on-line с 20.02.06

Арт-блог

05.02.2018, 09:19

Февраль-2018

Свежей и светлой прохладой Веет в лицо мне февраль. Новых желаний - не надо, Прошлого счастья - не жаль. Нежно-жемчужные дали Чуть орумянил закат. Как в саркофаге, печали В сладком бесстрастии спят. Нет, не укор, не предвестье - Эти святые часы! Тихо пришли в равновесье Зыбкого сердца весы. Миг между светом и тенью! День меж зимой и весной! Весь подчиняюсь движенью Песни, плывущей со мной. Валерий Брюсов

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Новости региона

20.02.2018, 10:59

В Херсон приезжают братья Капрановы

На встречу с украинскими писателями, музыкантами и издателямибратьями ...
15.02.2018, 09:14

Фестиваль «Лютий/Февраль» – знов у Херсоні

14.02.2018, 11:30

Студенты украсили парк «Херсонская крепость» монументальной живописью

  Теперь парк «Херсонская крепость» украшают монументальные ...

> Персоналии > Визуальное искусство > Райко Полина > Перезимует ли «Дорога к Раю»

Перезимует ли «Дорога к Раю»

Уникальное наследие народной художницы в Цюрупинске продолжает разрушаться. Снаружи дома росписи уже почти не сохранились - кое-где остались лишь фрагменты фресок. Оконные рамы сгнили, некоторые стекла выбиты. Такую удручающую картину увидели лицеисты, приехавшие на субботник в знаменитый "Дом Полины Райко".

Стала художницей в 70 лет
Когда наш краевед и "тотемовец" (Херсонская городская общественная организация Центр молодежных инициатив "Тотем") Сергей Дяченко узнал, что в Цюрупинске живет удивительная самобытная художница Полина Райко, он одним из первых в Херсоне стал возить к ней в дом экскурсии. Бабушка с удовольствием показывала свои работы - и оконченные, и начатые. Рассказывала, почему написала ту или иную картину.

Родилась она в мае 1928 года, пережила и голодомор, и войну. С малолетства трудилась на полях да огородах. Терпела побои мужа-пяницы и растила двух деток. А потом, почти в одночасье, осталась одна: в автокатастрофе погибла дочь, следом за ней умер муж, а потом и сын. В одиночестве, в 69 лет, Полина Райко впервые взялась за кисти. Она рассказывала, что проснулась тогда среди ночи, как от толчка, приснилось - пишет картину. Больше ей не спалось. Включила свет, достала обычную масляную краску, оставшуюся после ремонта, кисти и - начала рисовать прямо на стене. Она писала и на религиозные темы, и на языческие, на советские и бытовые, семейные. По памяти и со старых открыток и фотографий, марок, даже с фантиков от конфет. Таков был мир этой простой и чистой души.

За несколько лет она расписала не только все стены и потолки в пяти комнатах, но украсила фресками и фасад, и калитку, и забор, и собачью будку, и летнюю кухню. Даже расписала надгробья родным. Сама себе удивлялась и верила - этот дар дан ей Богом за все прежние страдания. Ведь раньше, даже "по молодости", голова кружилась, руки затекали, когда что-то наверху делала, да и от запаха краски "угорала". А тут станет на табуреточку, часами потолок расписывает - и никакой усталости, и краски не раздражают. И так на душе радостно, что все песни, какие помнит, перепоет...

Вот потому, наверное, и дом получился у нее таким необычайно притягательным. С весны по осень Полина Райко от зари до зари работала на чужих огородах, подрабатывала "на жизнь". Потому что почти всю свою маленькую пенсию тратила на краски и кисточки. Ей тогда подарили мобильный телефон - заранее предупреждать, когда приедут гости, чтобы она была дома и могла их встретить. Пожилая женщина проводила экскурсии абсолютно бескорыстно. Но, зная ее нелегкую судьбу и бедность, все старались "скинуться", собирали - кто сколько мог. И она радовалась каждой копеечке. Единственное, чего не терпела и очень переживала, - когда что-то обещали, а потом обманывали.

Слава была недолгой
О Полине Райко и ее удивительном доме записывали телевизионные передачи, писали а газетах и журналах. Но недолго художница радовалась нежданной-негаданной популярности. Возраст и жизненные испытания сделали свое дело. В начале 2004 года она умерла. Все ее имущество досталось дальним родственникам. Но творчество Полины Райко их совсем не интересовало, самое ценное для них было в "сотках" ее огорода. Они пока вступали в права наследников и оформляли документы, постепенно вывозили бабушкины вещи: мебель, бархатные шторы и коврики, фотографии, висевшие на стенах. И дом как будто начал терять свою душу. По это мелочи по сравнению с тем, что наследники уже нашли покупателя, который этот дом собрался вообще снести... Этого допустить было никак нельзя. Ведь Полина Райко всего за несколько лет творчества оставила нам явление истинно мирового значения. Ее наивные самобытные рисунки на тот момент уже получили высокую оценку даже международных экспертов. Они поражают своей искренностью и непосредственностью.

