on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.05.2019, 09:22

май-2019

Люблю я час грози весною, Коли травневий перший грім, Немовби тішачися грою, Гуркоче в небі голубім. Луна співає голосисто, От дощик бризнув, пил летить, Краплин прозорчасте намисто На сонці золотом горить. Біжать потоки з гір суворих, Пташиний не змовкає гам, І в лісі гам, і шум у горах — Усе підспівує громам… Ф. Тютчев  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Новости региона

16.05.2019, 11:59

В ККЗ «Ювілейний» проходить тиждень Європейського кіно

15.05.2019, 11:54

У вишиванках на роботу

14.05.2019, 09:47

Тиждень Європейського кіно - 2019

С Африкой в сердце



Василий Климов, сын офицера, родился на Сахалине. До 5 класса с родителями мотался по белу свету. После демобилизации отца «осел» в Полтаве, где и окончил школу. Был спортсменом, членом сборной СССР по легкой атлетике. Но внезапно спортивная карьера прервалась из-за проблем со зрением. Фактически уже студент Киевского института физкультуры возвращается в Полтаву и поступает в сельхозинститут.

С 1974 года 20 лет работал в заповеднике Аскания-Нова. Кандидат биологических наук. Автор книги о лошади Пржевальского. Ныне живет и работает в Москве. Член Союза фотохудожников России. Автор более 300 статей о дикой природе. Печатается в журналах «В мире животных», «Вокруг света», «Свирель», «Рыбалка и охота», «Путешествие в мире животных», «Любимец» и других. В июне 2005 года в Херсоне вышла книга Василия Климова «Аскания - земля заповедная».

Василий, каким же ветром вас занесло в Асканию Нова и что заставило ее покинуть?
На последних курсах проходил здесь практику. Приехал - и сердце свое оставил навсегда. Здесь я сделал свои первые снимки. С тех пор моя судьба крепко связана с Асканией. Потом грянула перестройка, а у меня трое деточек. И я понял, что с моей копеечной зарплатой надо что-то делать, иначе мои дети останутся бедными и нищими. И я бросаю дело жизни, еду в Москву и занимаюсь зарабатыванием своих 5 копеек.

Почему именно в Москву?
Потому что Москва была центром. Я там защищался, меня там уже знали как фотографа, как мастера. Там профессионалы куются династиями. Мне тоже хотелось быть профессионалом. И я им стал. Во многих ипостасях.

А именно?
Первая моя карьера - легкая атлетика: я член сборной СССР. Вторая - биология: я стал международным специалистом по редким видам диких лошадей. Третья - бизнес: я заработал все, что хотел. У меня была в банке собственная операционистка - столь серьезные обороты были. Но самое главное, как только у меня появились деньги, я поехал в Африку на свое первое сафари. Так началась четвертая карьера - фотография и журналистика. Я, человек «с улицы», которому под 50, стал членом Союза фотохудожников России. Параллельно я начал писать статьи о зверюшках - об их поведении, об их любви и дружбе, описываю мои встречи с буйволами, козлами, бизонами. Я подсматриваю сценки из их жизни, снимаю гнезда птичек, как мамочка кормит птенчика. Подобраться к ней и быть невидимкой - это высший пилотаж для фотохудожника.

Как вам это удается?
Самое главное - надо быть натуралистом, нужно любить природу, чтобы часами сидеть без движения, выслеживая животное. Есть и специальная аппаратура, «телевики», дистанционные штучки, есть масса приемов. Зная поведение животных, я организовываю их реакцию. Например, чтобы снять, как страусы «клюют» солнышко, я сыпал им корм, отбегал и ждал, чтобы они нагнулись синхронно. Это огромная работа. Но секреты я открывать не буду - пропадет флер необыкновенности. Пусть это останется романтической маленькой тайной.

Почему вы стали именно фотографом?
Я хотел быть художником, а стал биологом. Несбывшаяся мечта вылилась в то, что я начал фотографировать.

