on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.07.2018, 08:50

Липень-2018

Лине пісня літа Липень на осонні – Божа благодать. Сливи, ніби сонні, В шибку  стокотять. Проситься малина Губи замастить. Пісня літа лине З серця – у блакить. А вода в криниці Справді дзвонкова. Пити – не напитися… Сила ожива. Трави наче з медом Витекли із сот. Сонце власне кредо Мовить із висот. Синє і зелене В рамочці одній. Горнуться до мене Квіти запашні. І протяжним рипом Грають явори… Гарний місяць липень- Що не говори. Вадим Крищенко  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Новости региона

23.07.2018, 09:48

Спалахнуло чи ні?

19.07.2018, 16:07

В выставочном зале - «Хвилі мрій» от выпускницы ХГУ

В Херсонском выставочном зале НСХУ открылась 4-я выставка рисунка и ...
17.07.2018, 10:50

Драма українського режисера з Херсону перемогла на кінофестивалі в Єревані

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Фальц-Фейн София Богдановна > Софья Фальц-Фейн - Любовь и деньги

Софья Фальц-Фейн - Любовь и деньги

Перед рассказом об этой семье следует сделать важную оговорку. Несмотря на значительную роль, сыгранную представителями фамилии Фальц-Фейн в развитии Новороссийского края, они не были одесситами. Вообще говоря, ни один крупный город Юга Украины не может похвастаться тем, что Фальц-Фейны были его уроженцами. Столицами экономической империи Фальц-Фейнов в разное время были село Преображенка, знаменитое имение Аскания-Нова и основанный ею же поселок Хорлы. Уникальность этой семьи заключается не только в том, что ее представители не любили жизни в крупных городах, считавшихся деловыми центрами империи. Они возможно были единственной семьей в Российской империи, которая владела на Черном море не только собственным пароходством, но и частным морским незамерзающим портом. И, самое главное. Последние четверть века всеми делами одной из богатейших семей империи управляла женщина - что для патриархального крупного бизнеса России было просто чудом.

Так уж сложилось, что на юге и востоке Российской империи с 18 века жило немало немцев. Причем с каждым годом немецкие колонии становились все богаче, а количество колонистов изрядно возрастало. Связано это было, прежде всего с государственной политикой империи, постоянно испытывающей нехватку в опытных ремесленниках - особенно на сравнительно недавно завоеванных землях. Немцев из германских княжеств приглашали переселяться в Россию вполне официально и они, привлеченные льготами и богатством новых земель охотно ехали на свою новую родину. Тем более что переселенцы первой волны, добившись определенных успехов, в своих письмах постоянно рекламировали возможности южнорусских земель. Однако, переселяясь в Россию, изучая ее язык и культуру, русские немцы не спешили становиться русскими, продолжая придерживаться своих обычаев, культуры, протестантизма и даже кухни. Одним из важных моментов, позволявших русским немцам сохранить себя немцами был обычай заключать браки в своем кругу. Правда с этим была определенная проблема - мужчин в немецких колониях всегда было больше чем женщин, поскольку в большинстве своем рисковали переселяться одинокие молодые холостяки, которым нечего было терять на родине. Потом многие из них возвращались в Германию, для того чтобы заключить брак и везли супругу в Россию.

Не трудно догадаться, что «спрос» на немок из числа колонисток среди мужчин колонистов был огромным и «в девках» они долго не засиживались. Это так сказать, прелюдия к весьма своеобразной истории любви главных героев нашей статьи. Признанной столицей русских немцев на юге Российской империи было город Екатеринослав. Там проживала самая большая немецкая колония и именно туда в 19 веке со всего юга России приезжали богатые немцы-холостяки, наследники уже сколотивших себе состояние колонистов, выбирать себе невест. Процесс был настоящим ритуалом. О каждом таком посещении Екатеринославские немцы узнавали благодаря письмам от знакомых и родственников, где как бы невзначай упоминалось что в Екатеринослав едет погостить очередной «весьма приятный молодой человек из хорошей семьи, кстати неженатый». Осенью 1862 года по случаю одного из таких сообщений Екатеринослав по настоящему лихорадило. Семьи спешно готовили своих дочерей на выданье к смотринам. Ажиотаж был во многом оправдан - в город ехал наследник одного из богатейших немецких родов юга страны - Эдуард Фальц-Фейн, старший из шести сыновей колониста Фридриха Фейна, владельца крупнейшего в стране овцеводческого хозяйства и одного из лучших конных заводов.

