on-line с 20.02.06

Арт-блог

07.02.2019, 11:25

Февраль-2019

Б Пастернак Февраль Достать чернил и плакать https://www.youtube.com/watch?v=Ba0t9sndAqg

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Новости региона

21.02.2019, 14:55

Стала відома програма «Amadeus – 2019»

20.02.2019, 11:33

Про що буде цьогорічний кінофестиваль Docudays UA?

29.01.2019, 12:08

Дозволь собі бути щасливим

> Туризм, отдых, развлечения > Бердвотчинг в Таврии > «Птичье царство» плавней и национального парка

«Птичье царство» плавней и национального парка: славное прошлое, мечта о несбыточном  или осуществимый план?

О том, что дельты рек – места массовых скоплений птиц,  знают, пожалуй, все, a утки, лысухи, цапли, чайки, крачки – все они относятся к так называемому водно-болотному комплексу видов. То есть гнездятся вблизи водоемов (в основном – пресных), в низменных, заболоченных местах
 
Правда, экология всей этой птичьей команды различна, то есть различны их взаимоотношения со средой. И для дальнейшего разговора надо бы отметить хотя бы некоторые особенности этих видов. А заодно более детально перечислить, кто же обитает в плавнях Нижнего Днепра. Разумеется, перечислить все виды невозможно, да и нет смысла: «лицо» плавней определяют в основном те виды, которые так или иначе связаны с водой. При этом встречаются у нас многие виды, но гнездятся не все: некоторые только пролетают (во время миграций) или зимуют.

Птицы охотничьи: утки, лысухи и другие. Итак, речные утки – кряква, серая утка, чирки. Из них в плавнях в настоящее время гнездятся кряква (массовый вид) и чирок-трескунок. Последнего, кстати, недаром назвали трескунком – кряканье этой мелкой утки действительно похоже на звук трещотки. Питаются они в основном растительным кормом (водными растениями) и гнездятся на суше и на заломах тростника. А кряква, между прочим, – это один из основных охотничьих видов птиц плавней и всей Херсонской области. Утки нырковые: морская и хохлатая чернети, красноголовый нырок, белоглазый нырок и другие. Они действительно нырковые – в отличие от уток речных, эти птицы часто ныряют. Делают это не из спортивного интереса: на дне водоемов нырковые утки ищут корм. А кормятся они не только растениями, но и водными беспозвоночными, моллюсками, ракообразными, червями. Из-за этого мясо нырковых уток зачастую имеет специфический привкус, поэтому оно «на любителя». Как объект охоты нырковые утки пользуются гораздо меньшей популярностью, чем утки речные. А в плавнях Нижнего Днепра их численность заметно меньше, чем численность кряквы и чирка. Да и гнездится у нас только красноголовый нырок – этот вид достоверно обнаружен. И численность его весьма невелика: может быть, несколько десятков пар.

Ведя разговор об утках (которые, между прочим, относятся к отряду гусеобразных) как-то «неприлично» будет не упомянуть о самых крупных представителях этого отряда – лебедях и гусях. Из гнездящихся у нас их – по одному виду: лебедь-шипун и гусь серый. И оба к массовым видам Нижнеднепровских плавней также явно не относятся: здесь находится  один-два  десятка гнезд каждого вида. Прошу не удивляться и не возмущаться: ежели кто слышал, что лебедей (а может быть, и гусей) у нас гораздо больше, то это правда! Но это относится к иным территориям – тем, которые находятся вблизи акваторий Черного моря и его заливов. И, конечно же, гораздо больше уток, гусей и лебедей у нас появляется зимой, потому  как на территории Херсонской области находятся места зимовки и миграционные пути. Это обилие и качественное, и количественное: в холодное время года у нас встречаются и те виды, которые не гнездятся. Что касается уток, то эти виды (основные) уже были названы. Ну а «гуси-лебеди» – их так же немало. Гуси: гуменник , белолобый, малый белолобый (или пискулька – он действительно пищит!), краснозобая  казарка. Лебеди: тот же шипун, кликун и редкостный гость из тундр – малый лебедь. Впрочем, почти все они – «истинные северяне». Кроме серого гуся, кликуна и шипуна: часть этих птиц прилетают из лесной и лесостепной зон.

