on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.12.2019, 09:37

Декабрь 2019

ГРУДЕНЬ Уночі мороз поволі Інеєм упав на шлях… Спотикається на полі Місяць грудень по грудках. І тому такий він гнівний, Дружить з вітром крижаним. А хуртеча рівно-рівно Засипає слід за ним. Сипле сніг, мов стеле килим, Щоб за груднем із дібров Тим рипучим снігом білим Рік Новий до нас ішов. М. Литвинець  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Новости региона

12.11.2019, 09:47

Творчий вечір Сергія Жадана!

08.10.2019, 10:24

Закінчився XIV Міжнародний фестиваль аматорського кіно «Кінокімерія-2019»

03.10.2019, 10:10

У «Gameplay: Фантастичні хроніки» грала херсонська молодь

"Сказки на ночь"

 

СКАЗКА О ЧЕЛОВЕЧКАХ

Хочешь, малыш, я расскажу тебе сказку? Только ты ешь свою манную кашу. Не хочешь? А знаешь ли ты, для чего тебе нужно есть? Да, для того, чтобы расти. А знаешь, как это происходит? Внутри тебя живут маленькие человечки, они собирают в ведёрки то, что ты съедаешь, и расставляют по полочкам. Вот я вижу, две верхние полочки слева пустые. Съешь кашу, и человечки их заполнят. А ещё есть полочки в руках, ногах и даже в голове – везде. И твои человечки всюду заполняют эти полочки. Когда все полки заняты, они строят ещё одну полочку, а ты при этом вырастаешь на один сантиметр.
Человечки должны всё время работать – собирать пищу, разносить ведёрки, строить полочки. Тогда они у тебя весёлые и жизнерадостные. А если у них нет работы, они становятся грустными, неразговорчивыми, а самое главное – беззащитными. И тогда к тебе может пробраться какая-нибудь болезнь.


Ты помнишь, на позапрошлой неделе у тебя был Кашель? Ты видел его на картинке – такой тощий, неумытый, в чёрном плаще. Да, именно он и пробрался к тебе со своим чемоданчиком. Он огляделся и увидел, что у твоих человечков нет сил бороться с ним. Тогда он принёс кровать, стол, шкаф и стал у тебя жить. А на обед он поедал твоих человечков. И с каждым съеденным человечком он становился всё больше и сильней. А ты даже не хотел помочь своим человечкам – отказывался пить микстуру, которую тебе давала мама. Кашель очень этому радовался. Но вот как-то раз, плотно пообедав человечками, он улёгся спать, а ты в это время выпил чай с мёдом. И этот сладкий чай вылился прямо на спящего Кашля. Он вскочил, долго возмущался, что ему облили постель чем-то мокрым и липким. Даже шваброй стучал наверх и кричал, чтобы ты немедленно прекратил это безобразие. Но когда ты выпил ещё и таблетку, в ход пошла тяжёлая артиллерия. Первая таблетка превратила в развалины комнату Кашля. Он едва успел спрятаться. Но когда ты выпил ещё одну таблетку, она упала прямо на него, он перебежал в другое место, но там его достала следующая таблетка. Пришлось ему оставить тебя в покое и убежать.


Едва только он скрылся, тут же заглянула старушка Ангина. Она повела длинным тонким носом и увидела, что человечков совсем мало и они не способны тебя защитить. Она тут же перетащила свою раскладушку к тебе. Помнишь, мама мазала тебе горло чем-то неприятным, а Ангина в это время прыгала, словно на раскалённых углях, и кричала, что ей очень печёт. Не понравилось ей такое обращение, пришлось тоже убежать.
Ты уже доел кашу? Вот и хорошо, теперь ты всегда будешь помнить: когда садишься за стол, думай в первую очередь не о себе, а о своих человечках. Если они у тебя будут сыты, здоровы, веселы, у них всегда будет работа, это значит, что они тебя не подведут – помогут в трудную минуту, защитят от любой болезни.


МАША

Однажды Оля сказала маме:
- Давай отнесём куклу Машу в садик. Она уже старая и мне совсем не нравится.
- Да, пожалуй, можно, - согласилась мама, - она и правда старая. Ведь Машей ещё я играла, когда была такой, как ты.
Никто не заметил, как дрогнули ресницы у куклы Маши. Она всё также сидела неподвижно, глядя куда-то вдаль своими голубыми глазами. Ей хотелось заплакать от горя, но днём она не могла этого сделать – ведь куклы оживают только ночью.
Машу принесли в садик и посадили рядом с другими куклами. Целый день она смотрела на детей, как они баловались, бегали, прыгали. Но вот дети разошлись, и наступила тишина.