Дело основал еще отец Фридриха, Иоганн Фейн, начавший разводить на юге Украины мериносов и торговать шкурами, шерстью и мясом через одесский порт. Овцы Фальц-Фейнов давали с одной стрижки до 3 кг. высококачественной шерсти, тогда как в среднем по России этот показатель не превышал полутора килограмм. Товар был настолько качественным, что успешно продавался через лондонскую биржу - мировой цент торговли продуктами овцеводства. Наследник прекрасных имений Преображенка и Аскания-Нова, поголовья в 300000 породистых овец и конного завода был завидной партией, посему по его приезде в Екатеринослав каждая семья стремилась заполучить его в гости, организуя прием, бал или танцевальный вечер. Однако выбор свой Эдуард сделал практически сразу. Ему приглянулась красавица Софья Кнауф - семнадцатилетняя дочь самого богатого в Екатеринославе немца-коммерсанта.

 И вот тут произошло то, чего ни сам Эдуард, ни отец невесты не ожидали. Дело в том, что за Эдуардом в поездку увязался второй по старшинству брат - семнадцатилетний Густав. И он, как на зло, то же влюбился в Софью. И самое печальное для Эдуарда заключалось в том, что именно Густаву Софья ответила взаимностью. Добродушный весельчак Густав казался ей намного привлекательнее неразговорчивого, сурового Эдуарда, уже почти пять лет помогавшего отцу в ведении дел. Причем Софья, без всяких принятых в то время условностей, сообщила о своем выборе отцу и обоим братьям, каждый из который попросили у старика Кнауфа руки его дочери. Тот, откровенно говоря, растерялся и развел руками, мол, выбирайте сами. Возвращение братьев было невеселым. Последовавший затем разговор с отцом, Фридрихом Фальц-Фейном был одним из самых тяжелых моментов в жизни Густава. Глава семьи наотрез отказался рассматривать саму возможность того, что Густав жениться раньше старшего брата - по тем временам это было вопиющим нарушением обычаев. И хотя Густав и Софья готовы были ждать пока Эдуард найдет себе другую невесту, Фридрих Фальц-Фейн отправился в Екатеринослав и там сговорился о том, что Эдуард жениться именно на Софье. В дело вступили сугубо практические соображения.

Унаследовавший практицизм отца Эдуард пустил в дело главный козырь - солидное приданое от семьи Кнауф, которое Эдуард собирался употребить на развитие дела. Для опытного предпринимателя Фридриха Фальц-Фейна этот аргумент был выше всякой любви и он фактически вынудил Густава отказаться от своего предложения Софье. Так Софья Богдановна Кнауф вошла в семью Фальц-Фейнов. После свадьбы она исправно исполняла обязанности верной супруги, рожала мужу детей, занималась их воспитанием и образованием, вела домашнее хозяйство, однако любви между Софьей и Эдуардом не было. Скупой и практичный Эдуард, заставлявший младших детей донашивать старую одежду старших и требовавший от жены экономить на всем - в том числе на отоплении и освещении, ничем не мог привлечь к себе жену. Да в общем-то не очень стремился. Его главной любовью было хозяйство, перешедшее по наследству от отца.

Не вызывавший у окружающих особой любви, замкнутый и неразговорчивый Эдуард Фальц-Фейн тем не менее стал одним из самых уважаемых людей на юге империи. Во-первых ведением образцового хозяйства. Вклад Эдуарда Фридриховича в овцеводство империи сложно оценить. Постоянная работа в области селекции овец и повышения качества шерсти привела к тому, что шерсть предприятий Фальц-Фейнов ежегодно получала золотые медали на международных выставках, в том числе в Лондоне на самом престижном ежегодном форуме овцеводов. Спрос на шерсть от Фальц-Фейнов постоянно рос и в течении 20 лет своей работы он увеличил поголовье принадлежащих семье овец до 750000. Не замыкаясь на овцеводстве, Фридрих развивал садоводство и прицеводство, продавая битую птицу по всей Украине. Ежегодный оборот семьи колебался в пределах 3 млн. рублей серебром. При этом Фальц-Фейн считался строгим, но справедливым работодателем. Расчеты с работниками происходили всегда вовремя и честно, рабочие и служащие были обеспечены бесплатным медицинским обслуживанием, а их дети присмотром в специальных яслях и начальной школе. При этом Эдуард Фальц-Фейн постоянно внедрял в работу новейшие машины для кормления и стрижки овец, хранения мяса, обработки земель. Скупость в личных и семейных расходах он странным образом сочетал с щедрой благотворительностью и общественной работой. Так на его деньги была построена школа в селе Громовка. На благотворительность Эдуард Фридрихович тратил до 40000 рублей в год. Не удивительно, что на каждых выборах его выбирали гласным земства, сначала Днепровского уезда, затем Таврической губернии.

