on-line с 20.02.06

Арт-блог

05.04.2019, 09:39

Апрель-2019

Апрельская прогулка (Ю. Визбор) Есть тайная печаль в весне первоначальной, Когда последний снег мне несказанно жаль, Когда в пустых лесах негромко и случайно Из дальнего окна доносится рояль. И ветер там вершит кружение занавески Там от движенья нот чуть звякает хрусталь Там девочка моя, еще ничья невеста, И грает, чтоб весну сопровождал рояль. Ребята, нам пора, пока мы не сменили Веселую печаль на черную печаль. Пока своим богам ни в чем не изменили, В программах наших душ передают рояль. И будет счастье нам, пока легко и смело Т а девочка творит над миром пастораль, Пока по всей земле, во все ее пределы Из дальнего окна доносится рояль.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новости региона

10.04.2019, 15:08

Епоха Вацлава Мошинського. Пам'яті Майстра

21.03.2019, 10:20

У Херсоні безкоштовно покажуть сучасне українське кіно

18.03.2019, 10:08

V Міжнародний конкурс малюнку «Ілюстрація до народної казки»

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Санитарная служба в Херсоне. Что изменилось за сто лет

Санитарная служба в Херсоне. Что изменилось за сто лет

Время от времени на страницах газет, освещающих нынешнюю действительность, появляются публикации о санитарных нарушениях в сфере обслуживания, доставки, реализации пищевых продуктов и в иных аспектах жизни. Что и говорить, тема насущная, ведь все мы являемся заложниками бытующих проблем, которые напрямую связаны со здоровьем каждого человека

Конечно, вместе с констатацией фактов нарушений хотелось бы, чтобы что-то действительно менялось в нашей жизни в лучшую сторону. Однако в любом случае не стоит обольщаться впустую, уповая на то, что после вскрытия в печати нарушений что-либо может измениться «в мгновение ока». По сути, газетные публикации призваны лишь привлечь внимание компетентных госорганов, осуществляющих санитарный контроль, к существующему положению дел. Однако не факт, что наделенные высокими полномочиями чиновники читают газеты, а если и читают, то, по-видимому, должного внимания на констатацию фактов не обращают.

Как это было в начале ХХ века
Иное дело сто лет назад. Газетные публикации с рубриками типа «не пора ли кому следует разобраться в этом вопросе», «куда смотрит полиция» или «санитарный надзор» служили указанием к действию. Спустя уже день-два местная пресса констатировала: «Городским судьей 3 уч. приговорены к штрафам по 3 руб. владелец хлебопекарни на Ганнибаловской ул. Дульгеров за неопрятную разноску хлеба в открытых корзинах и торговка Жердева за непокрытие хлеба».

Причем холст, которым, по строгому предписанию, принятому в отношении торговли съестными припасами, должен был в обязательном порядке прикрываться весь товар при уличной торговле, обязан был быть только белого цвета и непременно чистым: «Все заведения, торгующие съестными продуктами и напитками, должны содержаться в надлежащей чистоте, и содержатели этих заведений должны иметь вполне доброкачественные съестные припасы, сетки или покрышки из чистого белого полотна для предохранения выставленных пищевых продуктов и защиты от пыли и насекомых».

В противном же случае нарушители санитарных норм рисковали попасть на страницы местных газет: «Санитарным надзором составлены протоколы за обертывание затычек кувшинов с молоком грязными обрывками из постельного белья Крученой, Резниковой, Сипковой; за покрывание такими же обрывками сметаны Фокиной и Плужнику». Или вот еще: «Санитарным надзором уничтожено 25 “роз” для украшения пасок и 25 конфект, окрашенных анилиновыми красками».

Причем, как видим из тех же публикаций в местной прессе, правом принудительного прекращения торговли и применения санкций к нарушителям кроме санитарного надзора обладала также и полиция. Газета «Югъ» 1906 год: «Приставом 2-й части на Привозе (ныне это небольшая площадь при слиянии ул. Преображенской с ул. Воронцовской у собора Сошествия Святого Духа, более известного в народе как Привозная церковь), были усмотрены два фургона с арбузами, из которых все арбузы, надрезанные по просьбе пристава, оказались совершенно зелеными. Задержанные фургоны были доставлены во 2-ю часть (для освидетельствования санитарным надзором и составления протокола. – Прим. авт.), а затем возращены владельцам, которые увезли их обратно в Скадовку».

Саннадзор контролировал в городе все торговые точки
Вообще, стоит отдать должное труженикам созданной в Херсоне во второй половине XIX века (1878 г.) службе санитарного надзора. Ведь это только их стараниями эпидемиологическая обстановка в городе держалась на вполне удовлетворительном уровне. А если и случались сезонные вспышки холеры и других заразных заболеваний, то приложенные службой усилия позволяли справиться с ними в кратчайшие сроки.

Из отчета о деятельности санитарного надзора за 1902 год, составленного городовым доктором Романом Матвеевичем Витвицким, следует, что труд санитарных надзирателей был беспокойным и крайне тяжелым: «Кроме ЕЖЕДНЕВНЫХ посещений базаров и ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫХ осмотров ВСЕХ торгово-промышленных заведений (в количестве примерно 600 штук. – Прим. авт.), городские фельдшера должны заносить на регистрационные карточки установленные медико-статистические данные, истреблять бродячих собак, дезодорировать в летние месяцы биржевые стоянки, собирать от врачей и больниц сведения о заразных больных и после таковых производить дезинфекцию помещений».