Пришла ночь. Лунная дорожка разделила комнату надвое.
Все куклы сгорали от нетерпения познакомиться с Машей, но было ещё рано. И вот, наконец, часы пробили 12 раз. Наступила полночь. И тут же все куклы вскочили, подбежали к Маше и начали наперебой гомонить:
- Ты – новенькая? Как тебя зовут? Откуда ты? Почему у тебя такое странное платье?
Кукла Эльвира, красавица и воображуля, успокоила всех:


- Тише, пожалуйста, а то кто-нибудь услышит, что куклы шумят по ночам. А платья такие когда-то давно куклы носили, мне бабушка рассказывала. Меня зовут Эльвира, а тебя?
- Маша.
- А почему у тебя слёзы на ресницах? Ты плачешь?
- Нет-нет, что вы! – ответила Маша и разрыдалась.
Куклы переглянулись и подошли ближе.
- Тебя кто-то обидел? – тронула Эльвира Машу за плечо.
- Меня выгнали… Меня отдали… Я им больше не нужна…


Куклы опять переглянулись. Они всё поняли.
- Не плачь, Маша, - сказала Эльвира. – Смотри, сколько теперь у тебя друзей. Хочешь, поменяемся платьями?
- Конечно! – у Маши загорелись глаза. Она и мечтать не смела о таком великолепном наряде, как у Эльвиры.
Они переоделись.
- Замечательно! – захлопала в ладоши кукла Лиза. – Вам обеим очень идёт.
- Маша, хочешь мёда? – предложил медвежонок с бочонком мёда и улыбнулся Маше.
- А у меня есть шоколадка, - поддержал зайчик медвежонка.
Откуда-то сверху донёсся голосок:
- Держи бананы!


Маша подняла голову и увидела обезьянку, качающуюся на занавеске.
Едва она успела поймать на лету банан, как к ней подскочил клоун Вася, смешной и неуклюжий:
- Ты будешь со мной танцевать?
С другой стороны затараторил Миша-гармонист с поцарапанным носом:
- Вася, не приставай к девушке, ведь ты всё равно не умеешь танцевать, только ноги ей отдавишь. Зато я прекрасно танцую.
- Маша, не слушай его! – закричали сразу несколько кукол-девочек. – Он большой хвастун, ничего он не умеет!
В это время кто-то бесшумно опустился сзади Маши на лапы и коснулся её чем-то пушистым. Повернувшись, Маша застыла от ужаса. Прямо перед ней стоял лев с мохнатой гривой, а на правом ухе у него сидела стрекоза.


- Не бойся, Маша, - успокоила её кукла Галя, - это наш львёнок Лёша. Он живёт вон там, - она показала на пустую рамку на стене, - а по ночам спускается с картинки к нам. Он совсем ручной, за всю свою жизнь Лёша никого не обидел, даже не зарычал ни разу. Он позволяет нам кататься у него на спине.
- Маша, можешь кататься на моей спине, сколько захочешь, - улыбнулся львёнок.
- Пора к столу, - сказала кукла Женя, очень серьёзная и самостоятельная. – Сегодня у нас праздник – к нам пришла Маша, давайте устроим большой бал. Мы всю ночь будем петь, плясать и веселиться.
И закипела работа. Девочки доставали кукольную посуду, раскладывали её на столы, другие хлопотали у плиты. Весёлая суета захватила всех.
Когда всё было готово, игрушки торжественно уселись за столы. Было шумно и весело.


- Ах! Сегодня такая прекрасная ночь! Давайте танцевать! – предложила Маша.
… Музыка и смех не смолкали до рассвета. А утром, когда дети начали сходиться в садик, все игрушки неподвижно сидели на своих местах, словно это не они веселились всю ночь. И никто из детей не знал эту маленькую кукольную тайну. Об этом знаем только мы с тобой, но никому не расскажем, правда, малыш?


