on-line с 20.02.06

Арт-блог

07.02.2019, 11:25

Февраль-2019

Б Пастернак Февраль Достать чернил и плакать https://www.youtube.com/watch?v=Ba0t9sndAqg

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Новости региона

29.01.2019, 12:08

Дозволь собі бути щасливим

25.01.2019, 10:00

Відбувся флеш-моб «Моя стрічка-моя згода!»

16.01.2019, 10:38

“Краща книга Херсонщини”

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > По страницам истории Херсона

По страницам истории Херсона

Херсонской крепости, основанной одновременно с городом, не пришлось принимать непосредственного участия в боевых действиях в период бушевавших в XIX веке на юге страны войн. Пушки, установленные на бастионах её земляных валов, лишь издали грозили своей огневой мощью неприятелю, так и не сделав по нему ни единого выстрела, ибо все горячие военные сражения проходили на дальних подступах к Херсону

В гуще событий
И всё же, несмотря на то, что Херсон находился, по сути, в глубоком тылу, горожане всегда были в гуще основных событий, принимая в них самое непосредственное участие. Воинские полки, расквартированные в городе, строили крепость и храбро сражались под предводительством Суворова в Кинбурне, плечом к плечу с казаками осаждали турецкую крепость Очаков, громили турок в Днепро-Бугском лимане на кораблях, построенных опять же в Херсоне.

Да и по части снабжения войск, ведущих боевые действия, провиантом, различным войсковым снаряжением, оружием и боеприпасами первенец городов Северного Причерноморья никогда в стороне не стоял. Скажем, в период осады Очакова Херсон исполнял роль главной войсковой базы. Даже мощные осадные пушки, способные нанести серьёзный урон крепостным стенам Очакова, были доставлены на позиции осаждавших город войск из Херсона, находящегося на расстоянии всего лишь 75 вёрст. Об этом упоминает в своих дневниках, дошедших до нас, переводчик при походной канцелярии Потёмкина Роман Цебриков: «Июль 1788 года. Подоспела часть артиллерии осадной из Херсона. После обеда стеноломные пушки, подоспевшие из Херсона же… Одну таковую пушку везли 16, 18, до 20-ти волов и по три человека гнали сии волы…».

Потом, когда в ходе боевых действий под Очаковом в плену у русских оказалось множество турецких солдат, нужно же было их куда-то пристроить. Только в сражении 18 июня в плену оказались порядка тысячи человек, 875 из которых по приказу Суворова пешим ходом были препровождены в Херсон, где они пополнили ряды строителей крепости и города. Гораздо позднее, уже в начале ХХ века, во время земляных работ на Военном форштадте у дома купца Кирпы на небольшой глубине были обнаружены человеческие останки и до десяти черепов. Прибывший на место эксперт, хранитель местного музея древностей Виктор Гошкевич, определил по сохранившимся деталям одежды и монетам, что это останки турецких пленных времён покорения Очакова, умерших от болезней. Подобных находок у валов херсонской крепости и у стен дисциплинарного батальона в своё время было сделано немало.

В продолжение темы армейско-флотского провианта, которым снабжал служивых Херсон, о тех же сухарях, например, которые всегда были своеобразным символом дальней дороги и армейской службы, нелишне вспомнить, что в топонимике города доныне ещё сохраняется неофициальное название одного из старых городских районов – Сухарное. Более 200 лет назад, на заре становления города, состоявшего ещё главным образом из мастеровых и военных, там были устроены специальные печи для сушки этих самых сухарей. Конечно, по прошествии двух веков корни этого одного из самых старых городских топонимов уже порядком подзабылись…

Не менее деятельное участие принимали херсонцы в войне против Наполеона. И пусть пушек своих в помощь армии не отправляли, зато людьми снабжали исправно. С Херсоном связаны имена Надежды Дуровой, знаменитой кавалерист-девицы, первой женщины-офицера в русской армии, детство которой прошло в нашем городе. Здесь проходил службу в расквартированном в Херсоне 7-м пехотном корпусе в качестве начальника штаба будущий герой войны, знаменитый партизан, к тому же ещё и поэт Денис Давыдов. И Николай Лорер, происходивший из дворян Херсонской губернии, участник войны с Наполеоном и заграничных походов, автор мемуаров «Записки моего времени. Воспоминания о прошлом».

