on-line с 20.02.06

Арт-блог

05.04.2019, 09:39

Апрель-2019

Апрельская прогулка (Ю. Визбор) Есть тайная печаль в весне первоначальной, Когда последний снег мне несказанно жаль, Когда в пустых лесах негромко и случайно Из дальнего окна доносится рояль. И ветер там вершит кружение занавески Там от движенья нот чуть звякает хрусталь Там девочка моя, еще ничья невеста, И грает, чтоб весну сопровождал рояль. Ребята, нам пора, пока мы не сменили Веселую печаль на черную печаль. Пока своим богам ни в чем не изменили, В программах наших душ передают рояль. И будет счастье нам, пока легко и смело Т а девочка творит над миром пастораль, Пока по всей земле, во все ее пределы Из дальнего окна доносится рояль.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новости региона

10.04.2019, 15:08

Епоха Вацлава Мошинського. Пам'яті Майстра

21.03.2019, 10:20

У Херсоні безкоштовно покажуть сучасне українське кіно

18.03.2019, 10:08

V Міжнародний конкурс малюнку «Ілюстрація до народної казки»

> Темы > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Религии в Таврии > Сила права или право силы? Будет ли в Херсоне духовное училище?

Сила права или право силы? Будет ли в Херсоне духовное училище?

«Всё запуталось в Херсоне», — так можно сказать о ситуации вокруг возвращения в собственность Херсонской епархии УПЦ здания духовного училища по улице Краснофлотской, 7 (до революции ул. Богородицкая). В нем ныне расположен филиал Херсонского музыкального училища (основной корпус — на проспекте Ушакова).

В материалах, появляющихся в печати, как-то позабылось, что Церковь и Культура — союзники, а не враги, что творческие работники и студенты музучилища — часто хорошие прихожане и певчие; что священники Херсонской епархии УПЦ преподают в херсонских вузах и школах; я сам — многолетний член жюри Международного фестиваля церковной музыки в Хайнувке (Польша), известный автор духовной музыки и музыкант. И, наконец, что у Православия и Культуры одна цель — возделывание Добра и Красоты в человеческих душах через приобщение юных к нравственному и вечному. Религия — древняя Мать Культуры, ибо Искусство, подобно мифической Европе, явившейся из пены могучего океана, исторически вышло из стен Храма. Об этом кровном родстве необходимо помнить, дабы, вычищая от грязи тоталитаризма купальню нашей Истории, случайно не выплеснуть старушку Мать-Церковь и её прекрасное дитя — Искусство.

Начало нынешних тяжб о принадлежности здания Херсонского духовного училища уходит корнями в 1917 год, когда пришедшие к власти большевики взяли курс на ликвидацию религии как враждебной марксизму идеологии. В развернувшейся кампании по массовому разрушению храмов, закрытию учебных духовных заведений попутно ликвидировалось и само духовенство. В опубликованной недавно секретнейшей инструкции 19.03.1922 г. членам ЦК вождь пролетариев всего мира писал: «Мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий. Чем большее число представителей реакционного духовенства удастся расстрелять, тем лучше».

По официальной российской статистике, только в 1918 году в стране были расстреляны 1800 священников, в 1922-м - 4000. И. В. Сталин с упоением продолжил бойню духовенства: в 1925 г, были расстреляны 2000, в 1930 г. — 4500, в 1932 г. - 3000, а в 1937 г. -105000 священнослужителей. Жуткую хронологию антирелигиозных репрессий привёл в «Архипелаге ГУЛАГ» Александр Солженицын. Стоит ли удивляться, что многие студенты и преподаватели бывшего Херсонского духовного училища попали в маховик большевистской мясорубки? Херсонское духовное училище прекратило свою деятельность надолго: кто же пойдёт учиться на смертника?

Советская власть всегда считала себя собственником всего имущества бывшего Духовного ведомства царской России, причём на территории всей бывшей Российской империи. Поэтому здание духовного училища предоставлялось Советами разным юридическим лицам, но владело им, как «своим», только государство. Его-то и «унаследовала» от Советов нынешняя государственная херсонская власть, в свою очередь передавшая его в пользование музыкальному училищу. При этом, как и при большевиках, никакой купчей, свидетельствующей о какой-либо продаже Церковью здания новейшим юридическим лицам, увы, не потребовалось...