Власти развели руками
Известный херсонский художник Вячеслав Машницкий вместе с "тотемовцами" забили треногу. Пытались добиться для домика Полины Райко официального признания как культурного наследия, просили придать ему статус музея и сберечь это уникальное достояние государства. И куда только они тогда не обращались! Краеведческий музей, областное управление культуры, общество охраны памятников - все соглашались, что дом удивительный и его надо сохранить. Но все упиралось в "закорючки" законодательства. Главная проблема этого культурного наследия оказалась как раз в его уникальности. В том, что все свои работы Полина Райко рисовала на стенах, дверях, потолках - то есть ярким, неповторимым произведением художественного искусства является но одно полотно, а весь дом. И его невозможно перенести ни в музей, ни в павильон. Вячеслав Машницкий специально учредил благотворительный фонд имени Полины Райко, чтобы собирать на него пожертвования для спасения ее дома. Но желающих поделиться своими средствами оказалось, увы, не так уж и много.

С огромным трудом, через знакомых киевских художников, удалось найти украинско-канадскую супружескую пару, которые тоже загорелись идей создания музея Поляны Райко. Они выкупили дом у наследников. И первое время помогали его сохранять. Херсонский художник Вячеслав Машницкий договорился с соседкой, чтобы та приглядывала за домом. Включала по вечерам свет в комнатах, дабы ни у кого не было соблазна залезть туда и набедокурить; топила печь в сырую погоду, чтобы стены не сырели; открывала двери экскурсантам. Новые владельцы вначале немного приплачивали той бабушке за хлопоты, дали денег на покупку угля, дров. Но, увы, на этом все скоро и закончилось. "Тотемовцы" и херсонские художники снова начали "бить и колокола". Областные власти опять развели руками.

Инициативу "Тотема" поддержало Посольство Королевства Нидерландов: помогло издать полный каталог работ Полины Райко "Дорога к Раю" на украинском и английском языках (чтобы хоть так сохранить ее работы для потомков) и провести всеукраинскую конференцию "Искусство народного примитива: неоценённое наследие Украины". Каталог, особенно английский вариант, "разлетелся" сразу. А столичные искусствоведы и чиновники заговорили о том, чтобы перенести дом Полины Райко в Киев. Пришлось спасать его и от них. Во-первых, это невозможно технически (росписи сделаны на глиняной штукатурке), а, во-вторых, творчество Полины Райко должно оставаться на ее родине, наследием и украшением Херсонщины. Но, увы, родина, как показывает время, к этом не заинтересована.

Любовь с первого взгляда
В начале сентября в Херсонском училище неделя экскурсий. К концу недели психолог лицея Андрей Недбайло "озадачился": что еще показать ребятам? А в "Тотеме" предложили совместить "приятное с полезным": свозить лицеистов в Цюрупинск, в домик Полины Райко. Посмотреть ее работы и заодно сделать там уборку. В пятницу утром, звеня ведрами с тряпками и моющим, сонные и недовольные ребята собрались на остановке. Мало того, что где-то полы надо помыть, так еще и добираться туда надо почти час. Приехали. Обычная сельская улица, старенький дом, виноградные плети на заборе, скрипучая калитка. Но зашли внутрь и ахнули. Сам Андрей Недбайло бывал там не раз. Но и он тогда поразился - как изменились лица и глаза у ребят. Среди них не было ни одного, кто понимает что-то в настенных росписях. Тем более таких наивных. Но дом проник в их души и остался там навсегда, со своими тайнами и воспоминаниями. Это было так пронзительно - как любовь с первого раза. Дети в одно мгновение вдруг стали сопричастны удивительному миру Полины Райко. И этот субботник уже воспринимали не как "обязаловку", а как акцию по спасению национального достояния. Ребята хотят опять поехать, в свой выходной день. Возьмут столярные инструменты - рамы подремонтировать, стекла вставить. Ведь идут непогоды, вода и снег испортят "фрески" и внутри дома...

Нет бумажки - нет наследия?
На днях ВР ратифицировала конвенцию Совета Европы о значении культурного наследия для общества. Украина обязалась поменять законодательство и подписалась под тем, что сохранение культурного наследия необходимо для развития человеческого потенциала и качества жизни. Страна пообещала лелеять и сохранять культуру всех народов, живущих в Украине. Но пока она "подгонит" внутренние законы под европейские стандарты, может пройти еще не один год. Официального статуса у домика Полины Райко никакого нет. А впереди — зима...

Ирина Ухварина
«Вгору».- №39 (574).- 26.09.2013.- стр.1-2

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.