on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новости региона

15.08.2019, 14:05

В Україні запустився безкоштовний онлайн-курс для митців

14.08.2019, 10:32

У Херсоні відбудеться Флешмоб жіночності-2019

14.08.2019, 10:21

Херсонців запрошують відсвяткувати День Незалежності

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Пришел марток - надевай двое порток. Продолжение

Пришел марток - надевай двое порток. Продолжение темы

В предыдущих номерах «СВ» мы рассказали о природных катаклизмах, обрушивавшихся на Херсон в прошлом, приносивших серьёзный экономический ущерб, а порой и уносивших человеческие жизни. Сегодня – продолжение темы

Жителям Карантинного приходилось туго…
Да-да, так и есть, больше всех горожан в период сильных весенних паводков страдали жители низинного Карантинного острова. Впрочем, даже сравнительно небольшой подъём уровня вод превращал Остров на подступах к Херсону в широкую цепь озёр с клочками незатопленной суши. Обычно лёгкие и недолгие разливы местные жители привычно пережидали, сидя на своих чердаках, сообщаясь с «большой землей» и соседями при помощи лодок, имевшихся практически в каждой семье, ведь селение на Карантинном сплошь состояло из рыбаков и их семейств.

Однако «большая вода» 1908 года была действительно необычайно большой. Вот как описывает разгул стихии газета «Херсонский вестник» в апреле того же года: «Уже вчера многих карантинцев вода выгнала с чердаков. Но многие ещё сидят на своих чердаках. Впрочем, вчера им некуда было уходить, так как сильный ветер и волна заставляли выжидать более благополучной погоды».

А шторм при благоприятном ветре на Днепре был, да и сейчас временами ещё случается, делом весьма опасным. В одной из дореволюционных газет описывался случай, когда во время половодья при сильном восточном ветре не совсем трезвый служитель бани Вайнштейна, несмотря на все увещевания, попытался перебраться на лодке с пристани РОПиТ (район современной набережной) на Карантинный остров. Сильное течение подхватило судёнышко, тут же переставшее слушаться руля, и понесло среди бушующих волн, захлёстывая водой. Мгновение – и зрители на пристани увидели лишь мелькнувшую несколько раз среди волн голову несчастного вдали от переполненной водой лодки. Спасти безумца, конечно же, не удалось…

Обычно в период сильных наводнений жители Карантинного старались «распихать» на время своих детей и немощных родителей по близким и знакомым, живущим на «большой земле». Зачастую в ожидании серьёзного стихийного бедствия Городская управа предоставляла во временное пользование «карантинцам» помещения в морских казармах, где они могли переждать самую опасную фазу наводнения. Но обычно кроме стариков и детей мало кто пользовался предоставленной возможностью. В целях предупреждения вероятного мародёрства и грабежа каждый старался отсидеться на чердаке своего затопленного дома, охраняя с трудом нажитое имущество.

И всё же весной 1908 года отсидеться на чердаках удалось не всем. Хорошо, если этот чердак был над добротным каменным домом, стоящим на высоком цоколе, которому не страшно было временное затопление. Но таких домов в бедном рыбацком поселении было немного. А пропитавшиеся водой саманные постройки часто не выдерживали напора волн.

Беда не приходит одна…
Подобные проблемы испытывали жители и других частей города в жилищах, расположенных по низинам вблизи реки. «На новой слободе Военного форштадта в трёх усадьбах обвалились части стен. На Кривой улице (ныне улица Чайковского. – Прим. авт.) постройки подмочены в 23 усадьбах. На Карантинном острове затоплен 181 дом», – сообщал «Херсонский вестник». Газеты также писали о погибших и пропавших без вести в эти тяжёлые дни разгула стихии.

Мощные весенние половодья несли с собой и другие проблемы. Так, одной из статей дохода городского бюджета была сдача в аренду под огороды плавневых участков земли, так называемых плавневых гряд. Однако долго державшийся уровень воды в период больших наводнений не позволял заниматься обработкой земли и посадкой овощей, иногда даже до конца июля – начала августа. «Вода на убыль идёт очень медленно, – сообщала читателям газета “Родной край”, – а именно с 7 августа по настоящий день убыло всего лишь на три четверти вершка, так что сейчас ещё вода стоит выше обычной в августе месяце аршина на полтора».

Затопленные низменные берега значительно сокращали и общинные выгоны для крестьянского скота. Но, пожалуй, самое главное – бурные вешние воды влекли в низовья Днепра сотни и тысячи тонн ила, отложения которого на дне реки делали её малопригодной для судоходства. Порой наносы были так велики, что глубина Днепра в месте его впадения в лиман достигала критической отметки в 1–1,2 метра! Поэтому город снова и снова должен был выделять средства для расчистки судоходного фарватера.