Крымская война 1854–1856 годов также оставила в истории Херсона свой глубокий след. До недавнего времени на старых городских кладбищах ещё можно было отыскать памятники, установленные на могилах воинов-севастопольцев, умерших в госпиталях Херсона от ран. Не в лучшем состоянии ныне – и братская могила героев обороны Севастополя, от которой осталось практически лишь место захоронения без опознавательных знаков. В период Крымской войны в нашем городе осели крымчане, бежавшие с мест боевых действий и в значительной мере повлиявшие впоследствии на общественную жизнь и развитие Херсона. К примеру, сёстры Гозадиновы, основательницы и преподавательницы первой женской гимназии в нашем городе, бежали сюда из Симферополя.

Крымская война
Война, объявленная Османской империей России, первоначально имела религиозную подоплёку. Поводом послужил извечный спор между православным и католическим духовенством о принадлежности «палестинских» святынь, находившихся на землях Великой Порты. Конечно, турки, извечные враги своего северного соседа, выступили на стороне католической церкви, лишив адептов православия доступа к святыням. Россия, разорвав дипломатические отношения с Портой, оккупировала дунайские княжества, вследствие чего в октябре 1853 года Турция объявила очередную войну России. В действия против России на стороне Порты включились Англия и Франция, наиболее сильные и влиятельные страны Западной Европы.

В марте 1854 года войска сложившейся антироссийской коалиции начали одновременные серьёзные боевые действия против империи: морская блокада страны на севере и атаки на прибрежные районы с моря на юге. В апреле того же года артиллерийской бомбардировке подверглась Одесса, а гарнизон, расквартированный в городе, пресёк попытку высадить вражеский десант. Об этих событиях Крымской войны, обстреле города и порта вражеской корабельной артиллерией напоминает установленная на Приморском бульваре Одессы в 1905 году, в 50-ю годовщину событий, пушка с английского парового фрегата «Тигр», севшего на мель в 6 верстах от города. Да поврежденный ядром пьедестал памятника знаменитому «одесситу» Дюку де Ришелье, установленного в высшей точке перед первыми ступенями не менее знаменитой Потёмкинской лестницы, первоначально состоявшей из двухсот ступеней.

В планы коалиции входил захват Кинбурна и Николаева военно-морскими силами объединённого англо-французского флота. Возможно, следующим вполне мог подвергнуться нападению и Херсон. Однако здесь именно его «неудачное» местоположение сыграло решающую роль: город оказался защищённым мелководьем в устье Днепра и днепровским фарватером, непроходимым для тяжёлых военных кораблей, вооружённых пушками.

В сентябре 1854 года основные свои силы коалиция сосредоточила на Крымском полуострове, где был высажен 60-тысячный десант с целью захвата базы Черноморского флота Севастополя. Как известно, героическая оборона города продолжалась 11 месяцев, однако победы империи всё же не принесла. В результате Крымской войны Россия лишилась практически всего своего устаревшего парусного флота, напрямую зависевшего от капризов ветра и не способного противостоять современным, хорошо вооружённым паровым кораблям противника. Чтобы не допустить врага к городу, по приказу Нахимова русские парусники были затоплены у входа в Севастопольскую бухту.

В тот тяжёлый период Херсон стал серьёзным стратегическим пунктом обороны. Вот как описывал это действительный член Одесского общества истории и древностей, военный топограф Авксений Чирков: «Херсон сделался переходным пунктом войск, следовавших в Крым из Бессарабии и соседней с нею Подольской губернии. Здесь, в Херсоне, были устроены временные госпитали для больных и раненых военных чинов. Часть их помещалась в крепости, в здании училища торгового мореплавания, которое к этому времени было переведено в Новомиргород». И далее: «Взятие крепости Кинбурн неприятельскими войсками сделало положение Херсона более прежнего опасным…».

Кинбурнская крепость, находившаяся всего в 75 верстах от Херсона, пала в октябре 1855 года после массированной двухдневной бомбардировки укреплений корабельной артиллерией флота коалиции, состоявшего из 80 кораблей. Генерал-майор Коханович, командовавший крепостью, видя бессмысленность дальнейшего сопротивления, приказал солдатам сложить оружие…

Неудачная для России война окончилась подписанием Парижского мирного договора 18 марта 1856 года между империей с одной стороны, и коалицией Турции, Франции, Англии, Австрии, Пруссии и Сардинии с другой. Согласно договору, Россия теряла свои базы на побережье и лишалась своего былого влияния на Балканах. Империи пришлось вернуть Порте Карс в обмен на Севастополь. Чёрное море стало нейтральным, а Россия и Турция были лишены возможности иметь здесь свои военно-морские силы.