Говоря о видах охотничьих, нельзя не упомянуть о так называемых пастушковых птицах. Из них более всего известна лысуха: небольшая птица черного цвета с белым пятном на голове. Это вторая по численности гнездящаяся охотничья птица Нижнеднепровских плавней – после кряквы. (А может, и первая. Точных данных нет – учеты надо проводить!). Заметно меньше численность камышницы – ближайшей «родственницы» лысухи. Она на нее, в общем, похожа: тоже черного цвета, но с красным пятном, да и размерами поменьше. Как и нырковые утки, оба вида питаются и водными растениями, и беспозвоночными животными. Только вот собирают они их не на дне (как нырковые утки), а у поверхности – на тех же водяных растениях. И из-за этого мясо лысухи тоже имеет иногда специфический привкус. Но это, в общем-то, не столь уж и важно – есть множество хороших рецептов приготовления, с помощью которых можно запросто убрать все эти «неприятности». Беда в другом: самих птиц становится гораздо меньше. Но об этом – немного позже.

Птицы иные: хотя и несъедобные, но наши
С охотничьими видами разобрались, переходим к другим. А к таким, прежде всего, относятся виды из отряда ржанкообразных – крачки и чайки. Их, правда, чаще всего называют чайками, но это не совсем верно. И если не вдаваться в чересчур заумные подробности строения, то главное тут вот в чем: крачки заметно мельче и крылья у них относительно более узкие и длинные. В Херсонской области их обитает немало – 11–13 видов.

Но в Нижнеднепровских плавнях гнездятся, в основном, крачка озёрная малая, крачка речная и чайка озёрная. Вся эта «команда» питается мелкой рыбой: ловят её в полете – выхватывают из воды.

Ну и, наконец, цапли и виды, им родственные. Эти птицы очень характерны для водно-болотных угодий, даже, в какой-то мере, являются их символами. А гнездятся у нас малая белая цапля, большая белая цапля, цапля серая, цапля рыжая, цапля желтая и каравайка. По способу питания все они, в общем, сходны: эти птицы кормятся, вышагивая по поверхности воды и вылавливая разную водяную живность.

Ну а «рацион» конкретных видов зависит от биологических особенностей и предпочтений. Цапли, например, почти в равных пропорциях потребляют земноводных (лягушек и головастиков) и мелкую рыбу. Довольно-таки значительно отличается питание каравайки: она кормится беспозвоночными. Впрочем, она ведь и настоящей цаплей не является, хотя им и родственна.

По поводу особенностей размножения: они у всех видов разные, и для краткости опишем лишь места гнездования. Лысухи и камышницы гнездятся в основном на воде: на заломах тростника, рогозы и так далее. Утки, гуси и лебеди, чайки и крачки выводят потомство и на берегу, и на воде – среди болотной растительности. Цапли и каравайки гнездятся преимущественно на деревьях и высоких кустарниках. При этом поселяться они предпочитают большими группами – колониями.

Предвижу вопрос: «Так, уже из названия статьи видно, что автор в очередной раз намерен жаловаться – в этот раз на судьбу птиц. А зачем? Разных пернатых у нас в плавнях немало – вон сколько видов! Нечего им, природолюбителям, делать: “плачутся” и “плачутся”!» И даже если возражение будет высказано в не столь резкой форме, суть будет примерно та же: зачем беспокоиться, ведь всё в порядке!

Рубеж веков – нерадостные перемены
Да нет, не всё. Во-первых, насчет разнообразия видов. Оно не настолько уж и большое: в настоящее время в Нижнеднепровских плавнях нет многих птиц, которые, вообще-то, должны бы здесь обитать и гнездиться. Например, колпица (которая родственна каравайке) – это один из типичных обитателей низовий рек. На Днепре она отсутствует, или же есть 1–2 гнезда, что, вообще-то, маловероятно. Но самое главное – это то, что за последние 30 лет в плавнях Нижнего Днепра произошло значительное снижение численности птиц. Причем уменьшилось количество и охотничьих птиц (уток, чирков, лысух и камышниц), и цапель. И такое снижение было очень заметным. Да чего там подбирать выражения – оно было просто катастрофическим! По разным видам количество гнездящихся пар уменьшилось в 3–7 раз! Ведь ныне живущие (и еще не пожилые!) местные жители еще помнят времена, когда плавни Нижнего Днепра были настоящим «птичьим» царством. Не буду кривить душой: даже сейчас от этого царства кое-что осталось – и довольно немало. Но ситуация, все-таки, далеко не лучшая. Каковы же причины этих изменений?