Тропический ливень в Херсоне
Перед самым началом Первой мировой войны, вечером одного из июльских дней 1914 года, на Херсон обрушился невероятной силы ливень, сопровождавшийся «беспрерывными молниями и оглушительными ударами грома». Стихия бушевала всю ночь, а наутро перед измученными, невыспавшимися обывателями предстала картина полного хаоса и разрушения… Газета «Родной край» сохранила для потомков ужасы той ночи: «Все улицы оказались залиты водой, которая с рёвом и шумом неслась в низменные части города. Поток воды захватывал всё встречающееся на пути. В некоторых местах потоками были опрокинуты брички и фаэтоны. Напор воды был настолько силён, что против него не могли устоять даже каменные эстакады и мосты, совершенно теперь разрушенные. В общем, разрушения, причинённые этим не бывалым до сих пор ливнем, не поддаются описанию… Там, где лишь недавно красовался домик, на вид весьма крепкий и устойчивый, теперь торчат щепки и камни. Вчерашний зажиточный домовладелец сегодня очутился нищим, без средств к существованию».

Впрочем, разрушения в центральной части города хоть и были, однако оказались всё же менее значительные по сравнению с тем уроном, который понесли окраины, населённые беднотой. Крепкие каменные дома центра устояли, а вот некоторые мощёные улицы частично лишились своего покрытия, размытого и снесённого потоками в низины. Затопленными здесь главным образом оказались подвалы, в том числе и жилые.

Около полуночи, в самый разгар ливня, в пожарной части раздался телефонный звонок с мольбой о помощи: в низине возле Клушинского моста (несуществующий ныне в районе улицы Тракторной) поток воды заливает добротный каменный дом. Невзирая на сплошной поток воды, сокращавший видимость практически до ноля, спасательная бригада во главе с брандмейстером Федотьевым помчалась на выручку. Откачав часть воды, пожарные уже выводили на свободу попавших в западню жителей, когда, не выдержав напора воды, дом рухнул. Только слаженные действия спасателей позволили избежать неминуемых жертв. Однако проживавшие здесь семьи лишились всего имущества, унесённого бурлящим мощным потоком.

В Солдатском переулке ещё одна семья попала в западню и не могла выбраться из затопляемого дома. Благо крики несчастных были услышаны соседями, поспешившими разобрать потолок дома, таким образом спасти мужа, жену и шестерых их малолетних детей. Впрочем, без жертв в ту ночь таки не обошлось. Потоком воды была снесена в балку вместе со спавшим в ней стариком-квасником квасная будка, стоявшая на Резницком мосту. Тело несчастного было найдено лишь спустя несколько дней.

Уже на следующий день после ливня, когда ещё были достаточно сильны водяные потоки, сбегавшие в балку, по своей неосторожности в стремительно несущуюся реку у Клушинского моста попала пятилетняя девочка. К счастью, крики очевидцев случившегося были услышаны проходившими мимо Панкратьевского моста мужчинами, которые, не раздумывая, бросились к девочке на помощь. Кто-то из них успел ухватить уже нахлебавшуюся воды перепуганную малышку за платье, вытащить на берег и передать подоспевшим родителям.

Серьёзно пострадали от ливня домостроения Сухарного, Забалки, Северного и Военного форштадтов, немного менее – находившиеся на возвышенности Мельницы. На следующий день после ливня убитые горем херсонцы со слезами на глазах раска-пывали останки своих жилищ, разыскивая одежду, мебель и хоть какие-то вещи, унесённые вдоль улицы водными потоками.

P. S. Спустя несколько дней после стихийного бедствия, обрушившегося на Херсон, Австро-Венгрия объявила войну Сербии, а ещё через три дня, 1 августа 1914 года, Германия объявила войну Российской империи.

Вслед за этим 5 августа в херсонских газетах появилось объявление Херсонского губернатора Гревеница: «Сим объявляется во всеобщее сведение, что 8 августа текущего года будет иметь место солнечное затмение. Явление это самое естественное в природе и повторение его от времени до времени неизбежно. Население предупреждается не верить вздорным и невежественным толкам о том, что явление это будто быимеет какую-либо связь с событиями текущего времени».

Тем не менее, многие обыватели остались при мнении, что солнце затмевалось неспро-ста, а война и стихийное бедствие, от которых пострадал город, – это звенья одной цепи…

Александр Захаров
Источник информации

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.