on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.07.2019, 09:54

Июль-2019

Розпал літа – квітнуть квіти. Липень в гості завітав. Бавився і загубився між м′яких шовкових трав. Яблука червонобокі, груші медом налились. І маленькі пташенята у повітря вже знялись. Різнобарв′я… Різнотрав′я душу й серце веселить. І завмер малий метелик поміж квітами на мить. Лідія Кир′яненко  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Новости региона

08.07.2019, 10:15

Ніч на Івана Купала

02.07.2019, 10:29

«Твоя країна fest» побував у Скадовську

02.07.2019, 10:21

Фестиваль «Козацький шлях 2019» завітає на Херсонщину

С Африкой в сердце



Василий Климов, сын офицера, родился на Сахалине. До 5 класса с родителями мотался по белу свету. После демобилизации отца «осел» в Полтаве, где и окончил школу. Был спортсменом, членом сборной СССР по легкой атлетике. Но внезапно спортивная карьера прервалась из-за проблем со зрением. Фактически уже студент Киевского института физкультуры возвращается в Полтаву и поступает в сельхозинститут.

С 1974 года 20 лет работал в заповеднике Аскания-Нова. Кандидат биологических наук. Автор книги о лошади Пржевальского. Ныне живет и работает в Москве. Член Союза фотохудожников России. Автор более 300 статей о дикой природе. Печатается в журналах «В мире животных», «Вокруг света», «Свирель», «Рыбалка и охота», «Путешествие в мире животных», «Любимец» и других. В июне 2005 года в Херсоне вышла книга Василия Климова «Аскания - земля заповедная».

Василий, каким же ветром вас занесло в Асканию Нова и что заставило ее покинуть?
На последних курсах проходил здесь практику. Приехал - и сердце свое оставил навсегда. Здесь я сделал свои первые снимки. С тех пор моя судьба крепко связана с Асканией. Потом грянула перестройка, а у меня трое деточек. И я понял, что с моей копеечной зарплатой надо что-то делать, иначе мои дети останутся бедными и нищими. И я бросаю дело жизни, еду в Москву и занимаюсь зарабатыванием своих 5 копеек.

Почему именно в Москву?
Потому что Москва была центром. Я там защищался, меня там уже знали как фотографа, как мастера. Там профессионалы куются династиями. Мне тоже хотелось быть профессионалом. И я им стал. Во многих ипостасях.

А именно?
Первая моя карьера - легкая атлетика: я член сборной СССР. Вторая - биология: я стал международным специалистом по редким видам диких лошадей. Третья - бизнес: я заработал все, что хотел. У меня была в банке собственная операционистка - столь серьезные обороты были. Но самое главное, как только у меня появились деньги, я поехал в Африку на свое первое сафари. Так началась четвертая карьера - фотография и журналистика. Я, человек «с улицы», которому под 50, стал членом Союза фотохудожников России. Параллельно я начал писать статьи о зверюшках - об их поведении, об их любви и дружбе, описываю мои встречи с буйволами, козлами, бизонами. Я подсматриваю сценки из их жизни, снимаю гнезда птичек, как мамочка кормит птенчика. Подобраться к ней и быть невидимкой - это высший пилотаж для фотохудожника.

Как вам это удается?
Самое главное - надо быть натуралистом, нужно любить природу, чтобы часами сидеть без движения, выслеживая животное. Есть и специальная аппаратура, «телевики», дистанционные штучки, есть масса приемов. Зная поведение животных, я организовываю их реакцию. Например, чтобы снять, как страусы «клюют» солнышко, я сыпал им корм, отбегал и ждал, чтобы они нагнулись синхронно. Это огромная работа. Но секреты я открывать не буду - пропадет флер необыкновенности. Пусть это останется романтической маленькой тайной.

Почему вы стали именно фотографом?
Я хотел быть художником, а стал биологом. Несбывшаяся мечта вылилась в то, что я начал фотографировать.