Почему духовенство Херсонской епархии УПЦ стремится к восстановлению Херсонского духовного училища на его историческом месте? Во-первых, есть соответствующий священный канон, повелевающий возвращать Церкви всё, что было освящено для церковной цели, но используется не по назначению. Во-вторых, в Херсонской епархии УПЦ имеется острая потребность в просвещённых пастырях. Без духовного образования у Церкви нет будущего. Кому нужен «слепой», необразованный священник? Чему он может научить народ? Сможет ли дать верный совет на исповеди? «Идите, научите все народы», — этот призыв Христа относится ко всем наследникам святых апостолов. Церковь без духовного просвещения — это холодный бездыханный труп в морге. Возвращение Херсонской епархии УПЦ здания её бывшего духовного училища могло бы, в известной степени, решить эту проблему. И стать, началом восстановления попранных тоталитарным режимом прав Украинской Православной Церкви, пробуждением от тяжёлого летаргического сна забвения спящей совести общества, государственных мужей и чиновников. Красные стены училища для священников и мирян УПЦ — символ мученической крови его расстрелянных студентов. Внуки расстрелянных ещё живы.

С любовью и тоской они показывают старые дореволюционные фотографии студентов, датированные 1911 годом. Светлые, спокойные лица молодых людей в мундирах училища {кстати, это опровергает теорию о продаже здания Духовным ведомством частной гимназии в 1909 году). Люди ждут и верят, что возобновление духовного учебного процесса в стенах училища непременно наступит. Для них, живых, это будет знамением раскаяния современного поколения перед Богом за грех, нравственной данью памяти невинно убиенных и замученных в страшные годы революции и тоталитаризма.

Никто не забыт, ничто не забыто. Это — и о православных мучениках-студентах бывшего духовного училища Херсонской. епархии. Священники УПЦ полагают: дабы избежать ответа на Страшном Суде, надо всем выполнить заповедь Христову: «Отдайте Богу богово, а кесарю — кесарево!», что не должно повториться время, когда храмы отдавались «советами» для других «нужд» (в херсонском Успенском кафедральном соборе, что на ул. Ленина, до его передачи «в пользование» Херсонской епархии УПЦ был спортивный зал. В боковых алтарях собора находились душ и раздевалка, а в центральном алтаре, на самом святом месте, красовался общественный... унитаз. Спортсмены соревновались над могилами херсонских епископов, захороненных в нефе собора!).

Духовенство и верующие более не хотят чувствовать себя в своих храмах квартирантами и намерены об этом заявлять публично, действуя в правовом поле, которое образовано законодательными актами. Юридическая мина под судьбу духовного училища в Херсоне была заложена ещё в революционные годы, но бикфордов шнур к ней подвёл сам Президент Украины Леонид Кучма своим Указом № 272 от 21 марта 2002 года, название которого весьма и весьма красноречиво: «О неотложных мерах для окончательного преодоления негативных последствий тоталитарной политики бывшего Союза ССР относительно религии и восстановления нарушенных прав церквей и религиозных организаций».

Ему вдогонку было издано распоряжение Кабинета Министров, которое подробно расписало для местных властей даже даты возвращения религиозным организациям отобранного у них после революции имущества. Экс-вице-премьер по гуманитарным вопросам Владимир Семиноженко на недавнем заседании Всеукраинского совета Церквей и религиозных организаций в Киеве тоже заявил, что в вопросе о возвращении церковного имущества необходимо переходить от слов к делу. Надо создавать межведомственные комиссии в областях, которые могли бы предметно решать судьбу находящегося в собственности государства церковного имущества.

Он привел в пример Покровский монастырь в Харькове, где, несмотря на пребывание в церковных помещениях военкомата и исторического музея, все организации были выселены, а здания монастыря переданы законному владельцу — Харьковской епархии УПЦ. Более того, религиозным общинам, оказывается, ещё следует возвратить и часть хранящегося
сегодня в музеях церковного имущества: иконы, картины, книги, иконостасы, облачение, кресты, панагии и т. п. Уже есть добрые примеры. Так, в Киеве все помещения бывшего Детского кукольного театра (около Дворца спорта) безоговорочно переданы иудейской общине {там когда-то располагалась Хоральная синагога); в Сумской, Донецкой и других областях все храмы и имущество уже давно возвращены в собственность православных приходов (в некоторых более пяти лет назад); Римско- Католической общине Херсона возвращено (правда, пока в пользование и с большим трудом), помещение детского кинотеатра им. Павлика Морозова (до революции там был городской костёл).

В Николаеве Церкви возвращено здание Дома учителя, в котором было епархиальное управление. От процесса возвращения церковного имущества не желает отстать и лидер УПЦ КП Филарет Денисенко, который требует возвращения ему всего комплекса национального музея «Софийский собор» и музея-заповедника «Киево-Печерская лавра». По мнению председателя Ґоскомрелигий В. Д. Бондаренко, государство сегодня вошло в понятие «церковная собственность», которая была отобрана насильственным путем. Это не только храмы, но и другие церковные помещения и школы.