СКАЗКА БЕЗ НАЗВАНИЯ


Девочка Катя училась в третьем классе, и не было бы в этом ничего удивительного, если бы она не получала одни двойки. И в этом тоже не было ничего удивительного, если бы она не приносила их домой в своём дневнике. Как только она переступала родной порог, двойки выскакивали из дневника и разбегались по всей квартире. Они, как маленькие обезьянки, бегали по столам, по шкафам, раскачивались на бельевых верёвках в ванной и на балконе и даже сидели на ступеньках лестницы, поджидая возвращения хозяев. И при всём при этом они пели песни и строили рожицы.


За три года двоек собралось столько, что избавиться от них не было никакой возможности. В этом-то и была вся беда.
Каждый раз, когда они выскакивали из кастрюль или раскачивались на люстре, Катин папа молча хватался за голову, а мама горестно всплёскивала руками и говорила, что лучше бы в доме завелись мыши. Их-то можно вывести с помощью кота, а вот как избавиться от двоек, науке пока неизвестно.


И вот однажды в их квартире появился пятиклассник Костя – сын маминой подруги, которая уехала по делам. На следующий же день из Костиного дневника степенной и важной походкой вышли три двойки. Впереди шла самая большая двойка.
- Мы – двойки пятого класса, поэтому мы главнее вас, - обратилась она к Катиным двойкам. – Я буду вашей королевой, а вам разрешаю ходить в своей свите.
- Нет, это мы главнее, - закричали те. – Вы сегодняшние двойки, свеженькие, а мы старожилы, кто год здесь живёт, кто – два, а кто и три.
Вдруг все увидели, что из дневника ещё кто-то выбирается. Это оказался сухой, надменный и негнущийся кол. Не торопясь, он подошёл к притихшим двойкам и скрипучим голосом заявил:


- Самый главный здесь я, потому что я самая плохая отметка. Извольте мне все подчиняться. Отныне здесь распоряжаюсь я.
И перестали Катины двойки лихо бегать по комнатам – они тихонечко сидели в своих уголках.
Что ни говори, а Катя всё-таки любила свои двойки, потому что это были её родные, Катины двойки. Поэтому она очень обиделась за них и сказала Косте:
- Почему это твои двойки обижают моих? Им следовало бы вести себя скромнее, ведь они же в гостях.


Костя в ответ только смеялся – он был горд за своих питомцев. И тогда Катя придумала страшную месть для пришельцев. Для колов и двоек нет ничего хуже пятёрок. «Придётся принести несколько пятёрок из школы, - думала она. – Нет, своих мы трогать не будем, только чужих выгоним». А чтобы заработать пятёрки, пришлось Кате засесть за учебники. Сначала у неё появились увальни-тройки, только и способные лежать на диване. Потом – робкие, стеснительные четвёрки, которые хлопали длинными ресницами и смущённо улыбались. И вот, наконец, долгожданные гордые пятёрки – едва только Катя выпустила их из своего дневника, тут же двойки начали разбегаться в разные стороны.
- Мои пусть остаются, - предупредила она.


Костины двойки и единицы в ужасе разбежались кто куда, а Катины, оправившись от испуга, стали выходить из своих укрытий.
Как только Костя узнал о том, что остался без своих любимцев, он очень расстроился. Они с Катей даже поссорились из-за этого.
- Ах, вот как ты поступила с моими двойками! Тогда я то же самое сделаю с твоими. Мои пятёрки покажут твоим двойкам, где раки зимуют!
Так всё и случилось. Только Катя не огорчалась. Она уже привыкла к пятёркам, они не прыгали по люстрам и не корчили гримасы, а помогали Кате делать уроки, складывать вещи по местам, заправлять кровать каждое утро. И даже помогали Катиной маме на кухне.
С тех пор у Кати дома живут одни пятёрки. Да и у Кости тоже. Они мне сами об этом рассказывали.


РИКИ

Света сидела в кресле, поджав ноги под себя, и наблюдала за кошачьей игрой. Кошка Мурка, запрокинув голову, каталась на спине, игриво задевая лапой котёнка Умку. Умка встал и, подумав, прыгнул на Мурку, но она откинула его лапой. Он снова поднялся и снова прыгнул, но опять неудачно. Недовольно помахивая хвостом, он прижал уши и стал готовиться к прыжку. Мурка с гордостью смотрела на сына: он такой маленький, но у него уже крепкие зубы и острые когти, настоящий кошачий характер, да и на лапах он стоит крепко – скоро Мурке уже не свалить его.