Пожалуй, стоит напомнить современному читателю, что упоминаемые в отчете «биржевые стоянки» были ничем иным, как местами стоянки наемных экипажей извозчиков, а так как «ничто естественное» ни лошадям, ни извозчикам было не чуждо, то представьте себе, какое «амбре» витало в воздухе, особенно летом! Рассказывают, что даже путешественники, впервые посетившие город, без труда находили стоянку наемных экипажей, идя на запах… А каково было жителям близлежащих домов!

Кроме того, в обязанности санитарного надзора входили мероприятия по уничтожению в городе крыс. Обычно подобные дей-ствия заключались в бесплатной раздаче населению приготовленного в местной лаборатории яда «крысиного тифа», благодаря чему численность грызунов удавалось сдерживать в пределах нормы. Однако время от времени наблюдался необъяснимый всплеск увеличения численности крыс, и тогда в действие вступали иные силы: «Ввиду появления в городе громадного числа крыс были созваны председателем городской санитарно-исполнительной комиссии Н. И. Блажковым (в это время Николай Иванович занимал пост Городского головы. – Прим. авт.) члены противочумного бюро, которые постановили немедленно организовать крысоловный отряд». И самое интересное в постановлении: «Дохлые крысы должны быть доставляемы для уничтожения во двор городской управы». По-видимому, для отчетности и определения эффективности принимаемых мер.

Еще одним из аспектов деятельности санитарного надзора в начале ХХ века был контроль над состоянием выгребных ям на придомовых территориях и выявление поглощающих буровых скважин для спуска нечистот в подпочвенные воды, которые вопреки обязательным постановлениям городского самоуправления тайно устраивали некоторые домовладельцы. Что и говорить, задача по выявлению тщательно маскируемых скважин была не из легких, однако, судя по часто появляющимся в прессе коротеньким заметкам типа «Санитарным надзором обнаружено сооружение буровой скважины во дворе Дехтерева, по Грязной улице», надзирателям это удавалось вполне. Из отчета санврача Мефодьева известно, что только в 1907 году санитарным надзором было обнаружено до пятидесяти подобных скважин. Из того же отчета следует, что в целом санитарное состояние дворовых участков в городе всегда оставляло желать лучшего. Так, за отчетный период в Херсоне было осмотрено 1238 дворов, из которых «в неудовлетворительном санитарном состоянии» оказался 941 двор. «Грязное содержание ретирад (отхожее место, уборная. – Прим. авт.), сорных ящиков, помойных ям и т. д., за что и составлены протоколы».

«Нарушителей – к ответу!»
Вообще, ни одна из издаваемых в начале ХХ века херсонских газет не обходила своим вниманием работу городского санитарного надзора и практически в каждом номере печатала вскрывшиеся факты нарушения санитарных основ торговцами и производителями пищевой продукции. Причем в отличие от нынешних «гуманных» законов в те далекие времена в каждом конкретном случае предавали огласке имена нарушителей и даже указывали точный адрес «предприятия». А там уже потребитель сам был вправе выбирать, «поддерживать» ли ему в дальнейшем этого производителя-торговца или обходить десятой дорогой, заботясь о своем здоровье: «В конфектной фабрике Лившица, на Привозе, санитарным врачом г. Мефодьевым уничтожено около 5 пудов конфектных обрезков, предназначавшихся для приготовления из них свежих конфект».

Или следующее: «Вчера городским санитарным врачом Аршавским сделан ВНЕЗАПНЫЙ объезд и осмотр пекарен. У Али-Чит-Оглы, по Ганнибаловской ул., д. Манзона, в кондитерской обнаружено: старое, покрытое плесенью, гнилое пирожное перетиралось в порошок, из которого делалось тесто для свежих пирожных, фартуки грязные, а у некоторых рабочих их и вовсе нет. У Вайнштейна, Торговый переулок, дом Фукса, пекарня грязная, хлеб валялся на грязном полу, на рабочих фартуки и одежда грязная. У Измаила-Чит-Оглы, Потемкинская ул., д. Витвицкого (кстати, городского санврача. – Прим. авт.), пирожные не покрыты от мух. У Подольского, на Привозе, в д. Витензона, пекарня грязная, хлеб не покрывается…» – и так далее, еще около десятка фамилий и адресов.

По поводу всех санитарных нарушений составлялись протоколы, препровождаемые затем в суд, где судья выносил свой вердикт. Скажем, за непокрытие хлеба чистым холстом можно было получить штраф в 20–25 рублей, что по тем временам, когда фунт хлеба (453 г) стоил всего-то пятачок, было весьма существенным наказанием. За «содержание в грязном виде стаканов» «раскрутиться» грозило рубликов на десять. Если же средств заплатить штраф не было или было жалко, имелась альтернатива: отсидеть в тюрьме положенное время. Так, один месяц отсидки равнялся 100 рублям штрафа, две недели шли за 50 рублей штрафа, и наконец неделя – 25 рублей. Вот почему нарушители всеми силами старались избежать наказания, вплоть до взятки и «вооруженного сопротивления» должностному лицу, находящемуся при исполнении.

Ну взятка – это понятно, тут уж как договоришься, а вот сопротивление при исполнении… В этом случае простым штрафом было уже никак не отделаться. Так, известен случай, когда один из санитарных надзирателей подал в городскую управу заявление «о нанесении ему оскорбления словами и действием, выразившимся в размахивании железной лопатой и угрозе убить его». Виновный, пожалевший денег на взятку, был задержан, привлечен к суду и приговорен к тюремному заключению, хоть небольшому, всего лишь в несколько месяцев, которые, однако, отсидел «от звонка до звонка».

Продолжение – в следующем номере.

Александр Захаров
http://www.grivna.ks.ua/archive/subbotnij-vypusk/1511-sv-2016/sv-2016-40/58122-sanitarnaya-sluzhba-v-khersone-chto-izmenilos-za-sto-let

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.