Часто встречаетесь с опасностью?
Бывает. Когда снимал любовь львов, лев вполне мог бы попробовать меня на завтрак или на обед. Все это экстрим, все это связано с опасностью. В Африке у меня есть машина, есть негр-переводчик, но я пытаюсь от них оторваться и путешествовать самому. Идешь и слышишь - там кто-то зарычал, там пара павианов встретилась - обошел их стороной, потому что эти ребята очень опасны, могут и напасть. А бывает и так, что сидишь с ними рядом, смотришь, как они живут. Но и они меня обходят стороной, видя что я их не боюсь, у меня под рукой всегда тяжелый предмет, чтобы защититься. Но кроме ножа и обычной оптики у меня ничего нет - ружья я не ношу. Но опасность подстерегает не только в Африке. Это бывает каждый день. Когда я снимал в Аскании на гнездах сов, пустельгу и копчиков - чуть не свалился с огромного дерева, в последний момент задержался за ветку. Этот случай мог стоить мне жизни.

Как родные относятся к опасностям работы?
Они привыкли и махнули на меня рукой. К тому же, я как мудрый человек брал жену и детей с собой. Моя 8-летняя дочь где-то в Момбате «строила» на пляже негров-охранников, обменивала у папуасов на деревянные фигурки шампуни, зубные пасты и щетки - это был ее первый бизнес. Сегодня в ее архиве десяток статей об Африке. Она объехала полмира и сама поступила на факультет журналистики в университет Дружбы народов.

Откуда такое желание объединить Асканию-Нова и Африку?
Африка - это особенное место. Почему-то в детской книжке было написано: «Не ходите, дети, в Африку гулять...», а я призываю: «Ребята, все в Африку!». 100 лет назад здесь появился Фальц-Фейн и начал создавать свой маленький рай, свою маленькую Африку. Эта Африка в сердце каждого из нас. А через 100 лет здесь появился я. И мне внушали, что Аскания - это лучшее место на земле, лучшего заповедника нет нигде.

Я этому и верил, и не верил. И только вырвавшись отсюда, объездив всю Евразию и Африку, я понял: второго такого заповедника нет, И я совместил асканийскую съемку с африканской, и мечту Фальц-Фейна реализовал - из Аскании сделать Африку. Никто не может отличить, где что. Разве что тигры, львы и леопарды явно выдают Африку. А всем херсонцам я хочу сказать: ребята, вы все находитесь в каменных джунглях, не зная, что рядом с вами есть место совершенно уникальное и фантастическое. На Херсонщине это единственная точка, куда стоит привозить иностранных гостей. Когда я спрашиваю за границей, что люди знают об Украине, оказывается, что, кроме Киева и Аскании, не знают ничего.

Кто вы по духу - москвич или асканиец?
Даже не знаю. Наверное, в Москве я асканиец, а здесь - москвич. За 20 лет в Москве я научился многому, шагнул далеко вперед. Но, честно говоря, мне в Москве или в Херсоне тошно ходить по улицам. Мне в городах просто неинтересно. Любимые мои места - заповедники, там, где осталась еще какая-то жизнь. Природа очень добра, отзывчива, она открывает свои покровы всем, кто может иметь терпение. Природа как женщина: будешь ласков и терпелив - она раскроет тебе все свои тайны. Я специализируюсь по украинским заповедникам. Последние 2-3 года я приезжаю в Асканию весной и уезжаю к зиме. Мне здесь нравится, у меня дача, квартира осталась.

Чем вы сегодня зарабатываете на жизнь?
Только фотографией и журналистикой. Но чтобы кормиться фотографией, надо напрягаться.

Вы человек конфликтный?
Я четкий, бескомпромиссный человек. Если я что-то делаю - я делаю это всерьез. Я не обращаю внимания ни на что, если считаю, что я прав. Да, я конфликтный, хотя объяснить свои мотивы и поступки пытаюсь всегда.

А с животными проблем нет?
Полное взаимопонимание.

Лариса Жарких
Херсон Маркет.- 12-16 апреля.- 2007

 

 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.