on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.11.2020, 10:46

Ноябрь-2020

Мне мил ноябрь - предшественник зимы, Хоть самодур и нравом переменчив, С дождём и снегом, властью ранней тьмы, При свете фонарей почти застенчив... Люблю туманы, хруст подстывших луж, Незрячесть к лицам, дом с горячим чаем Ноябрь суров и сентиментам чужд, Скуп на цвета... Но так порой отчаян! Вдруг впустит солнце. И оно, спеша, День рассветит, раскрасит, отогреет... Весна - и только. Вот тогда Душа Вся встрепенётся и ...зазеленеет Алла Мироненко

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Новости региона

21.10.2021, 11:07

Юні херсонці стали дипломантами ІІІ Всеукраїнського фестивалю культури та творчості людей з інвалідністю «Сузір'я любові»

19.10.2021, 16:28

В Скадовську відкриється музей "Таємниці острова Джарилгач"

19.10.2021, 14:26

Херсонець увійшов до складу журі міжнародного кінофестивалю

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > «Письмо из Херсона в Николаев путешествовало четыре дня»

 

«Письмо из Херсона в Николаев путешествовало четыре дня»

Пройдёт совсем немного времени - и вновь засветятся разноцветные огоньки на праздничных ёлках, зазвенят бокалы, наполненные искристым шампанским, и мы будем радостно поздравлять друг друга, желая всем в новом году счастья, любви и здоровья

И даже находящиеся далеко, быть может, на «краю земли» друзья и знакомые не будут обделены вниманием, ведь для этого у нас есть Интернет, с его по-настоящему безграничной связью, которая и не снилась прошлым поколениям. В отличие от уже ставших практически пережитком почтовых открыток, друзья и близкие получат наши поздравления в режиме онлайн, то есть в режиме реального времени, в то же мгновение, как если бы они находились рядом, в одной с нами комнате.

Письма идут сутками
А не так, как лет сто с лишним назад, когда в период зимней распутицы письмо из Херсона, скажем, в соседнюю Одессу следовало на почтовых лошадях по раскисшей дороге в лучшем случае два-три дня. А до Николаева (всего лишь шестьдесят вёрст от Херсона, на автомобиле ныне можно домчаться менее чем за час) в распутицу почтовая карета ползла порой не менее пятнадцати-восемнадцати часов, а то и целые сутки!

Впрочем, распутица порой была всего лишь притянутой за уши причиной, ибо по сообщениям местной газеты «Югъ», иногда, даже при вполне благоприятных условиях, письма шли месяцами. К примеру, как одно из них в 1902 году: «Письмо, отправленное из Висунки через Березнеговатское почтовое отделение 23 декабря (в канун Рождества. - А. 3.) прошлого года, что свидетельствует из почтового штемпеля, получено в Херсоне спустя девять месяцев, 25, а вручено адресату 26 сентября нынешнего года». То есть расстояние от Березнеговатого до Херсона, равнявшееся 75 вёрстам (верста - примерно 1067 метров), письмо преодолело, затратив три дня и одиннадцать часов на версту! С такой скоростью даже что самые чахлые почтовые клячи ползти не могут - только специально тренированные почтовым ведомством, черепахи!

Или вот ещё сообщение, датируемое 1908 годом: «Письмо из Херсона в Николаев путешествовало... четыре дня, а другое письмо совсем улетучилось... ». Что тут скажешь?.. Да что там почтово-гужевой анахронизм самодержавного периода! Даже в советское время, когда в распоряжении «почтового ведомства» СССР уже имелись автомобили, поезда и даже самолёты, почтовые поздравления нередко приходили к адресату гораздо позднее праздничного события.

Служба почтальона – и опасна, и трудна...
Конечно, нельзя сбрасывать со счетов загруженность почтовых учреждений в канун праздников, в связи с чем как в самодержавное время, так позднее и в советское почтовое ведомство через газету обращалось с напоминанием о своевременной отправке поздравительной корреспонденции адресатам. Да и сам труд работников почтового ведомства был делом весьма нелёгким.

В одном из номеров местного «Юга» за 1902 год удалось отыскать описание рабочего дня местечкового почтальона из Нового Буга: «С 8 до 12 часов пополудни он разносит корреспонденцию, с 12 до 14 часов - канцелярская работа на почте. С 17 до 19 - канцелярская работа и подготовка почтовой корреспонденции к отправке до 8-9 часов вечера. В 10 часу - выезд на вокзал к почтовому поезду. Возвращение в 12 ночи, наскоро разборка почты. К 5 часам утра снова на станцию к другому почтовому поезду. Часов в 6 утра освобождается до 7 часов. Сколько же он отдыхает? И за этот труд получает 12 рублей в месяц».