В чём же причина появления долгожданных законодательных актов Президента и правительства? Почему именно Киев настаивает на их исполнении местной властью? Отнюдь не потому, что нынешние «домовладельцы» церковного имущества подобрели. Это — требование Совета Европы, куда стремится Украина. Странам-членам Совета непонятно, почему до сих пор в Украине не возвращено собственникам то, что им когда-то принадлежало. Достоинство и право человека, настойчиво твердят просвещённые европейцы, базируется на неприкосновенности собственности, которое должно быть надёжно защищено законодательством. То, что украдено, отобрано, незаконно изъято, конфисковано, должно быть возвращено законным наследникам и владельцам.

Такое трепетное отношение к собственности у европейцев — результат многовекового влияния 10 Божьих заповедей. «Не кради. Не лжесвидетельствуй. Не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего» (Библия, Исход, 20, 1—17). Такое же отношение к чужому имуществу можно видеть и в Коране. У нас же в головах перемешалось и своё, и чужое. Всё искажено, как в тусклом зеркале. Увы! Такими нас воспитала большевистская система ценностей, когда коллективная (пролетарская, корпоративная) воля и мотивация «общественной пользы» подавляет право личности. Мы продолжаем жить в каком-то антимире, в Зазеркалье. Но это не навсегда!

Наступила пора, когда, в нас самих должно заговорить и действовать не право силы, а Сила общечеловеческого Права. Конечно, советский вирус «нацизма» не выйдет из нас сам по себе. Процесс правового прозрения тяжёлый, ибо задевает многих. В посткоммунистических странах (Прибалтика, Центральная Европа) уже идёт процесс реституции — возвращение всей изъятой собственности, включая и землю. Это очень болезненно. И государство обязательно должно предусмотреть достойную компенсацию «выселенцам». И все же, если мы действительно хотим исцелиться, если желаем избавить следующие поколения украинцев от вируса большевизма и почувствовать твердую землю под ногами, быть уверенным в том, что вновь незаконно отнимут имущество, то надо перетерпеть боль — и тогда исцеление наступит скорее.

Вернуть чужое не всегда означает потерять. В этот момент приобретается гораздо большее — честь, достоинство и Божье благоволение. Конечно, не все готовы мыслить и действовать по-новому, есть и тайные, и явные противники перемен, есть соблазн выхолостить или затормозить процесс преодоления последствий тоталитарных репрессий и восстановления попранных прав религиозных общин в Украине, исподволь или наскоком обвинить Церковь в алчности, в стремлении препятствовать науке, культуре. Действуют закулисные кукловоды и имиджмейкеры, создавая негативный образ «врага» в лице Православной Церкви, огульно и беззастенчиво обвиняя Православие и священников в «жестокости», когда они робко пытаются вернуть имущество Церкви. Подливают масла в огонь и некоторые служители пера и эфира, вводя в заблуждение простодушных, неискушённых людей, хотя именно здесь необходима величайшая профессиональная деликатность, ибо речь идёт о судьбах живых людей, о будущем Церкви и Культуры и, наконец, о справедливом преодолении последствий страшных репрессий против христианских Церквей и религиозных организаций, независимо, православные ли они, католические, протестантские, иудейские или мусульманские. Сила Права должна восторжествовать для всех!

Есть ли выход из трудной ситуации вокруг здания бывшего духовного училища? Да, есть! Классическую формулу решения я предложил ещё месяц назад: в Херсоне должно быть полнокровное духовное училище и полнокровное музыкальное училище, которое не должно пострадать. Так и было написано мной в одном из писем на имя губернатора Херсонской области А. П. Юрченко. С этой формулой согласен, как кажется, и директор музучилища г-н Сивцов. Даже постоянные идеологические оппоненты Православной Церкви — лидеры инославных херсонских церквей — предлагают тот же вариант, что и я. В своём письме на имя херсонского губернатора Юрченко они пишут: «Всю тяжесть разрешения этой проблемы, на наш взгляд, должны взять на себя город и область... И либо предложить Церкви приемлемый эквивалент недвижимости, ...либо достойное, благоустроенное здание для муз-училища».

