on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.02.2020, 09:16

Февраль 2020

Мело, мело по всей земле Во все пределы. Свеча горела на столе, Свеча горела. Как летом роем мошкара Летит на пламя, Слетались хлопья со двора К оконной раме. Метель лепила на стекле Кружки и стрелы. Свеча горела на столе, Свеча горела. На озаренный потолок Ложились тени, Скрещенья рук, скрещенья ног, Судьбы скрещенья. И падали два башмачка Со стуком на пол. И воск слезами с ночника На платье капал. И все терялось в снежной мгле Седой и белой. Свеча горела на столе, Свеча горела. На свечку дуло из угла, И жар соблазна Вздымал, как ангел, два крыла Крестообразно. Мело весь месяц в феврале, И то и дело Свеча горела на столе, Свеча горела. Борис Пастернак

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 

Новости региона

31.01.2020, 11:15

У полоні «Жіночого образу»

31.01.2020, 11:03

Херсонцев приглашают на кинотерапию "Страх перемен"

  Херсонцев приглашают на кинотерапию "Страх перемен" Что ...
31.01.2020, 10:46

Херсонців запрошують долучитися до святкування Всесвітнього дня читання вголос

> Темы > Визуальное искусство > Футуризм на Херсонщине > Родовое табу семьи Бурлюков

Родовое табу семьи Бурлюков

27.04.2006

Давид Бурлюк - живописец с мировым именем, поэт, мемуарист, отец русского футуризма. В начале минувшего века он привел к художнице Александре Экстер еще никому не известного Володю Маяковского. Представил: «А это Вадим Вадимыч Маяковский. Тоже поэт. И вообще, прекрасный молодой конь!» И не ошибся! «Выдавал ежедневно по 50 копеек. Чтоб писать не голодая», - вспоминал о Бурлюке Маяковский в автобиографии «Я сам».

Давид Бурлюк привозил к своим родителям в Чернянку (теперешний Каховский район) начинающих поэтов: Маяковского, Хлебникова, Лившица. Эти трое стали известными литераторами. В 20-х годах Давид Давидович Бурлюк эмигрировал сначала в Японию, а затем в США. Автор этого материала разыскал близких Давида Бурлюка в конце 80-х. Завязалась переписка. А уже после того, как семья Бурлюков получила из Херсона вырезку из газеты «Известия. Украина» со статьей о недавней выставке полотен Давида Давидовича в Петербурге и вырезки нескольких публикаций о художнике одной из херсонских многотиражных газет, в Херсон позвонила внучка Давида Бурлюка, Мария Клер-Бурлюк: «Мы помним, что Давид Давидович жил в вашем крае,
- начала разговор на ломаном русском Мария Клер-Бурлюк.

- Давид Давидович умер 17 января 1967 года. У нас даже сохранилась (кто-то прислал из Советского Союза) ваша «Литературная газета» с сообщением-некрологом о его кончине».
Очень хорошо о семье Бурлюков писал в своих мемуарах друг дедушки писатель Бенедикт Лившиц: «Между Бурлюками и всем остальным человечеством стояла неодолимая преграда: зоологическое ощущение семьи. Под последовательно поросшими оболочками гостеприимства, добродушия, товарищеской солидарности таилось непрогрызаемое ядро - родовое табу»... И еще я заметила: для нашего рода цифра 7 имеет магическое значение. Дедушка умер 17 января 1967 года. Его сестра Надежда и жена Мария Никифировна тоже умерли в 1967 году. Дедушка и бабушка завещали, чтобы их тела после смерти кремировали, а пепел рассеяли над водами океана».
Мария Клер-Бурлюк предложила организовать в Херсоне выставку работ Давида Бурлюка. Но городские власти тогда не поддержали ее идею.

Валерий Палий
"Взгляд" № 15 20 апреля 2006 г.

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.