on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новости региона

15.08.2019, 14:05

В Україні запустився безкоштовний онлайн-курс для митців

14.08.2019, 10:32

У Херсоні відбудеться Флешмоб жіночності-2019

14.08.2019, 10:21

Херсонців запрошують відсвяткувати День Незалежності

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Сладкая жизнь с горькими последствиями...

Сладкая жизнь с горькими последствиями...

Более ста лет назад в Херсонской губернии строго боролись с распространением искусственного сахара, зная о его вредном воздействии на человека. Не то что сейчас...

Статистика знает всё?
Ещё 90 лет назад это особо подчёркивали классики советской литературы Илья Ильф и Евгений Петров. Вот как писали братья-романисты в своём бессмертном произведении «Двенадцать стульев»: «Статистика знает всё. Точно учтено количество пахотной земли в СССР с подразделением на чернозём, суглинок и лёсс. Все граждане обоего пола записаны в аккуратные толстые книги, так хорошо известные Ипполиту Матвеевичу Воробьянинову, – книги загсов. Известно, сколько какой пищи съедает в год средний гражданин республики. Известно, сколько этот средний гражданин выпивает в среднем водки с примерным указанием потребляемой закуски. Известно, сколько в стране охотников, балерин, револьверных станков, собак всех пород, велосипедов, памятников, девушек, маяков и швейных машинок…»

Интересно, так ли всеведуща, как некогда советская, наша нынешняя наука – статистика? Может ли она точно подсчитать декалитры, нет, не водки или вина, а скажем, выпитой в Украине в зимние праздничные дни газировки? А сколько было проглочено вместе с газировкой, прямо скажем, «нехороших» её ингредиентов, различных там Е с трёхзначным числом, аж никак не добавляющих здоровья человеческому организму. Того же синтетического подсластителя аспартама, спрятавшегося под ничего не говорящей непосвящённому потребителю маркировкой Е951 и используемого ныне чуть ли не в каждом сладком продукте. Или иной синтетической сладости, наречённой ныне безобидно Е954, известной в прошлом как сахарин. Стоит ли говорить о вреде сих искусственно созданных сладких веществ, если вред сахарина, открытого учёным Фальбергом в 1879 году и запущенного им же в производство в 1884-м, был доказан медиками уже в конце XIX века? Но уникальная сладость нового вещества (сахарин слаще сахара в 300–500 раз!) помогла ему обойти все запреты и прочно занять место среди востребованных продуктов потребительского рынка. Только в Германии во втором полугодии 1898 года было выработано целых 35 тонн сладкого заменителя, вытеснившего с рынка более миллиона пудов сахара. С каждым годом синтетических сладких веществ вырабатывалось всё больше…

Сахарин к нам завезли немецкие колонисты
Примерно в 1897–99 годы заменитель сахара массово появился и на Херсонщине, первоначально в немецких колониях, которыми наши южные земли были богаты ещё с екатерининских времён. Благодаря газете «Югъ», начавшей издаваться в Херсоне в 1898 году, можно проследить «победное шествие» сахарина по херсонской земле.

А началось всё, по-видимому, с того, что крестьяне волостного центра – села Калуга, что неподалёку от Березнеговатого (сейчас райцентр в Николаевской области, тогда эти земли входили в состав Херсонской губернии), игнорируя местных мельников, чаще отправлялись молоть пшеницу в немецкую колонию. Мотивировали так: «Бо там краще хліб виходить». Меж немцами и коренными жителями соседнего села сложились вполне приятельские отношения. Посему нет ничего удивительного, что один из крестьян села Калуга в 1899 году был приглашён на свадьбу к приятелю-немцу. Конечно, степенная немецкая свадьба в корне отличалась от пьяной местной вакханалии, оправдывавшейся народной традицией. После скромной выпивки крестьянину предложили отведать чайку. К его удивлению, вместо привычного сахара в стакан бросили чуточку мелкого белого порошка, отчего чай оказался необыкновенно сладким. Удивлённый гость приступил к хозяину с расспросами и выяснил, что этот недорогой «немецкий сахар», по цене во много раз дешевле настоящего, можно купить прямо здесь в колонии в любом количестве. На прощание радушный немец по-братски наделил приятеля «на пробу» сладким порошком.