Документ подписали лидеры херсонских отделений УПЦ КП, УАПЦ, баптистов, церкви Великого поручения, адвентистов, неохаризматических церквей, евангелистов, греко-католиков и другие. Мое кредо и инославных христиан Херсона общее: при решении вопроса о здании на Краснофлотской, 7, должны быть максимально и корректно учтены и интересы Церкви, и интересы музыкального училища. Поэтому, когда страницы местных газет продолжают пестреть публикациями частных лиц с надуманными обличениями в адрес Православной Церкви, остаётся только лишь посетовать, что они горячо обсуждают ситуацию, которая уже давно изменилась, так как предложено положительное решение, устраивающее заинтересованные стороны.

Г-н Сивцов в частной беседе со мной как-то заметил, что принципиально не возражает против возвращения здания музучилища Херсонской епархии УПЦ, однако опасается, что взамен не получит достойного эквивалента в центре города. Поэтому, считает он, может разорваться процесс музыкального обучения в городе — педагоги и учащиеся окажутся на улице. Решая проблему, я и г-н Сивцов совместно даже подыскивали варианты «размена-разъезда». Было присмотрено здание в центре, которое, на взгляд директора музучилища, вполне бы ему подошло, так как оно достаточно большое, в нём много помещений для индивидуальных музыкальных занятий.

Некоторые творческие работники, внося свой вклад в решение проблемы, посоветовали обучать церковных регентов в стенах музучилища. Предложение хорошее. Но епархия намерена возобновить в них подготовку пастырей, а для обучения руководителей хоров у неё есть помещения на территории Свято-Духовского собора, в которых, из-за аварийности фундамента, ведутся большие ремонтные работы. Но «непримиримые» оппоненты считают, что здание бывшего духовного училища уже давно не Богово, а кесарево, то есть государственное, и возврату Церкви Христовой не подлежит.  Сторонники государственного статуса здания музучилища указывают, что в домовой книге здания бывшего духовного училища, датируемой 1920 годом, в качестве жильца, ответственного за сохранность помещения, прописан некий товарищ Гондлер З. Л. Этот «документальный факт» недавно был выдан в газетных публикациях чуть ли не за абсолютное юридическое «доказательство» принадлежности искомого здания частному «домовладельцу» товарищу Гондлеру, а не Церкви.

Однако справка Государственного архива Херсонской области от 18.11.99 г. № 04-2/264 опровергает это утверждение, так как в мандате, выданном уполномоченным Николаевского губернского совета народного хозяйства (в те годы Херсон входил в состав Николаевщины) председателю коллегии охраны здоровья товарищу Белкину в том же 1920 году, говорится, что на втором этаже бывшего Херсонского духовного училища по ул. Богородицкой будет размещен... отдел охраны здоровья. Таким образом, юридически - владельцем» сего здания в 1920 году был всё-таки не т. Гондлер 3. Л., а «родная» Советская власть, грубо отобравшая его у Православной Церкви, — той Церкви, которая надеется, но и не настаивает на немедленном возвращении здания по Краснофлотской, 7.

Справедливости ради надо сказать, что нынешняя херсонская власть в известной степени тоже является заложником печальных событий тоталитарного прошлого и нынешних противоречивых реалий. Правда, обещаний все уладить полюбовно от властей — в избытке. Губернатор А. П. Юрченко 4.11.02 г. и в беседе со мной, и на встрече с духовенством Херсонской епархии УПЦ в Свято-Духовском соборе (5.11.02 г.) торжественно пообещал и храмы вернуть в собственность общин, и здание подыскать для музыкального или духовного училищ — на их выбор. В любом случае в согласованных и неотложных действиях областной, представительской, исполнительной властей, администрации музучилища и Церкви — ключ к разрешению проблемы и путь к общественному согласию. Не хочется верить, что холодность и нерасторопность к глубинным запросам человеческого духа приговорят Православие и Культуру в Херсоне к неоправданным страданиям и к новому нравственному распятию. Хотелось бы верить, что нет. И Бог им в помощь!

Ионафан,
Архиепископ Херсонский и Таврический (УПЦ)
«Новый день».- 05.12.2002.- стр.20-21

2. 16.06.2015 09:54
Редакция_IR5
Здравствуйте, Николай! Ваш запрос передан краеведу Сергею Дяченко. Ожидайте ответ.
1. 24.03.2015 10:39
Николай Симашкевич
Здравствуйте! Недавно начал заниматься (на старости лет) историей своего родовода. Мой дедушка, Панкеев Павел Александрович, и четыре его брата учились в Херсонском Духовом Училище в период с 1901 по 1909 годы. Впоследствии четверо, в т.ч. и мой дедушка были репрессированы и расстреляны, судьба пятого - неизвестна. Поэтому интересует ВСЕ, что связано с этим учебным заведением! Надеюсь на общение! С уважением, Николай.

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.