зеленый Потемкинский бульвар. Несмотря на то, что после смерти князя Потемкина, в 1791 году, Екатерина II повелела увековечить его в мраморном изваянии, каковое надлежало установить в «городе, им построенном», первым памятником, возведенным в Херсоне, стал всё же памятник англичанину Говарду. Причем, даже несмотря на то, что решение о сооружении памятника Потемкину было продублировано рескриптом императора Александра I спустя 10 лет после Екатерины II, в 1801 году. Вообще, стоит отметить, что именно императору Александру I херсонцы обязаны появлением в городе двух этих монументов, доныне являющихся историческими достопримечательностями Херсона.

Филантроп? Архитектор? «Чи шо»?
В 1817-м император Александр I, использовавший любую возможность укрепления партнерских связей с Англией, отдал распоряжение об ассигновании средств для постройки памятника на могиле всемирно известного филантропа Джона Говарда, работавшего и скончавшегося в Херсоне в 1790 году. В противном случае вечно пустая городская казна не позволила бы хоть как-нибудь достойно увековечить память человека, внесшего свой бесценный вклад в дело развития общества. В первую очередь - для улучшения быта и содержания заключенных в тюрьмах, а также правильного устройства санитарных кордонов между государствами.

В том же 1817 году памятник работы известного архитектора Василия Стасова, автора красивейших зданий и соборов столицы бывшей Российской империи, был установлен на могиле Джона Говарда, похороненного на даче Дофине, на левом берегу реки Веревчиной близ Херсона. «Над прахом Говарда сложено из камней возвышение в рост человека, уступами, а в головах поставлена небольшая колонна, на которой выбиты имя и год смерти и вырезано: Ad sepulchrum stans guidguid est amici, с переводом - "Кто б ни был ты, здесь друг твой сокрыт". Мне рассказали о солнечных часах, устроенных на этой колонне (солнечные часы на могиле были установлены согласно завещанию Говарда. - А. 3.), что и заметно, однако я их не видел, потому что сторож снял доску и спрятал в землянку», - писал о своем посещении могилы Говарда в книге «Поездка в Южную Россию», изданную в 1863 году, известный этнограф Александр Афанасьев-Чужбинский.

Стоит отметить, что архитектор Стасов представил два варианта проекта памятника Говарду. И в 1817-м на могиле был установлен более упрощенный, а значит, и менее затратный вариант. Но в мае 1818 года Херсон посетил сам император Александр I, который остался недоволен возведенным надгробным памятником. Неизвестно, каких трудов стоило гражданскому губернатору Херсона графу Карлу Сен-При уговорить Его Величество оставить всё как есть, а вместо того возвести обелиск по второму проекту Стасова на более оживленном месте при въезде в Херсон. Но император счел предложение губернатора благоразумным и строительство одобрил.

Спустя два года, в мае 1820-го, памятник был уже готов к установке. Однако в течение последующих лет внешний облик обелиска претерпел ряд некоторых существенных изменений. Во-первых, из Англии был доставлен гипсовый барельеф, с которого был сделан бронзовый портрет Джона Говарда. А так как на обелиске, созданном по проекту Стасова, не нашлось места для портрета, было решено добавить дополнительный кубический камень в основание колонны. Во-вторых, памятник был поднят на пятиступенчатый пьедестал, отчего он только выиграл и стал хорошо виден из-за окружавшей памятник каменной ограды. Все эти дополнения, выходившие за рамки отпущенной сметы, были осуществлены на средства херсонского губернатора Августа Комстадиуса и окончены к лету 1828 года. Как мы уже упоминали, памятник поставили на огромном пустыре при въезде в город, так что никто из въезжавших и выезжавших из Херсона не мог миновать его. Впрочем, для большинства херсонских обывателей памятник английскому гуманисту был всего лишь очередной «блажью» высокого начальства.

Так, уже в 1911-м херсонская газета «ЮГъ» поместила на своих страницах заметку за подписью «Неблагосклонный проезжий наблюдатель из Москвы», в которой говорилось: «Затрудняюсь точно и правильно описать первое впечатление при въезде в город. Вокзал где-то посреди степи, вблизи него кладбище и мрачное здание тюрьмы, напоминающее средневековый замок. Вблизи тюрьма еще мрачнее. Прямо перед воротами ее на площади какой-то памятник: угрюмая синяя колонна внутри каменной ограды (как видим, памятник время от времени красили в немыслимые цвета, скрывавшие естественную красоту ингулецкого известняка, из которого он был построен. - А. 3.) - Я полюбопытствовал. "Англичанин тут какой-то похоронен, который тюрьму строил чи шо", - сообщил мне возница. Потом уже я узнал, что это памятник знаменитому филантропу Джону Говарду. Боже мой! Говард, всю жизнь боровшийся с самим институтом тюрем, в представлении херсонского обывателя - строитель губернской тюрьмы! Джон Говард, величайший человеколюбец, о котором я в свое время читал восторженные отзывы Д. И. Писарева, за написание биографии которого был объявлен конкурс (1890 год. - А. 3.), здесь он - всего-то заезжий архитектор-англичанин!».

В заключение можно добавить, что ныне в Интернете довольно часто появляются «сенсационные» сообщения о том, что в Херсоне на могиле Джона Говарда установлен памятник, являющийся в то же время самыми большими в Украине солнечными часами. По-видимому, в воображений любителей подобных сенсаций окружность стены служит циферблатом, а сам шпиль - гномоном, отбрасывающим тень и отсчитывающим время. На самом же деле это не так. Во-первых, памятник установлен не на могиле, а во-вторых, гномон часов в виде медной треугольной пластины находится в верхней части обелиска, над римскими цифрами - X.XII. II. и показывает время здесь же, на плоскости колонны. Как уже известно, солнечные часы были последним желанием великого альтруиста: «Я не желаю ни памятников, ни надписей. но хотел бы, чтобы на моей могиле были поставлены солнечные часы». Что ж, даже после своей смерти Говард, пусть таким образом, желал служить людям, которых по-настоящему любил...

Продолжение темы в ближайших номерах

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №44 (727).- 29.10.2015.- стр.13

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.