on-line с 20.02.06

Арт-блог

07.02.2019, 11:25

Февраль-2019

Б Пастернак Февраль Достать чернил и плакать https://www.youtube.com/watch?v=Ba0t9sndAqg

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Новости региона

29.01.2019, 12:08

Дозволь собі бути щасливим

25.01.2019, 10:00

Відбувся флеш-моб «Моя стрічка-моя згода!»

16.01.2019, 10:38

“Краща книга Херсонщини”

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Реформа образования: сто лет назад херсонские школьники должны были знать греческий язык

Реформа образования: сто лет назад херсонские школьники должны были знать греческий язык

В прошлом номере «Субботнего выпуска» мы рассказали о детских развлечениях в старом Херсоне. В частности, о популярной для всех возрастов площадке Общества содействия физическому воспитанию детей и летней колонии в Скадовске, где дети отдыхали в период летних школьных каникул. Ныне же речь пойдет о школе

В разных учебных заведениях дореволюционного Херсона учебный процесс начинался и заканчивался в различное время. То есть 1 сентября не было главной точкой отсчета нового учебного года. Например, в 1908-м в Первой женской гимназии занятия начались с 25 августа, в женской гимназии Карачевской-Волк - с 26 августа, в коммерческом училище - с 1 сентября. О дате оповещали учащихся и родителей местные газеты.

Переводные экзамены и экзамены на получение аттестата зрелости в каждом учебном заведении также проходили в различное время (с конца апреля) и оканчивались не позднее 15 мая. А с 15 мая начинались летние каникулы. То есть учащиеся старого Херсона отдыхали больше наших современных школьников, по крайней мере недели на две. Впрочем, летние каникулы автоматически переходили в «трудовой семестр», особенно в сельской местности, ибо ученикам приходилось помогать родителям, занятым тяжелым сельскохозяйственным трудом. А как известно: «летом день год кормит». Так что доводилось трудиться, чтобы заработать копеечку научение. Ведь школа-то была платная!

Были в истории школы времена, когда плата за обучение в школьных заведениях была достаточно высокой. Так, в херсонской губернской гимназии в 1868 году ежегодная плата для учащихся с 1 по 4 классы составляла 20 рублей, в старших 5-7 классах - 25 рублей. В сельских земских школах с четырехклассным образованием - от 7 рублей 30 копеек до 10 рублей. Существовали также школы удешевленного типа для бедноты. В Херсоне одна из таковых располагалась на Карантинном острове, население которого насчитывало тогда около тысячи человек. Оплата за обучение в этой школе была чисто символической - всего 2 рубля в год.

Плату за гимназическое обучение обычно вноси ли за полугодие вперед - в течение июля-августа и января-февраля. К расходам на обучение в гимназии следует приплюсовать стоимость обязательной школьной формы, учебных принадлежностей и учебников. Всё вместе тянуло на весьма кругленькую сумму - рубликов эдак в 50, а то и все 60! Скажем, семье младшего чиновника, состоявшего на государственной службе и получавшего всего 25 целковых в месяц, было достаточно сложно содержать даже одного ребенка-гимназиста. А ведь подобные небольшие жалования в то время были у многих херсонских обывателей. К примеру, у почтовых служащих, библиотекарей, санитаров и помощников земских учителей. Да и у самих учителей до реформы 1910 года жалования были ненамного выше. Хотя дополнительно к зарплате они получали еще и «квартирные», а в сёлах губернии некоторые крестьянские общества, осознавшие необходимость обучения своих детей в школах, поддерживали учителей продуктовыми выплатами: куль муки, пару пудов картофеля, полсотни куриных яиц...

Кстати, местные сельские власти порой пытались сэкономить на жалованиях учителей. Так, в 1902 году «верховная власть» посадов Березнеговатого и Висунска, входивших в Херсонский уезд (сейчас это Николаевская область), вдруг постановила «удержать в свою пользу» четырехмесячное летнее жалование учительниц, мотивируя свое решение тем, что «тепер літо, йдіть поденно робить, учення нема в школі». Решение это возмутило общественность, а в херсонской газете «Югъ» появился фельетон «По градам и весям». Его автор с сарказмом писал: «Сохранить бюджет - очень хорошая штука, особливо ежели в глубине сердец копошится скверненькое сознание, что в оскудении его виноваты они же, думцы, но драть шкуру с ни в чем не повинных людей - не годится!». Словом, благодаря общественности четырехмесячное жалование учителей удалось отстоять.