Вина человека
Причин несколько, и они хорошо известны. Правда, непросто решить, какие оказали более, а какие менее сильное влияние. Но это  в конце концов не так уж и важно. Итак, вот эти «таинственные» факторы: пожары в плавнях, отстрел в чрезмерно больших количествах, застройка плавней дачными участками. К такой застройке особо уязвимой оказалась кряква: именно её гнезда находятся в самых «лакомых» участках. Да, есть еще и такая «прелесть», как массовые нарушения правил лова рыбы. Возможно, многие зададут вопрос: «А причем здесь лов рыбы?» А притом, что львиная доля этих нарушений происходит в период нереста, весной. А в эту пору года не только рыба нерестится – весной ведь и «птички-пичужки» потомство выводят. А ненасытные двуногие им мешают: носятся на своих моторках днем и ночью и таскают из озер и рек рыбу. И так чуть ли не всю весну – именно в то время, когда птицы выводят потомство. Скорее всего, браконьеры повинны и в общем ухудшении условий обитания рыбоядных видов. Потому как, если численность промысловых видов упала катастрофически (а это так и есть, и хищнический промысел является одной из причин), то, в какой-то мере уменьшается численность всей рыбы. В том числе и так называемой «сорной» (мелкой, непромысловой), и мальков промысловых видов. А всем этим питаются наши «знакомые» – крачки, чайки и цапли.

Что делать?
Кое-что, конечно, уже делают. Во-первых, пернатых всё-таки перестали, извините, «молотить» всеми  доступными способами и в любое время. Так, неоднократно имели место попытки открыть весеннюю охоту. Слава Богу, сие узаконенное убийство в Украине не допустили. А прошлым летом ученые и природоохранники-общественники добились еще одного – открытия охоты в более поздние, чем того хотели многие охотники, сроки. Сделали это не из желания напакостить охотникам: просто в тот год из-за  нескольких причин выводки были слишком поздними и под выстрелы запросто пошли бы нелётные птенцы.

Что касается массовых нарушений в нерест, то здесь ситуация  такова, что большинство так называемых «браконьеров» – это, в общем-то, нормальные люди, которым существующий «порядок» уже, извините, в печенках сидит. Или вообще: те, кто попался «по дури» или по смешной мелочи («геройски» задержанные в «запрет» пацаны и пенсионеры уже вошли в местный фольклор!). И только 5–10% – это те самые «ловцы в законе». Ну что ж, их-то (как и их покровителей) не изменить. Разве что, если коренным образом менять систему природопользования в Нижнем Приднепровье. А придется – иного выхода, похоже, нет! Даже у тех, кто «в законе». Потому как при существующем порядке вещей через пару лет не станет и рыбы. А вообще, даже при понимании наших реалий, при достаточной терпимости автора к рыбацким и охотничьим «вольностям» за лов рыбы в нерест и использование электроудочки я бы плетьми порол. А как иначе отучить наших хапуг- недоумков от истребления добра?!

Но есть и иные меры: они отработаны, и во многих странах уже используются. Это, во-первых, подкормка в особо суровые зимы. А во-вторых – сооружение искусственных мест гнездования и улучшение уже имеющихся. Это, вообще-то, целая природоохранная отрасль: хорошо развитая, отработанная и проверенная во многих странах. Она появилась и развивается не от «дури» и не от избытка денег! Потому как нередко привлечение птиц приносит существенный экономический эффект. Там, где их скопления привлекают туристов – на охраняемых территориях. Так, может быть, пора и нам уже это попробовать (но только не «для галочки»). В этом году, конечно, уже поздновато. Но гнездование некоторых видов цапель еще продолжается. И хотя бы несколько экспериментальных платформ можно соорудить уже в нынешнем году. И на год будущий сейчас надо разрабатывать комплекс биотехнических мер по улучшению мест обитания птиц.

Кстати, создание Нижнеднепровского национального парка уже, кажется, не за горами (постучим по дереву!). И выполнение таких работ на территории заповедных объектов – и норма, и обычная практика. Работы ведут даже там, где национальные парки только создаются. Это ведь своеобразный индикатор реального отношения к природе – властей, специалистов и местных жителей. В некоторых странах за число гнезд устроены неофициальные соревнования!

Поэтому на мою статью прошу откликнуться всех, кому небезразличны птицы, плавни и создаваемый Нижнеднепровский национальный парк.

Евгений РОМАН
Гривна , 2008-05-08 (стр. 14)  

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.