on-line с 20.02.06

Арт-блог

05.04.2019, 09:39

Апрель-2019

Апрельская прогулка (Ю. Визбор) Есть тайная печаль в весне первоначальной, Когда последний снег мне несказанно жаль, Когда в пустых лесах негромко и случайно Из дальнего окна доносится рояль. И ветер там вершит кружение занавески Там от движенья нот чуть звякает хрусталь Там девочка моя, еще ничья невеста, И грает, чтоб весну сопровождал рояль. Ребята, нам пора, пока мы не сменили Веселую печаль на черную печаль. Пока своим богам ни в чем не изменили, В программах наших душ передают рояль. И будет счастье нам, пока легко и смело Т а девочка творит над миром пастораль, Пока по всей земле, во все ее пределы Из дальнего окна доносится рояль.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новости региона

10.04.2019, 15:08

Епоха Вацлава Мошинського. Пам'яті Майстра

21.03.2019, 10:20

У Херсоні безкоштовно покажуть сучасне українське кіно

18.03.2019, 10:08

V Міжнародний конкурс малюнку «Ілюстрація до народної казки»

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Санитарная служба в Херсоне. Что изменилось за сто лет. Продолжение

Санитарная служба в Херсоне. Что изменилось за сто лет. Продолжение

Продолжение темы о санитарных нарушениях в сфере обслуживания, доставки, реализации пищевых продуктов и в иных аспектах жизни начала ХХ века, начатой в прошлом номере «СВ»

Санитарный надзор в борьбе с фальсификатом
Начало ХХ века можно смело назвать «разгулом процветания фальсифицированных продуктов питания». В этот период недобросовестные торговцы в погоне за прибылью научились подделывать «всё и вся». В первую очередь продукты, пользующиеся высоким спросом, такие как колбаса, молоко, сметана. Несмотря на то, что в начале ХХ века существовала ежемесячно утверждаемая губернатором такса на продукты первой необходимости, в которую входило и мясо, умудрялись «химичить» с сортностью его и качеством, иногда «исправляя магнезией» уже совсем не годное в пищу. Впрочем, по утверждению покупателей, чаще всё же внаглую навязывая довесок из испорченного.

В конце первого десятилетия ХХ века в Херсоне случилось даже долговременное противостояние меж торговцами мясом и покупателями. Целый ряд публикаций в местных газетах был так и озаглавлен «Мясное дело». В разбирательство тяжбы были втянуты саннадзор и в качестве третейского судьи городское самоуправление. К чести городского руководства стоит отметить, что интересы покупателей оно всё же отстояло.

В отношение же фальсифицированной молочной продукции очень часто в старых херсонских газетах появляются отчеты о проведенных на рынках санитарных проверках и уничтоженном по приказу санитарного врача фальсификате: разбавленном водой молоке, поддельном масле и фальшивой сметане. «Санитарным врачом неоднократно замечено, – сообщал херсонский “Родной край”, – что на базарах под видом сметаны продается искусственная смесь творога, молока и сметаны под названием “ряженка”. Ввиду этого г-н Мефодьев предполагает возбудить перед городской думой ходатайство об издании обязательных постановлений о воспрещении продажи “ряженки”». Как бы там ни было, но, несмотря на все прилагаемые городским санитарным надзором и полицией титанические усилия, справиться с контрафактной продукцией в начале ХХ века так и не смогли. А с началом империалистической войны и вовсе поддельные продукты стали «нормой жизни».

В 1917 году, после февральской революции, так и не облегчившей жизнь народа, в «Родном крае» появился фельетон в стихах херсонского автора, спрятавшегося за псевдонимом Лорд-Бич. В нём он «раскрывал» некоторые секреты заполонившего страну продуктового фальсификата: 
«Сметану делают легко –
Берут проваренную воду,
Но иногда и молоко,
Затем творог, муку и соду. 
Мешают просто фунт муки
И творогу 2–3 стакана, 
Сбивают долго от руки
И получается сметана…».