Часто встречаетесь с опасностью?
Бывает. Когда снимал любовь львов, лев вполне мог бы попробовать меня на завтрак или на обед. Все это экстрим, все это связано с опасностью. В Африке у меня есть машина, есть негр-переводчик, но я пытаюсь от них оторваться и путешествовать самому. Идешь и слышишь - там кто-то зарычал, там пара павианов встретилась - обошел их стороной, потому что эти ребята очень опасны, могут и напасть. А бывает и так, что сидишь с ними рядом, смотришь, как они живут. Но и они меня обходят стороной, видя что я их не боюсь, у меня под рукой всегда тяжелый предмет, чтобы защититься. Но кроме ножа и обычной оптики у меня ничего нет - ружья я не ношу. Но опасность подстерегает не только в Африке. Это бывает каждый день. Когда я снимал в Аскании на гнездах сов, пустельгу и копчиков - чуть не свалился с огромного дерева, в последний момент задержался за ветку. Этот случай мог стоить мне жизни.

Как родные относятся к опасностям работы?
Они привыкли и махнули на меня рукой. К тому же, я как мудрый человек брал жену и детей с собой. Моя 8-летняя дочь где-то в Момбате «строила» на пляже негров-охранников, обменивала у папуасов на деревянные фигурки шампуни, зубные пасты и щетки - это был ее первый бизнес. Сегодня в ее архиве десяток статей об Африке. Она объехала полмира и сама поступила на факультет журналистики в университет Дружбы народов.

Откуда такое желание объединить Асканию-Нова и Африку?
Африка - это особенное место. Почему-то в детской книжке было написано: «Не ходите, дети, в Африку гулять...», а я призываю: «Ребята, все в Африку!». 100 лет назад здесь появился Фальц-Фейн и начал создавать свой маленький рай, свою маленькую Африку. Эта Африка в сердце каждого из нас. А через 100 лет здесь появился я. И мне внушали, что Аскания - это лучшее место на земле, лучшего заповедника нет нигде.

Я этому и верил, и не верил. И только вырвавшись отсюда, объездив всю Евразию и Африку, я понял: второго такого заповедника нет, И я совместил асканийскую съемку с африканской, и мечту Фальц-Фейна реализовал - из Аскании сделать Африку. Никто не может отличить, где что. Разве что тигры, львы и леопарды явно выдают Африку. А всем херсонцам я хочу сказать: ребята, вы все находитесь в каменных джунглях, не зная, что рядом с вами есть место совершенно уникальное и фантастическое. На Херсонщине это единственная точка, куда стоит привозить иностранных гостей. Когда я спрашиваю за границей, что люди знают об Украине, оказывается, что, кроме Киева и Аскании, не знают ничего.

Кто вы по духу - москвич или асканиец?
Даже не знаю. Наверное, в Москве я асканиец, а здесь - москвич. За 20 лет в Москве я научился многому, шагнул далеко вперед. Но, честно говоря, мне в Москве или в Херсоне тошно ходить по улицам. Мне в городах просто неинтересно. Любимые мои места - заповедники, там, где осталась еще какая-то жизнь. Природа очень добра, отзывчива, она открывает свои покровы всем, кто может иметь терпение. Природа как женщина: будешь ласков и терпелив - она раскроет тебе все свои тайны. Я специализируюсь по украинским заповедникам. Последние 2-3 года я приезжаю в Асканию весной и уезжаю к зиме. Мне здесь нравится, у меня дача, квартира осталась.

Чем вы сегодня зарабатываете на жизнь?
Только фотографией и журналистикой. Но чтобы кормиться фотографией, надо напрягаться.

Вы человек конфликтный?
Я четкий, бескомпромиссный человек. Если я что-то делаю - я делаю это всерьез. Я не обращаю внимания ни на что, если считаю, что я прав. Да, я конфликтный, хотя объяснить свои мотивы и поступки пытаюсь всегда.

А с животными проблем нет?
Полное взаимопонимание.

Лариса Жарких
Херсон Маркет.- 12-16 апреля.- 2007

 

 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.