Любому терпению рано или поздно приходит конец. Привыкшая быть в центре внимания Екатеринославского общества, живая, ироничная, образованная Софья Богдановна играла роль примерной супруги целых 14 лет, то ли надеясь со временем смириться с нелюбимым мужем, то ли надеясь на перемены в его характере и отношении к семейной жизни. По большому счету остается только удивляться тому, что Софья Фальц-Фейн терпела явно невыносимую семейную жизнь так долго. Кончилось тем, что Софья Богдановна не выдержала и отправилась в Вену... к Густаву Фальц-Фейну. Все эти годы она продолжала любить Густава, как и он, так и не женившийся и хранивший память о первой любви. По приезде выяснилось, что память о юношеской любви осталась любовью. Послав ко всем чертям условности, влюбленная пара отправилась в путешествие по Европе. Позор для семьи известной в деловых кругах всего мира был страшный. Однако самое интересное что Эдуард Фальц-Фейн на это никак не отреагировал. Более того, махнул рукой на семейную жизнь и все реже и реже появлялся в семейном имении в Преображенском, куда зачастил, а после и вовсе переселился Густав. Такая жизнь «на троих» продолжалась довольно долго и вызвала массу толков в обществе, особенно когда в 1883 году Фридрих Фальц-Фейн довольно неожиданно скончался в возрасте 44 четырех лет. Само собой поговаривали, что Фридриха отравили Софья и Густав, однако скорее всего это просто слухи. Тем более что в предсмертном завещании Фридрих вверил свою жену и детей попечению Густава. Выдержав положенный траур Густав и Софья поженились и жизнь в Преображенском изменилась.

Никакой экономной скупости - выстроено новый дом, настоящий дворец, организуются балы и приемы. Это были самые счастливые годы в жизни Софьи и Густава, судьба, казалось, воздает им за перенесенные в юности испытания. Однако счастье длилось недолго. Какой-то злой рок не давал детям Фридриха Фальц-Фейна долгой жизни. В 1890 году, едва отпраздновав свое сорокапятилетние, скончался и Густав Фальц-Фейн. Софья осталась дважды вдовой, унаследовавшей огромное хозяйство. Смерть мужа по времени совпала с мировым обвалом цен на шерсть. Дешевая шерсть из Австралии и Новой Зеландии наносила все новые и новые удары по европейскому производителю. Казалось что Софье Богдановне следует поступить так, как поступали все вдовы и дочери унаследовавшие крупные хозяйства и предприятия - хозяйство продать, деньги положить в банк и жить на проценты. Но Софья Фальц-Фейн рассудила иначе. Слишком много значило для ее мужей семейное предприятие. Кроме того, она хотела сохранить его для детей. И сравнительно молодая вдова восемью детьми на руках вступила в большую бизнес игру. Для начала она перевела торговлю шерстью и бараниной на внутренние рынки империи, куда австралийцы с новозеландцами еще не добрались. Забивая на мясо и шкуры, излишек поголовья Софья избежала банкротства, сохранив около 150000 голов овец для обеспечения внутреннего рынка. Изъятые оборотные средства, она, осознавая опасность узкой специализации предприятия, начала вкладывать в другие виды производств. Для начала уделила особое внимание развитию птицеводства, заложенному еще первым мужем. Затем открыла в Преображенке винный завод, в Дофино кондитерскую фабрику а в нашем родном городе один из крупнейших на Украине консервных заводов. Мясные и рыбные консервы от Фальц-Фейнов, украшенные избранной Софьей эмблемой - Золотой рыбкой на велосипеде, продавались не только по всей российской империи, но и уходили за рубеж.

