on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.11.2020, 10:46

Ноябрь-2020

Мне мил ноябрь - предшественник зимы, Хоть самодур и нравом переменчив, С дождём и снегом, властью ранней тьмы, При свете фонарей почти застенчив... Люблю туманы, хруст подстывших луж, Незрячесть к лицам, дом с горячим чаем Ноябрь суров и сентиментам чужд, Скуп на цвета... Но так порой отчаян! Вдруг впустит солнце. И оно, спеша, День рассветит, раскрасит, отогреет... Весна - и только. Вот тогда Душа Вся встрепенётся и ...зазеленеет Алла Мироненко

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Новости региона

21.10.2021, 11:07

Юні херсонці стали дипломантами ІІІ Всеукраїнського фестивалю культури та творчості людей з інвалідністю «Сузір'я любові»

19.10.2021, 16:28

В Скадовську відкриється музей "Таємниці острова Джарилгач"

19.10.2021, 14:26

Херсонець увійшов до складу журі міжнародного кінофестивалю

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Опять он с нами, Линдер - жив!

 

Опять он с нами, Линдер - жив!

Кино любят, пожалуй, все без исключения, причем, похоже, во всем мире. Конечно, в нашем продвинутом веке уже невозможно представить себе, что были времена, когда его попросту не существовало. Страшно подумать! Тем не менее, все когда-то происходит впервые.

Из старых херсонских газет нам известно, что впервые жители города увидели «живую фотографию», так вначале именовали кинематограф, в самом начале ХХ века.: «25-26 мая на сцене театра демонстрируется «Американский биоскоп» — усовершенствованный матограф. Картинки, отраженные на экране синематографом, представляют собой крайне любопытное зрелище.

Для тех, кто имеет смутное представление о синематографе и никогда не видел его: иллюзия до того сильная, что трудно отрешиться от подозрения, что за прозрачным экраном находятся живые люди. Многие из картин скомбинированы чрезвычайно эффектно и остроумно, вызывают в публике, особенно в детях, неподдельный восторг и горячие аплодисменты.

Жаль только, что все картины сопровождаются сильным мельтешением, отчего глаза сильно утомляются, и порой трудно бывает разобраться в картинах при той быстроте, с которой они сменяют друг друга», — писала газета «Родной край» в 1903 году.

Вообще, стоит отметить, что в этот момент, совершенно неизвестно откуда, в городе появилась масса заезжих демонстраторов, знакомивших публику с волшебством кинематографа.: «Первая гастрольная поездка отделения Одесского театра «Иллюзион» А. Кишлалова. Городской театр. В воскресенье 1 и понедельник 2 апреля, известным демонстратором И. Готлибом даны будут два гастрольных представления ЖИВОЙ ДВИЖУЩЕЙСЯ ФОТОГРАФИИ…».

Да, «живая движущаяся» - это вам не просто застывшее фотомгновение, здесь уже явственно просматривается некая магия… Впрочем, магии при стоимости билета на сеанс от 15 до 40 копеек явно не доставало. По тем временам, когда фунт (453 г) хлеба стоил от 3 до 5 копеек, а фунт мяса можно было купить за 18 копеек, билет на киносеанс, малоимущим обходился достаточно дорого. Посему первые киноафиши заманивали неискушенную публику изысканной рекламой «…показ лучших по богатству репертуара картин, стоящих до 60 тысяч рублей…» или «…будут также демонстрироваться большие феерии в 400 метров длиной, раскрашенные в натуральные цвета…».

О! Похоже, раньше появления цветной пленки, херсонские зрители иногда смотрели таки, пусть по прежнему немые, зато цветные фильмы.

«… На экране прыгает зеленая надпись: «Жертва пампасов или три любовницы банкира, в 8 частях, 2.000 метров».

Зал чрезвычайно доволен и радостным хором гремит:

— В восьми частях! Две тысячи метров!.. Ого!..» - описывал в фельетоне «Банкир-бузотер», сеанс немого кино Илья Ильф.

Примерно такой же восторг испытывали херсонские зрители посещавшие местные биоскопы-кинотеатры, которых к 1917 году, в небольшом Херсоне насчитывалось уже не менее десятка - чем больше метраж картины, тем более многообещающим сулил быть просмотр.

А вот еще одна херсонская газетная реклама начала 1914 года: «Американский биоскоп. Учащимся разрешено. Сегодня демонстрируется «Спартак вождь гладиаторов». В 6 частях, 3000 метров длины, по знаменитому роману Эберса. Колосс сезона! Редкий шедевр! Торжество кинематографии! Для цельности впечатления картина демонстрируется по сеансам. Начало 1-го сеанса в 6 ч. веч., 2-го - 8 ч., 3-го - 10 ч.»