В связи с массовым праздничным наплывом поздравительной корреспонденции почтальонам приходилось и вовсе туго, вот почему до революции работа по доставке почты была уделом одних лишь мужчин. Притом достаточно физически крепких и, несомненно, храбрых, ведь им приходилось таскать тяжеленные сумки, да ещё попутно отбиваться от свор бродячих собак и пьяных уличных «кугутов», цеплявшихся к каждому прохожему, появлявшемуся «на их» улице.

Почтовые курьезы из прошлого
А сколько усилий и нервов стоило разыскать адресата по адресу, скорее похожему на головоломку из популярного в то время приложения к журналу «Родина». Скажем, в 1904 году в Херсонскую уездную земскую управу из почтово-телеграфной конторы для пересылки по земской почте было доставлено письмо с курьёзным адресом (орфография сохранена): «В Херсонскую губернию и уезда того, волости Васильевской сел. Снигиревки, получить цыгану слепому, он на Фис-гармонии играет по ярмарках, он живёт у полюбовницы, она светлорусая с передачей Алексею Бойко». Самое главное, земская почта таки проявила должное внимание и письмо адресату доставила.

Ещё один случай, связанный с почтовыми отправлениями, также стал достоянием местных газет. Поспорив на кругленькую сумму, два приятеля из нашего южного города отправили известному в то время авиатору поздравительную открытку, снабдив её адресом в три слова: «Москва, авиатору Васильеву». И что вы думаете? Письмо таки было получено адресатом!

Сколько стоило поздравление
А ещё, в отличие от наших интернетовских поздравлений, каждое почтовое поздравление стоило денег. 1 июня 1901 года почтовое ведомство ввело новый порядок платы за доставку телеграмм и почтовой корреспонденции, в том числе и почтовых поздравительных карточек: «Поздравительные карточки к доставке в город и пересылке в другие места принимаются по бандерольной таксе: 1 копейка город и 2 копейки иногородние. Допустимо добавлять письменно только адрес, звание отправителя и приветствие не более чем в 5 слов (!)». В те времена, когда копейка имела «вес», для некоторой части населения 1-2 копейки были уже деньгами. Два поздравления иногородним друзьям - это почти полкило печёного белого хлеба.

В старых дореволюционных херсонских газетах можно также отыскать «условия» приёма праздничных почтовых отправлений. В первую очередь, это касалось опять-таки сроков и технических моментов: «Карточки в заклеенных конвертах (хотя бы и с обрезанными углами) и с более длинными надписями, оплаченные по бандерольной таксе, доставляются адресатам со взиманием доплаты по таксе закрытых писем. Бандероли вовсе не оплаченные и почтовые карточки, на рисунках коих нанесена смесь слюды с толчёным стеклом, не доставляются адресатам и не пересылаются почтой».

«Низменные вольности - пресекать!»
Не принимались к отправке и открытые письма с весьма фривольными или недвусмысленными изображениями, которых достаточно много появилось в свободной продаже в начале XX века. Утверждают, что пользовавшиеся спросом у некоторых подданных империи фотооткрытки с изображением «слегка прикрытой» женской натуры печатались за границей и переправлялись в империю для разрушения «традиционных вековых моральных устоев» местного населения.

Конечно, наш современник, воспитанный вседозволенностью Интернета, просто не обратил бы внимания на эти «лёгкие шалости», изображённые на открытках. Но тогда подобные картинки считались уж крайне неприличными. Херсонский полицмейстер Шишкин даже издал обязательное постановление: «На окнах и в витринах некоторых магазинов, а также и в киосках города выставляются открытые письма и другие картины с изображением голых женщин или иными рисунками, рассчитываемые на возбуждение низменных инстинктов. Предписываю г. г. участковым приставам немедленно устранить как выставление в витринах, так и продажу разных картин и брошюр неприличного содержания».