Понятно, что вернувшись домой, крестьянин поделился чудесной сладостью с близкими и рассказал о ней соседям. А на следующий день в Калуге начался «сладкий» ажиотаж – всё село, насчитывавшее 360 дворов, помчалось в колонию за «сахаром». Назад возвращались довольные, с фирменными баночками, на которых строгой готической вязью было напечатано Zuckerin leichteoslich (что означало – концентрат сахара). Но радость от покупки изрядно подпортил встретившийся покупателям на пути местный урядник, который, узнав, в чём причина сего «всемирного исхода», быстренько отправил уездному начальству рапорт. Мол, неизвестный порошок, и что делать, если во вверенной ему местности наблюдается подобный непорядок. Пока грозное начальство думало-гадало, как быть, «сахаринный» бум расширился на другие сёла уезда...

Сахарин и сахар
Впрочем, к тому времени сахарин стал незаменимым продуктом не только в сёлах. Статистика самодержавного периода свидетельствует о ежегодном увеличении ввоза сахарина в страну. И если в 1896 году было ввезено всего около 800 пудов сладкого яда, то в следующем эта цифра увеличилась более чем в два раза. Сахарин, ввозимый в империю, стали использовать производители кондитерских изделий, мороженого, кваса и фруктовых вод. Поэтому уже в конце XIX – начале ХХ веков в стране был принят ряд циркулярных распоряжений в отношении строгой отчётности при покупке и продаже искусственных сладких веществ. Впрочем, ни статистика, ни строгая отчётность не смогли учесть количество сладкого порошка, попадавшего в страну контрабандным путём.

Несмотря на строгость государственных циркуляров, «сахаринный бум» продолжался. В начале 1900 года газета «Югъ» писала: «Станислав. У местных крестьян в последнее время появилась страсть к сахарину, которую они переняли у царёводарцев (имеется в виду село Царёводар, ныне – село Правдино Белозёрского района. – Прим. авт.)».

Подобные сообщения поступали и из других населённых пунктов. Как я уже упоминал, поначалу сахарином крестьян снабжали торговцы в немецких колониях. Подобная торговля оказалась весьма выгодным предприятием, так как вместо возов с мешками сахара для снабжения целого селения банки с «немецким порошком» умещались в ручной клади. Пожалуй, здесь стоит учесть ещё и непомерную в прошлом страсть местного населения к чаепитию и, как следствие, увеличивавшиеся обороты торговли чаем и сахаром. А так как местные заводы в империи, в основном принадлежавшие иностранным подданным, не справлялись с производством сахара, то сладкий продукт импортировали из других стран. Поставщиками сахара в империю были Австралийская Федерация, Аргентина, Бразилия, Дания, Испания, Канада, Коста-Рика, Мексика, Мозамбик, Никарагуа, Румыния, Чили, Южноафриканский таможенный союз (Капская земля, Наталь, Трансвааль, Оранжевая река, Южная Родезия, Басутоленд, Бечуаналенд).

Даже с учётом перевозки импорта цены на сахар в стране были весьма доступны. И в самый «востребованный» летний период, когда дачники и городские хозяйки начинали варить варенье на зиму, не поднимались выше 4 рублей 85 копеек за пуд (пуд – примерно 16 кг, сахар стоил около 30 коп./кг. – Прим. авт.). Сахар-рафинад для любителей чаёвничать «вприкуску» в летний сезон был чуть дороже – 5 рублей 75 копеек за пуд.

За соблюдением правил торговли и установленными ценами следило государство. И в случае иногда возникающих проблем на сахарном потребительском рынке регулировало цены с помощью государственного запаса сахара. Тем не менее сахарин был дешевле и «выгоднее» во всех отношениях. А опростать в день десяток стаканов чаю с сахарином было по силам каждому любителю побаловаться чайком, что, выражаясь современным языком, значительно превышало допустимую суточную норму содержания сахарина в организме. И уже в 1900 году местный «Югъ» стал констатировать неутешительные факты: «Село Заселье (до 2016 года – село Бармашово, сейчас – Белозёрка Николаевской области, Витовского, бывшего Октябрьского района. – Прим. авт.). Ширятся гастрические заболевания среди крестьян, злоупотребляющих сахарином…».