Вот ведь, оказывается и в начале своего существования, к вящей радости зрителей, кинематограф успешно раскручивал многосерийные эпопеи, которые за рубль-рубль двадцать можно было смотреть с 18 часов (по новому «часоисчислению») и почти до полуночи. Впрочем, подобные широкомасштабные исторические фильмы по тем временам были все же редкостью.

Чаще всего кинематограф развлекал публику мелкими в 15-20 минут, комическими и видовыми картинами, собранными в полутора часовой блок. А ведущие актеры становились кумирами кино-публики. Ну кто из прошлых киноманов не знал имен Веры Холодной, Ивана Мозжухина, Михаила Вавича, Веры Карали, Фербенкса Дугласа (старшего), Чарли Чаплина или Макса Линдера? И пусть на наш искушенный взгляд роли первых актеров были несколько гротескны, наиграны и весьма наивны, однако пальму кино-первенства у них не отнять.

Знакомый зрителям по комическим картинам Макс Линдер - звезда первой величины в кинематографе начала ХХ века, был хорошо известен и херсонцам. В местных биоскопах с неизменным успехом демонстрировались фильмы с его участием: «Макс ищет невесту», «Макс законодатель мод», «Макс - воздухоплаватель» и другие. А в 1913 году, по Херсону пронесся слух, что один из местных биоскопов решил пригласить на несколько выступлений знаменитого артиста, который, гастролируя по Европе, намеревался посетить соседнюю Одессу в двадцатых числах декабря. Херсонская публика замерла в предвкушении встречи с французским кумиром кинематографа.

21 декабря поезд с прославленным актером прибыл на одесский железнодорожный вокзал. Сказать просто - Линдера в Одессе встречали восторженные почитатели, значит, ничего не сказать… Их были тысячи, тех, кто собрался перед вокзалом и тех, кто не пожалев средств на перронный билет, подобрался к самому вагону, где ехал Макс. Мало того, почитатели взобрались на крыши вагонов, откуда неслось многократное «Ура»!

Полиция, охрипшая от криков «Осади!», оказалась просто не в состоянии навести должный порядок.

Бедный французик, хоть и знаменитый, но не привыкший к проявлениям такого дикого восторга, смущенно улыбался и махал своим поклонникам тоненькой ручкой в кожаной перчатке. С большим трудом полиции и помощникам Макса удалось протиснуть актера к автомобилю, который двинулся по Пушкинской улице сквозь массу почитателей таланта Линдера, к Лондонской гостинице.

Три дня гастролей киноактера в Одессе были отмечены огромным стечением народа на улицах, где он появлялся. Каждый хотел увидеть вживую этого знаменитого кино-героя. Однако, подобный ажиотаж слишком утомлял самого Линдера, тем более, что Одесса была уже четвертым городом в России, где ему довелось гастролировать.

Поэтому приглашение на гастроли в Херсон - столицу губернии, было встречено им без особого энтузиазма. К тому же, приближались семейные Рождественские праздники… Короче, Макс херсонцев огорчил, тем не менее, фильмы с его участием продолжали пользоваться огромной популярностью.

В период начавшейся вскоре германской войны, те же газеты сообщили, что актер ушел добровольцем в действующую армию, а еще спустя какое-то время в прессе появилось сообщение о его гибели. Мало того, убитый горем Париж выпустил даже открытку, на которой Линдер был изображен в военной форме, с надписью «Убит под Льежем».

Правда, в последствии оказалось, что все это не правда и знаменитый Макс жив. Злые языки утверждали даже, что сообщение о смерти Линдера, было хорошо спланированной рекламной кампанией, однако доказательств этому не нашлось, а может, в этот весьма сложный период, их просто не искали. Как бы там ни было, а местные херсонские газеты торжествовали вместе с его почитателями:

«Опять он с нами! Линдер жив!
Все также весел и игрив!
Все ложны оказались слухи -
Ах, чтоб того заели мухи! -
Кто первый слух о том пустил,
Что Линдер Макс в бою почил…» - с этих строк начиналась стихотворная реклама фильма «Барометр супружеской неверности» с участием Макса Линдера, в херсонском биоскопе «Ампир».

Через два года в стране грянула революция, вызвавшая кровавую гражданскую войну, после чего при новой, советской власти, страна была занята восстановлением всех своих разрушенных структур. Наверное, потому, двойной акт самоубийства знаменитого комика Линдера и его жены осенью 1925 года был  практически не замечен бывшими почитателями его таланта.

Джерело: "Херсонъ - забытый Югъ. Блог Виктора Хмеля"

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.