on-line с 20.02.06

Арт-блог

05.04.2019, 09:39

Апрель-2019

Апрельская прогулка (Ю. Визбор) Есть тайная печаль в весне первоначальной, Когда последний снег мне несказанно жаль, Когда в пустых лесах негромко и случайно Из дальнего окна доносится рояль. И ветер там вершит кружение занавески Там от движенья нот чуть звякает хрусталь Там девочка моя, еще ничья невеста, И грает, чтоб весну сопровождал рояль. Ребята, нам пора, пока мы не сменили Веселую печаль на черную печаль. Пока своим богам ни в чем не изменили, В программах наших душ передают рояль. И будет счастье нам, пока легко и смело Т а девочка творит над миром пастораль, Пока по всей земле, во все ее пределы Из дальнего окна доносится рояль.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новости региона

24.04.2019, 09:19

Відбувся ХХV ювілейний Всеукраїнський конкурс читців Шевченка

10.04.2019, 15:08

Епоха Вацлава Мошинського. Пам'яті Майстра

21.03.2019, 10:20

У Херсоні безкоштовно покажуть сучасне українське кіно

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Политики новые, а методы старые...

Политики новые, а методы старые...


На носу – снова выборы (напомним, на 183-м «херсонско-белозёрском» округе 17 июля – довыборы в Верховную Раду). Полистаем подшивки старых газет?

Совсем недавно мне сделали прекрасный подарок – небольшой, однако ёмкий карманный экземпляр толкового словаря, изданного в 1891 году. Конечно же, за 125 прошедших со дня его издания лет многие слова исчезли из употребления, забылись или применяются ныне совсем в ином значении. Толкование же других, вполне знакомых нам слов в нём порой гораздо точнее, чем в привычных современных словарях. Скажем, современная интернет-энциклопедия «Википедия» нежно и совершенно нейтрально расшифровывает слово ПОЛИТИК как «лицо, профессионально занимающееся политической деятельностью…», подчёркивая, что «основная цель политика – приход к власти». А вот толковый словарь 1891 года всё ставит на свои места, называя вещи своими именами: «Политикъ, греч. – ловкiй государственный дѢятель, хитрый, уклончивый чѢловекъ».

Политика же определяется словарём как «государственная мудрость, образъ дѢйствiй правительства, его виды и намѢренiя, осторожность въ обращенiи, лукавство, хитрость». Пожалуй, правильней толкования и не подобрать. В свете толкований позапрошлого века применительно к веку нынешнему все предвыборные обещания наших политиков, выставленные напоказ на билбордах в городе, вполне резонно считать не чем иным, как «лукавством и хитростью» для достижения главной цели – приходу к власти.

Политический цирк в борьбе за власть
Конечно, что и говорить, «ничто не ново на Земле»! Как и сейчас, сто лет назад к власти рвались порой люди, мягко говоря, не совсем честные, преследующие личные корыстные интересы, вносящие сумятицу и раздор в решение важных государственных вопросов. Посему подобных нынешним инцидентов и скандалов на всех уровнях власти – от городской управы до Государственной думы – хватало и тогда. Разница в том, что наши со-временники могут воочию увидеть тычки, оплеухи, рвание рубах на депутатских животах, услышать нецензурные возражения противо-борствующих сторон в реальном времени, по телевизору.

А вот предкам нашим приходилось всё это «дорисовывать» в своём воображении, читая меж строк газетные репортажи с очередных сессий. Причём уже тогда мудрые обыватели воспринимали смысл сказанных «народными избранниками» слов как прямо противоположный.