Да и как же иначе, если еще в начале XX века сельская учительница была, пожалуй, самым бесправным существом крестьянской глубинки. Вот как описывает жизнь сельской учительницы в 1902 году один из журналистов того времени: «Тяжело, безотрадно тяжело живется учительницам... Холодная грязная изба, служащая и школой, и жилищем, полное одиночество, полуголодное существование и крошечное жалование, которого не хватает даже на предметы первой необходимости, и ко всему этому вечная зависимость от всякого, кто имеет хоть маленькое отношение к школе... Но, несмотря на трудности и лишения, эти маленькие героини делают свое великое дело и, как это ни странно, даже любят его...».

А между тем нагрузки на сельских учителей были весьма велики. Так, из отчета Херсонской земской управы 1903 года следует, что в это время в уезде существовало 140 школ (в их числе 23 школы удешевленного типа), в которых учился 13351 ученик. Педагогический персонал состоял из 244 лиц обоего пола. То есть в среднем на каждого учителя приходилось по 51 ученику. Размер вознаграждения земских учителей составлял от 250 до 450 рублей в год. Он зависел от многих факторов, одним из которых был факт наличия у учителя специального образования.

Реформа народного образования 1910 года некоторым образом изменила прежнюю структуру школьного и гимназического обучения и значительным образом улучшила финансовое положение учительского персонала. Жалования за безупречную службу на школьном поприще были увеличены. Но всё так же они оставались в зависимости от образованности учительского персонала. Так, зарплаты учителей, имевших высшее образование, были примерно на четверть выше жалования учителя, окончившего всего лишь учительские курсы. Соответственным образом начислялась и пенсия: «Пенсии назначаются при выходе в отставку прослужившим не менее 25 лет по учебной службе: директору и начальнице гимназии по 2000 р. в год, инспектору - 1700р., учителям и учительницам с высшим образованием - 1200 р., а без высшего - 720 р.». То есть это был весьма хороший стимул для стремления получить высшее педагогическое образование.

Вообще, в начале XX века образованию в империи стали уделять особое внимание. За 10 лет, предшествовавших Первой мировой войне, расходы земств на народное образование возросли более чем втрое, а действенные школьные реформы следовали одна за другой. В 1903 году был представлен проект реформы средней школы, которая предусматривала замену прежнего раздельного обучения девочек и мальчиков совместным обучением. Правда, это касалось лишь первых четырёх классов низшей начальной школы. В старших классах обучение вновь становилось раздельным. Впервые опыт совместного обучения был испробован в 1906-м в Московской женской гимназии Вяземской. Однако Херсона это новшество коснулось лишь спустя три года. Тогда инспектор народных училищ уведомил городскую управу о разрешении преобразовать военно-форштадтские школы в смешанные для детей обоих полов.

Реформа 1903 года предусматривала постепенный переход ко всеобщему образованию. Для его осуществлений было намечено строительство новых современных школ, которые планировали возвести к началу 1920-х годов. К радости гимназистов, реформы коснулись и непосредственно учебного процесса. Из количества обязательных предметов был выведен ненавистный многим поколениям учащихся греческий язык, однако латынь всё так же оставалась в числе основных. Причем выпускникам реальных училищ теперь открывался доступ к факультетам университета, но только через дополнительные испытания по латинскому языку...

Кроме латыни в старой гимназии изучали еще французский, немецкий и английский языки. Реформа 1903 года коснулась и этих предметов. Для успешного изучения языков были введены внеклассные занятия, которые должны были быть добровольными. «К ним не допускаются учащиеся, не успевающие по русскому языку и математике. Оценка успехов в этих занятиях прилежания и поведения отметками не допускается. Занятия должны проводиться без учебников, письменных работ и заключаться в живых беседах об окружающих предметах и в рассказах о прочитанных отрывках литературного, географического и исторического содержания». К этим занятиям допускали учащихся старших (с 4-го) классов. Причем группы не должны были превышать десять человек, а вознаграждение преподавателю предполагало не выше 20 копеек в час с каждого ученика.

В 1908 году по личному пожеланию императора Николая II военное министерство и министерство народного образования «ввиду улучшения физического развития молодежи и подготовки ее к военной службе» разработали проект введения в земских учебных заведениях обязательных занятий по обучению строю и «соколиной» гимнастике. Занятия с учащимися должны были проводить запасные или отставные унтер-офицеры, для которых это становилось дополнительным приработком к пенсии.

В период войны, в преддверье разразившейся вскоре Октябрьской революции, в стране проходила уникальная реформа. Она коснулась всех отраслей образования - от начального до университетского. Всего лишь за два года (1915-1916) было сделано то, на что ныне не хватает десятилетий. Однако последующие события революционного переворота, ввергнувшие страну в бездну гражданской войны, свели на нет все достижения уникальной реформы.

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №30 (713).- 23.07.2015.- стр.13

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.