И так далее. После 1917 года, когда всё в стране было перевернуто «с ног на голову» и санитарный надзор практически был упразднен, для фальсификаторов продуктов наступили золотые времена.

Саннадзор – за чистоту городских улиц
Немало сил санитарных надзирателей уходило на борьбу с некачественной уборкой улиц и вывозом нечистот из выгребных ям. По- видимому, проблема с уборкой городских улиц существовала с самого основания Херсона. И если на первых порах мусор и отходы, высыпаемые прямо на улицу под ноги прохожим помогали в слякотную пору в какой-то степени справиться с непроходимой грязью, то впослед-ствии, когда улицы стали мостить камнем, сей способ утилизации его стал неприемлем. А уж когда Херсон стал настоящим городом – и подавно.

Поначалу было предложено всем домовладельцам своими силами убирать часть улицы, находящуюся перед их домостроением. Однако долгое время многие из них игнорировали это постановление, что, естественно, совсем не украшало улицы города. Мало того, многие из них по привычке всё так же продолжали выливать помои и выбрасывать сор под ноги прохожим. Городские санитарные надзиратели выбивались из сил, подкарауливая домовладельцев-нарушителей. На центральных, мощеных и более «цивилизованных» улицах города, где проживало более достаточное население, ситуация была уже несколько иная. Здесь уже имелись наемные дворники, которые не только следили за чистотой и порядком на прилегающем к дому участке улицы, но и занимались подрезкой ветвей деревьев, мешающих пешеходам на тротуарах, поливкой мостовой и устройством специальных поилок для бродячих животных в знойный период лета.

В 1910 году Херсонский губернатор, статский советник Федор Александрович Бантыш, внес на совещание городской управы и юридической комиссии предложение об издании обязательного постановления, возлагающего на домовладельцев города Херсона обязанностей по очистке половины улицы против их усадеб. Однако в этот раз предложение губернатора не прошло по вполне конкретным причинам, указанным в отчете комиссии. Причем среди прочих причин были и такие: «…огромное большинство домовладельцев городских окраин составляет беднейший класс населения, вынужденный снискивать средства к существованию поденными работами на стороне и потому не имеющий возможно-сти уделить время на содержание в должной чистоте улиц у своих домов». И следующее: «…возложение на домовладельцев обязанности по очистке улиц породило бы между ними массу недоразумений из-за пространства и границ подлежащего очистке каждым домовладельцем участка улицы».

Чуть позже всё же вернулись к предложению Бантыша и обязали таки дворников в центральной, «цивилизованной» части города очищать до половины улицу против их участков. Мало того, обязательным постановлением регламентировалось время уборки тротуаров и мостовых: в летнее время уборка должна была быть завершена до 6 часов, в зимнее – до 7 часов утра. С тем, чтобы ко времени, когда на улице появляется масса прохожих, не поднимать пыли и не доставлять неудобств. Впрочем, какая пыль, если в обязанности дворников входил двухразовый полив своих участков утром и вечером!

Исполнение сих обязанностей дворниками находилось на контроле у надзирателей санитарного надзора и полиции. Следили они и за перевозкой по улицам города сыпучего бытового и строительного мусора. Который, согласно обязательному постановлению, должен был перевозиться специально подготовленными для этих целей подводами без щелей в дне и плотно укрытыми рогожами. Вместе с тем для уборки бульваров, площадей, базаров и некоторых улиц в Херсоне использовали труд заключенных местных тюрем. Правда, в этом случае нареканий надзирателей санитарного надзора было куда как больше. Так как арестанты, хотя и получавшие за свою работу деньги, особого рвения к работе не проявляли и даже специально старались досадить прохожим. Ну а самыми проблемными в санитарном отношении местами в старом Херсоне еще долго оставались овраги военного форштадта и балка, отделяющая город от его предместья Забалки. Куда все горожане тайно свозили всякий сор и даже дохлых животных...