Рождение нового пароходства
Стоит отметить и то обстоятельство, что вместе с уничтожением Черноморского флота за годы войны в крайний упадок пришёл и торговый флот. Различные пароходные компании, пережившие совсем не лучшие времена и морскую блокаду, находились на грани банкротства. В этих сложных обстоятельствах начались поиски альтернативы, поэтому идея создания на Чёрном море новой пароходной компании – «Русского общества пароходства и торговли» (РОПиТ), принадлежавшей будущему адмиралу Николаю Аркасу, нашла широкий отклик в верхах. Ведь создание на основе государственных дотаций подобной компании не только решало несколько важных экономических проблем, но и позволило бы в дальнейшем, в случае начала очередной войны, использовать пароходы общества как вспомогательные крейсеры и военно-транспортные суда. Уже к концу 1856 года был собран капитал на покупку пароходов, а 21 мая 1857 года, то есть 160 лет назад, РОПиТ открыло первые пароходные линии: Одесса – Николаев – Херсон и Одесса – Кавказ. Вместе с тем, обществу пришлось решать и другие вопросы, в частности устройства и оборудования пристаней и причалов, складских помещений для хранения грузов.

В Херсоне пристань общества была устроена в районе нынешней набережной, которой оканчивается проспект Адмирала Ушакова, на арендованном обществом участке городской земли. Причём стоит отметить в пику нынешним «отцам» города, что условия аренды городской земли в те времена были самыми жёсткими, каждый её клочок приносил городской казне реальный доход. Мало того, в контракте был пункт, который предусматривал различные форс-мажорные обстоятельства, и в случае их возникновения – отчуждение всех имевшихся на арендуемой площади построек «в пользу города, без всякого за то вознаграждения».

На грани смены веков пароходы РОПиТа осуществляли грузоперевозки на линии Херсон – Александровск (ныне Запорожье), на которой курсировали колёсные пароходы «Скорый», «Проворный», «Поспешный». На линии Херсон – Николаев – Очаков – Одесса грузопассажирские перевозки производили пароходами «Граф Тотлебен», «Князь Потёмкин», «Князь Оболенский», «Суворов», «Румянцев» и другими. Интересен тот факт, что в некоторых случаях пассажирам приходилось тесниться, разделяя палубное пространство с грузом и даже с перевозимыми здесь животными. Так, в одном из номеров херсонской газеты «Югъ» пассажир жалуется на то, что из-за перевозимых на пароходе «Граф Тотлебен» коров «войти и выйти из кают второго класса не было решительно никакой возможности».

В 1871 году РОПиТ открыло пароходное сообщение с Дальним Востоком, а по линии следования судов – с Индией и Китаем, откуда стали доставлять чай, хлопок и «прочие колониальные товары», в том числе и сахар. Кстати, довольно интересна география стран, откуда в самодержавное государство импортировался сахар. В «Своде законов Российской империи» за 1910 год имеется статья об импорте сахара из Австралийской федерации, Аргентины, Бразилии, Дании, Испании, Канады, Коста-Рики, Мексики, Мозамбика, Никарагуа, Румынии, Чили, Южно-Африканского таможенного союза (Капская земля, Наталь, Трансвааль, Оранжевая Река, Южная Родезия, Базутоленд, Бечуаналенд). Такая вот богатая география любимого сладкого продукта! Причём, похоже, сахарок-то был тростниковый. Параллельно с официальным ввозом сахара в страну в начале ХХ века уже существовали тайные пути поставок запрещённого для употребления, вредного для здоровья сахарина. Сей продукт, пользовавшийся огромным спросом среди крестьян, доставляли через другие страны из Германии.

Окончание темы – в следующем номере.

Александр Захаров
http://www.grivna.ks.ua/archive/subbotnij-vypusk/1568-sv-2017/sv-2017-14/59823-po-stranitsam-istorii-khersona

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.