Начало эпохи открытых писем
Тут, пожалуй, стоит немного остановиться на истории зарождения традиции почтовых поздравлений в бывшей самодержавной империи. Всё началось в 1871 году с выпуска новых почтовых отправлений, узаконенных Постановлением по почтовой части Министерства внутренних дел Российской империи. Новый вид корреспонденции получил наименование «открытое письмо» и поначалу представлял собой небольшой прямоугольный листок плотной бумаги, на одной из сторон которого помещался адрес. Другая была предназначена для письменного послания, и никаких печатных картинок и иных изображений - чистый, белый лист.

С первых же дней нововведения почтовое ведомство столкнулось с необычной проблемой: некоторые отправители шокировали благопристойных почтальонов посланиями фривольного и даже пошлого содержания, иногда иллюстрируя их скабрезными рисунками. А так как Российская империя входила во Всемирный почтовый союз, и открытые письма имели хождение за пределами страны, Министерство внутренних дел посредством грозного циркуляра потребовало от ведомства жёсткого контроля за содержанием этих писем. Вследствие этого вскоре на текстовой стороне появилось печатное предупреждение: «Почтовое ведомство за содержание письма не отвечает».

А вот первое уже иллюстрированное открытое почтовое письмо, или попросту знакомая нам открытка, было издано в империи в 1895 году и стало, без сомнения, популярной формой письменного сообщения. Причём, порой даже не связанного с праздничными событиями.

Одним из самых крупных издательств, специализировавшихся на открытках, было издательство Общины Красного Креста: за 20-летний период своего существования (с 1897 по 1917 год) оно выпустило около 7 тысяч наименований почтовой продукции (более 30 миллионов экземпляров). В 1903 году херсонская газета «Югь» информировала своих читателей: «В весенний выпуск открытых писем Красного Креста вошли акварели следующих художников: Ел. Ав. Беем “К праздничку Христову”, И. Д. Билибина “Богатыри” (шесть рисунков в стильном конверте), двенадцать автотипий с картины художника Н. Н. Гриценко... » и ещё 36 наименований.

С началом русско-японской войны 1904-1905 годов с разрешения почтового ведомства Красный Крест издавал бланки открыток, адресная сторона которых делилась на две равных половины, тем самым увеличивая место для письменного послания. Немного позднее этот удобный стандарт был принят и для советских открыток.

Вообще открытые письма оказались весьма удобным форматом для военных цензоров, контролировавших корреспонденцию, которая приходила с места боевых событий. Хотя, впрочем, и у них иногда случались промахи. Так, одно из прошедших цензуру писем, полученных в Херсоне с Дальнего Востока, напечатала местная газета «Югь»: «Живётся тут не особенно худо, если не принимать в соображение сырых землянок, в которых мы живём, холодов, от которых внутри всё мёрзнет, а главное - вшей, которые заедают до смерти. Что же касается японцев, то мы их уже не боимся, они уже в наших руках. Третьего дня японская граната посетила нашу землянку и трёх человек превратила в куски мяса».

Художественная и пейзажно-архитектурная открытка
С 1895 года, кроме репродукций с картин известных художников, основой для открытых писем становится пейзажная фотография. Примерно с этого времени каждый более-менее «продвинутый» город империи с разрешения МВД начал издавать открытки с городскими видами. По прошествии ста лет они стали бесценными фотодокументами для историков, краеведов и всех, кто интересуется историей города.

Херсон также не оставался в стороне, и городское управление, по согласованию с местным полицмейстером, выдавало избранным лицам, причём не только херсонским фотографам, разрешения на производство фотосъёмок в городе. Уже в 1899 году в местном «Юге», только что отметившим первый год своего существования, можно было прочитать: «В книжном писчебумажном магазине Бунтмана по Потёмкинской улице, против типографии г-жи Ходушиной, продаются открытые письма с видами г. Херсона».

Виды Херсона были представлены местными изданиями Ф. А. Бирнстайна, Л. А. Золотарёва, Маркуса Заранкина, Я. Я. Мендельсона, книжным магазином Шаха. Кроме того, известны фотооткрытки с видами Херсона, изданные Гуторовичем в Санкт-Петербурге, Вержбицким и К0 в Варшаве, известным издателем, журналистом и писателем Алексеем Сувориным и Набгольцем и К0 в Москве. Кроме того, среди коллекционеров известны открытки, изданные Гранбергом в Стокгольме и издательством в Дрездене. На сегодняшний день известны более сотни открыток, на которых запечатлены архитектура нашего города, его достопримечательности и люди той поры.

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №52 (944).- 26.12.2019.- стр.7

 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.