Головная боль – ассенизационный обоз
Пожалуй, ничего нет удивительного, что в наш ХХІ век в мире продается всё и вся. Предприимчивые дельцы из многих стран уже давно и вполне успешно торгуют даже консервированным… воздухом, выдумывая для этого различные завлекательные бренды: «Морской воздух», «Воздух швейцарских гор», «Воздух Алматы», «Воздух Парижа»… Но вот если бы каким-то образом до нас дошел «Воздух Херсона», законсервированный в начале ХХ века, наверняка он нам бы совсем не понравился! А главной причиной тому был… городской ассенизационный обоз, перевозивший нечистоты из выгребных ям.

В большинстве своем гужевой транспорт, емкости для перевозки нечистот да и сами работники обоза – как их тогда называли, золотари – принадлежали тюремному ведомству и лишь примерно третью его часть составляли свободные «частные предприниматели». В сущности, подобная утилизации жидких отходов была далека от совершенства. Да и вывоз обозниками сточных вод обходился домовладельцам совсем не дешево – в 25 раз дороже, чем доставка такого же объема питьевой воды! Причем 75 бочек городского ассенизационного обоза не всегда успевали обслужить 6049 частных домовладений Херсона, 79 городских зданий, а также 92, принадлежавших различным учреждениям и ведомствам (по сведениям 1913 года). Дабы не оскорблять нежного обоняния херсонских прохожих-обывателей, работали ассенизаторы только по ночам.

Однако, осознавая свою востребованность и значимость выполняемых работ, золотари трудились, что называется, спустя рукава. Порой, особенно в дождливые и ненастные дни, умудрялись опорожнять бочки с нечистотами тут же на улицах города или в оврагах у крепости, куда добраться было гораздо быстрее, чем до отведенного для утилизации участка за городом. Благодаря этой хитрости они еще успевали сделать несколько лишних ходок сверх плана, получить дополнительный заработок и раньше окончить свою грязную работу. «Ассенизационные обозы, – констатировал сей факт исполнявший должность херсонского полицмейстера Шесточенко, – выезжают по городу с вечера, раньше установленного времени, при бочках фонарей не имеется, бочки снаружи загрязнены и от них распространяется зловоние, иные неисправны и из них по пути вытекают нечистоты, загрязняя улицы. А часто из бочек выливаются нечистоты нарочно».

Как бы ни поднимали возмущенные обыватели сей вопрос в прессе, санитарные надзиратели и местная полиция не могли уследить за всеми нерадивыми обозниками, а посему подобные нарушения случались довольно часто, и запахи, витавшие над городскими улицами, были еще те! Как утверждал в свое время городской голова Херсона Блажков, «в конечном результате не только подпочвенные воды насыщены нечистотами, но почти вся почва города пропитана и отравлена ими, и можно себе представить, чем дышит херсонский обыватель в летнюю жару». Если же «охота» на нерадивого обозника, «опорожняющегося» в неположенном месте, была удачной, то «по полной» получали и он, и хозяин ассенизационного обоза.

Неутешительное заключение
Как бы там ни было, несмотря на серьезную работу, проводимую санитарным надзором в начале ХХ века, проблем с санитарным состоянием города хватало. Как сделал выводы в одном из своих отчетов заведующий санитарным бюро в Херсоне врач В. А. Мефодьев, «для приведения в санитарное состояние Херсона необходима громадная энергия и настойчивость, потому что малокультурность, национальная халатность, отсутствие социального самосознания, самоопределения, игнорирование общественных интересов составляют весьма трудные препятствия для общественно-санитарной работы».

Александр Захаров
http://www.grivna.ks.ua/archive/subbotnij-vypusk/1513-sv-2016/sv-2016-41/58179-sanitarnaya-sluzhba-v-khersone-chto-izmenilos-za-sto-let

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.