Послышался звук ключа в замочной скважине. Это пришла мама. Все трое сразу же бросились ей навстречу. Света хотела увидеть маму, Мурка хотела проверить её сумку, а Умка побежал просто так, вслед за Муркой.
- Посмотри-ка, что я тебе принесла, - сказала мама Свете.
Мурка тут же принюхалась, ожидая получить что-нибудь вкусненькое, но тонкий кошачий нюх уловил совсем другой запах. Это был самый ненавистный запах для кошек – собачий. А на полу уже сидело маленькое чёрно-белое создание и удивлённо взирало на всех. Круглые чёрные глазки смотрели то на маму, то на Свету, то на Мурку, то на Умку.


У Мурки шерсть встала дыбом, она выгнула спину дугой и зашипела. Умка, глянув на неё, тоже выгнул спину и зашипел. Пускай все знают, что Умка – не просто какой-то Умка, а настоящий взрослый кот.
- Это Рики, теперь он будет жить вместе с нами, - сказала мама.
Для Рики она приготовила коробку, застелила её куском старого одеяла. В такой же коробке спали Мурка с Умкой.
- А теперь давайте его покормим.


Все пошли на кухню. Мама достала с полки мисочку и поставила её перед Рики.
- Теперь это будет собаческая миска, - сказала Света.
- Не собаческая, а собачья, - поправила мама.
Для Рики сварили манную кашу, но он только беспомощно тыкался носиком в миску.
- Наверное, он ещё не умеет есть, - сказала мама и стала кормить его из рук. Мурка фыркнула. «Ну раз ему оказывают такую честь, то пусть он и ловит им мышей», - подумала она и, возмущённо дёрнув хвостом, ушла.


Рики налили молока в мисочку. Он опустил туда нос и чуть не захлебнулся. Он долго отфыркивался, брызгая молоком во все стороны.
Умка давно наблюдал из-под стула за Рики. Оказывается, у него тоже четыре лапы, хвост, два уха и длинные усы на носу. Значит, с ним можно поиграть. Умка приготовился и, прыгнув на спину Рики, укусил его за ухо. Рики взвизгнул и отшатнулся. Умка упал, перевернув миску. На шум прибежала Мурка. Она сразу же бросилась защищать Умку. Зашипела на Рики и вонзила в него свои когти. Он отчаянно завизжал.
- Ты зачем обижаешь маленького? – мама взяла Мурку за шкирку.
Мурка вздохнула. Что может быть печальнее для кошки, чем жить вместе с собакой? Но самое страшное то, что уже никуда не денешься от этого: придётся терпеть.


Весь вечер Мурка провела в кошачьей компании. Она рассказывала о том, что произошло сегодня у них дома. Приятельницы-кошки говорили, что надо почаще шипеть на пришельца, коты советовали расцарапать ему нос, а кот Васька, самый отчаянный, живущий на чердаке, тот сразу сказал, что как только увидит этого самого Рики, немедленно разорвёт его на клочки.
Мурка пришла домой поздно. «Умка, наверное, уже спит», - подумала она. Мурка подошла к своей коробке, и – о, ужас! – она была пуста.
Кошка беспомощно оглянулась вокруг. «А вдруг моего Умку уже съело это чудовище?» Она принюхалась. В воздухе витал запах её Умки, он переплетался с другим, совсем неприятным для неё собачьим запахом.


Она несмело подошла ко второй коробке и увидела в ней сладко спящих Умку и Рики. Она подошла ближе и мяукнула. Но Умка не проснулся, Мурка робко ступила в их коробку и лизнула язычком своего котёнка, но он продолжал безмятежно спать.
- Они сегодня так набегались и наигрались, что теперь их ничем не разбудить, - сказала мама.
Мурка пригорюнилась. Возвращаться в свою холодную коробку и спать там одной ей не хотелось. Она ещё немного подумала и… И улеглась рядом с Умкой и Рики. Она замурлыкала колыбельную и стала облизывать Умку. Малыши прижались к тёплому кошачьему животу. Умке что-то снилось, он во сне перебирал лапами и дёргал усами. А Рики даже гавкнул, не просыпаясь. Мурка посмотрела на него… и нерешительно лизнула. Он крепче прижался к ней, наверное, ему снилось, что рядом с ним мама. А кошка, прикрыв глаза, мурлыкала, наводя сладкую дрёму…

 

ИРИНА ЦВЕТКОВА

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.