«Вот тут всё по-нашему, – утверждал в 1911 году местный обыватель, некто Антон Иванович, герой очерка в херсонской газете “Родной край”. – И слова самые понятные, хотя и по- благородному произносятся. Что по-нашему, по-простому “патривот”, то по-ихнему “негодяй”, а, что по-нашему “союзник” – то по-ихнему “сволочь”, али “с” с точками. Но эти слова мне знакомы, потому сам нередко по-благородному ругаюсь…»

И всё же основная масса обывателей обращалась к газетам лишь в поисках на их страницах очередной скандальной сенсации. Что, в сущности, подтверждал херсонский «Югъ» в 1898 году, подчёркивая нравы демимонда (полусвета) губернского города: «Некультурность провинции. Большинство читателей под истинностью газеты принимают громкий шантаж, семейный скандал, выплеснутый на улицу, хлёстко пущенную в печать клевету и, если угодно, бесшабашную хлестаковщину».

В ожидании крупного скандала ежедневно просматривал отчёты о заседании Государственной думы и уже знакомый нам Антон Иванович, герой публикации херсонского «Родного края»: «А скандала нет как нет, – грустно качал он головой. – Словно и не депутаты в думе сидят, а настоящие люди. Ничего путного…».

Политика системы против избранников
Впрочем, ошибался уважаемый. Скандалов, связанных с законодательным органом империи (как, впрочем, и с исполнительным органом местного городского самоуправления), хватало и тогда! Взять хотя бы «третьеиюньский переворот» 1907 года, который привёл к досрочному роспуску 2-й Государственной думы и коренному изменению во всей избирательной системе страны. Мало того, по прошествии четырёх лет, в 1911-м, скандальные события 1907 года вылились в бесконечную череду расследований и разоблачений провокационной деятельности Охранного отделения, которые освещались прессой всех без исключения уголков империи. Понадобилось целых четыре года, чтобы Чрезвычайная следственная комиссия окончательно запутала дело, а виновные в провокациях, повлёкших за собой жёсткие преследования, аресты и тюремные заключения социал-демократов, обвинённых в «учинении заговора против государства», в основном избежали наказания.

Известный политик прошлого, кадет Маклаков отмечал «лукавство и хитрость» политики существовавшей самодержавной системы: «Думу не потому распустили, что открыли заговор, а заговор “открыли” потому, что Думу было решено распустить».К слову, за три месяца до «третьеиюньского» переворота в помещении Государственной думы, в Таврическом дворце, всего за пару часов до начала заседания государственного органа вдруг ни с того ни с сего обрушилось 84 квадратных сажени (328 м2) потолка. Штукатурка с дранкой и потолочными досками общей массой в 200 пудов (3200 кг) накрыла депутатские места. Находись депутаты в зале, вполне возможно, что «единым махом» Государственная дума 2-го созыва прекратила бы своё существование ещё раньше. Крушение списали на некачественно проведённый подрядчиком ремонт, однако некая «недоговорённость» и сомнения всё же остались… А как всё хорошо начиналось! Какие правильные слова говорили те же херсонские монархисты во время избирательной кампании во 2-ю Государственную думу: «Все, кто против насилия и анархии, объединимся. Настало время выборов в Государственную думу, а потому, избиратели, не повторим ошибки прошлых выборов и с полным сознанием долга не допустим к избранию таких представителей, которые в первой думе вели страну к разорению. Нужна дума, которая вернёт и направит исстрадав-шуюся Родину к мирному прогрессивному труду на благо, счастье и могущество всего свободного народа».

Так и хочется добавить к этому нынешнее: «вернём благосостояние» и «прекратим геноцид»…

«Лукавые» местного разлива
«Хитростью и лукавством» сто лет назад действовали и политики более мелкого местного масштаба. Вот что рассказывал в 1906 году херсонский «Югъ»: «Получено предложение г. губернатора о созыве экстренного собрания думы для выбора комиссий по заведыванию избирательными участками. Дума, несомненно, будет созвана, вскоре будут избраны лица в комиссии, а там… А там управой всё будет сделано по закону: пойдут переписки и отписки, и публика через несколько месяцев прочтёт расклеенные на столбах списки избирателей, в которые будет внесено немалое число покойников, как это было в прошлый раз».