Тотальный контроль
Чтобы как-то справиться с бесконтрольной продажей сладких веществ, одним из государственных циркуляров сахарин был приравнен к сильнодействующим средствам, которыми следовало торговать лишь в аптеках. Отныне на приобретение заменителя сахара требовались соответствующее разрешение и последующий отчёт об использовании. «Аптекарям разрешено приобретать не более 100 граммов сладких веществ. При просьбе о разрешении покупки аптекари должны предоставлять рецепты в доказательство расхода».

Тем не менее искусственного заменителя сахара на рынке меньше не стало. Херсонские газеты начала ХХ века полны сообщений о проведённых городской полицией совместно с санитарным надзором рейдах: «На Рыбном базаре (сейчас – Центральный рынок. – Прим. авт.) у разносчика Дурина отобрано и уничтожено десять стаканов лимонада с сахарином». «Привлекается к ответственности Дарья Фотина за содержание в пирожных сахарина и каменноугольной краски». «Городская санитарная лаборатория провела 1145 анализов. Из 70 проб вина в 4 оказалась салициловая кислота. Из 47 проб кваса и лимонада 15 оказались с сахарином. Кондитерские товары: из 250 проб – 26 с анилиновым красителем, 18 с сахарином…». «Городским санитарным надзором на Алешковской пристани уничтожено около 50 стаканов лимонада с примесью сахарина. Продавец этого лимонада Мариев уже третий раз привлекается к ответственности».

В начале 1912 года Правительствующим сенатом был принят Закон «Об установлении порядка производства и продажи искусственных сладких веществ». По этому закону чиновники акцизного надзора наделялись особыми полномочиями в наблюдении за хранением и продажей этих веществ, а также «правом беспрепятственного входа в аптеки, аптечные склады, торговые заведения, приготовляющие и продающие такого рода продукты и напитки, в которые могут входить искусственные сладкие вещества». Один из параграфов нового закона предусматривал наказание для лиц, использовавших запрещённые сладкие вещества. Фальсификаторов, попавшихся в первый раз, наказывали штрафом от 100 до 300 рублей и тюремным заключением от 2 до 4 месяцев. Во второй раз – от 200 до 500 рублей и тюремным заключением от 4 до 8 месяцев. Попавшихся в третий раз ожидал штраф в размере от 300 до 1 тысячи рублей и тюремным заключением от 8 месяцев до одного года и четырёх месяцев. После третьего наказания для виновных следовал пожизненный запрет на торговлю продукцией, в которой возможно использование искусственных сладких веществ.

Одна половина взимаемых с нарушителей денежных штрафов выплачивалась «доносителю или открывателю нарушения» (если последний не входил в состав членов акцизного надзора). Другая половина обращалась в доход казны. 30 октября того же года за № 2042 появился новый сенатский закон «О порядке надзора за производством и привозом из-за границы искусственных сладких веществ». В одном из пунктов этого закона перечислялись вещества, относившиеся к разряду запрещённых для применения в пищевой промышленности: «Сахарозин, сахароль, сахарин, сахарин-натрий, цукерин, глюзид, сикоз, кристаллоза, дульцин. Искусственные сладкие вещества разрешается употреблять лишь при врачевании и производстве научных исследований. Употребление их при приготовлении всякого рода съестных припасов и напитков, а также вкусовых веществ воспрещается». Выходит, предки были всё же умнее нас…

Главная «сладость» революции…
Борьба с искусственными сладкими веществами какое-то время продолжалась и после революционных событий 1917 года. Херсонская газета «Свободное слово» освещала на своих страницах результаты рейдов, предпринятых городской милицией по конфискации мороженого, пирожных и фруктовых вод.

После разрушения старых государственных устоев наступила эра полного беззакония. Производство сахара в стране полностью прекратилось. Строго лимитированные старые запасы, выдававшиеся населению с мая 1917 года по карточкам, растаяли, были утеряны связи с поставщиками за границей. И если сахар иногда появлялся в продаже, то стоил он теперь баснословно дорого, так как чаще всего до покупателя доходил через «десятые руки», являясь средством спекуляции и наживы.Сахарин, который нелегально ввозили в страну, стал основным сладким продуктом нового государства, возрождавшегося на обломках самодержавной империи...

Александр Захаров

Источник информации

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.