Все это за какие-то семь лет. Такие результаты заставили серьезных ироков делового мира оставить первоначально ироничное к женщине в их исключительно мужской компании. Однако следующий проект Софьи Богдановны заставил крутить пальцами у виска всех, кто о нем слышал. Она решила обеспечить вывоз собственной продукции кораблями своего пароходства через собственный, частный незамерзающий морской порт! Однако то, что газеты высмеивали как прожект, стало реальностью благодаря усилиям и энергии «Золотой рыбки». Софья Богдановна обнаружила в глубине Каркинитского залива, возле Перекопа, бухту, воду которой подогревал горячий природный источник. В 1897 году на берегу бухты она основала поселок Хорлы и начала вкладывать средства в строительство кораблей и порта. Проект поглощал рубли сотнями тысяч, однако практически сразу начал давать доход. Все порты Черного моря замерзали зимой, а Хорлы круглый год принимал корабли. В поселке начала развиваться торговля, за право пользоваться портом и причалами платились большие деньги. Кроме того круглогодично возили продукцию производств Фальц-Фейнов собственные пароходы. В 1903 году их личное пароходство насчитывало уже 6 судов, из них два парохода были пассажирскими и пользовались большой популярностью на черноморских линиях. Софья стала одной из самых известных личностей своего времени. Эксцентричная дама, не побоявшаяся любить, не взирая на людскую молву, добившаяся успеха в делах, традиционно считавшаяся мужскими, она поражала воображение современников. Одни только деловые поездки в Одессу на собственном пароходе «София» чего стоили!

Прозвище «Золотая рыбка» Софьей Богдановной было заслужено целиком и полностью. И не только благодаря богатству. Она как бы объединила в себе все лучшие качества семьи Фальц-Фейн - оптимизм Густава и практичность Эдуарда. А главное - Софья Богдановна никогда не забывала о том, что Фальц-Фейны славились благотворительностью, продолжая жертвовать на благие дела даже тогда, когда судьба семейного дела висела на волоске и практически все деньги были вложены в строительство порта. История немного сохранила от бизнеса Фальц-Фейна. После революции порт Хорлы постепенно пришел в упадок, предприятия были национализированы, пароходы погибли в Гражданскую. Пожалуй единственным «вещественным» памятником деятельности этой замечательной семьи остался заповедник Аскания-Нова, основанный сыном Софьи - Федором. Но память о Софье Богдановне Фальц-Фейн жила долго, как о замечательной женщине, ставшей, возможно, первой бизнес-леди империи.

02.09.2009 http://ya-odessit.ru/biznes/sofya-falts-fein-lyubov-i-dengi.html

6. 07.05.2018 10:39
naive
Информация о детях СБ есть в Wikipedia: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D1%86-%D0%A4%D0%B5%D0%B9%D0%BD%D1%8B_(%D1%81%D0%B5%D0%BC%D1%8C%D1%8F)
5. 28.10.2014 10:18
Редакция_IR5

Добрый день, Ольга. Подробнее о жизни и смерти Софьи Богдановны Фальц-Фейн Вы можете прочитать в книге Данилевича Н.В. "Барон Фальц-Фейн. Жизнь русского аристократа", а также просмотреть другие статьи в разделе "Фальц-Фейн София Богдановна" на портале АртКавун.

4. 27.10.2014 17:36
Ольга Биляченко

А где можно найти информацию о 8 детях Софьи Борисовны и её внуках? А почему вы не написали о последних годах жизни Софьи Борисовны, как её расстреляли и где её могила?

3. 16.06.2012 10:13
Ганна Земко

Доброго дня, Катерино!

Сподіваюся, що ви час від часу переглядаєте цей сайт, і зайдете на цю стиоріночку.

Я - видавець українського україномовного журналу СЛОВО ЖІНКИ. Хотіла б з вами поспілкуватися з приводу особистості Софії Фальц-Фейн. Моя адреса електронна:

annaz.06@mail.ru

З повагою, Ганна

2. 27.12.2011 11:44
Редакция

Уважаемый Anonymous.
Источник информации указан, как обычно, в конце материала. Если туда заглянуть, то нетрудно заметить, что автор статьи – житель Одессы и, говоря «а в нашем родном городе один из крупнейших на Украине консервных заводов»,  он подразумевал именно этот город.

 

Что же касается всего остального, то, видимо, стоит согласиться с другим автором, написавшем «Жизнь матери основателя заповедника «Аскания-Нова» С.Б. Фальц-Фейн стала поводом для длительных дискуссий» Шестак Катерина
svit.ks.ua/index.php
1. 26.12.2011 22:29
Anonymous

Уважаемые писатели-любители, будьте любезны писать проверенную информацию, а не вымыслы на тему. У фальц-Фейнов никогда не было консервной фабрики в Херсоне. очень интересно было бы узнать откуда вы брали информацию про скандал в финансовых кругах по поводу "измены С.Б." и многоедругое указанное в Вашей статье.

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.