Ужель и сто лет спустя ничего нового не смогли придумать? Кстати, несмотря на упоминание автора «о расклеенных на столбах списков избирателей», скорее всего, это авторская аллегория. Ибо расклейка листовок на столбах, стенах и прочих непредназначенных для этого местах стала возможна лишь после февральской «свободы» 1917-го. До этого подобные действия влекли за собой серьёзные административные наказания, налагаемые полицией на виновных. Расклейка объявлений, списков, призывов и афиш допускалась лишь на специально устроенных тумбах, расположенных на наиболее оживлённых перекрёстках улиц в городе. Причём за это нужно было платить подрядчику, в чьём ведении эти тумбы находились.

В остальном же, листая подшивки старых газет дореволюционного периода и газет более позднего украинского (намеренно пропускаю период советский, ибо «волеизъявление» советского народа было своеобразным – единым и заранее прогнозируемым), нахожу совсем немало общего. Вот, скажем, кто может поверить, что эти строки были опубликованы в херсонской прессе ровно 100 лет назад: «Прошло всего четыре года, а меж тем как резко и определённо изменилось положение дел городского общественного управления. Оплатил ли уходящий состав думы свои обязательства, выданные избирателям? Ответ может быть только один – нет! Дума ознаменовала всю свою деятельность исключительно интригами, шумными разговорами и скандалами, но делом не занималась». Конечно, в наше время в значительной мере расширился арсенал действенных мер, направленных на нерадивых народных избранников, – от зелёнки и тухлых яиц до гнилой селёдки за воротник депутату…

А что изменилось?
Действенные методы «хитрости и лукавства» самодержавных политиков весьма похожи и в нынешней предвыборной раздаче «слонов», то бишь гречки. В местных газетах того периода есть немало тому примеров. Правда, тогда голоса продажного контингента избирателей можно было купить куда дешевле, чем нынешняя «золотая» по цене гречка. Обычно «мерилом» стоимости избирательских голосов служила водка. Впрочем, и тогда случалось, что доверчивых избирателей кидали, обещав рассчитаться после избрания на вожделенный пост: «В воскресенье в гостинице “Ришелье” по Ришельевской улице, – сообщала газета “Родной край”, – большая толпа народа с вечера и вплоть до поздней ночи буквально осаждала гостиницу и требовала Якова Ефимовича Коваленка, который обещал им “могарыча”. Как оказывается, г. Коваленко, агитируя на выборах мещанского старосты в пользу Лихарстова, обещал поставить “могарыча” доверчивым избирателям, но после выборов поспешил скрыться».

Нынешние чаяния избирателей по сути такие же, как и сто лет назад: «Неужели же так трудно сообразить, что пока вы не наладите повседневной жизни обывателя, до тех пор, какие бы вы законы ни писали, никто их не только исполнять, а и читать-то не будет, ибо и проводить-то их в жизнь некому. Отчего жизнь обывателя стала окончательно невыносима, и если он терпит, то истинно благодаря только своему ангельскому терпению» (херсонская газета «Родной край», 1909 год).

Да и в отношении «любви» к любому выборному органу власти также ничего не изменилось: «А вот и каникулы! И мы снова без Государственной думы. Без Бобринских, Марковых, Пуришкевичей, Челышевых, Крупенских – без громады речей, которыми казалось в конце концов будет засыпана империя, как некогда была засыпана прекрасная Помпея пеплом Везувия. Не будет особым преувеличением, если сказать, что за всё время существования государства не наговорено было столько, сколько теперь за одну бюджетную неделю. Теперь каждый идёт своим путём. Дума сама по себе, а страна – сама по себе. Как будто что-то чужое, чуждое и совершенно безразличное».

«…чужое, чуждое и совершенно безразличное» – как правильно подмечено, а главное, полностью соответствует нашему времени…

Александр Захаров

http://www.grivna.ks.ua/archive/subbotnij-vypusk/1487-sv-2016/sv-2016-28/57477-politiki-novye-a-metody-starye

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.