on-line с 20.02.06

Арт-блог

05.04.2019, 09:39

Апрель-2019

Апрельская прогулка (Ю. Визбор) Есть тайная печаль в весне первоначальной, Когда последний снег мне несказанно жаль, Когда в пустых лесах негромко и случайно Из дальнего окна доносится рояль. И ветер там вершит кружение занавески Там от движенья нот чуть звякает хрусталь Там девочка моя, еще ничья невеста, И грает, чтоб весну сопровождал рояль. Ребята, нам пора, пока мы не сменили Веселую печаль на черную печаль. Пока своим богам ни в чем не изменили, В программах наших душ передают рояль. И будет счастье нам, пока легко и смело Т а девочка творит над миром пастораль, Пока по всей земле, во все ее пределы Из дальнего окна доносится рояль.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новости региона

10.04.2019, 15:08

Епоха Вацлава Мошинського. Пам'яті Майстра

21.03.2019, 10:20

У Херсоні безкоштовно покажуть сучасне українське кіно

18.03.2019, 10:08

V Міжнародний конкурс малюнку «Ілюстрація до народної казки»

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Сорок лет назад в Херсоне открылся художественный музей

Сорок лет назад в Херсоне открылся художественный музей

27 мая 1978 года, накануне празднования двухсотлетнего юбилея Херсона, в городе произошло неординарное событие: здесь в торжественной обстановке состоялось открытие художественного музея

Экспозиция его разместилась в одном из наиболее красивых херсонских дореволюционных зданий, которое было построено в начале ХХ века в качестве административного Городской думы, по проекту и под руководством известного одесского архитектора Адольфа Минкуса.

Херсонцы и гости, посетившие в день открытия музей, были приятно удивлены большим собранием представленных здесь художественных произведений различных авторов, стилей и направлений. Несомненно, новый музей стал бесценным подарком к юбилею города, однако посетители его даже представить себе не могли, сколько сил, энергии и труда было затрачено на то, чтобы в Херсоне таки появился свой художественный музей…

В Херсоне был музей изящных искусств
Первая попытка создания подобного музея в нашем городе относится к далёкому 1912 году, когда по инициативе мецената князя Николая Гедройца и группы его сподвижников на первом этаже городского археологического музея был открыт музей изящных искусств. В нём были представлены живописные и скульптурные работы известных мастеров прошлого, фарфор, стекло, иконы и прочие экспонаты, представляющие художественную и историческую ценность.

В лихие годы революционные и гражданской войны хранителю музея Виктору Гошкевичу удалось практически полностью сохранить музейное собрание. А после победы большевиков музей пополнился массой иных, в основном национализированных у бывших владельцев, ценных экспонатов, а также иконами из закрытых в связи с политикой советского государства храмов. Вот только увеличивший свою экспозицию художественный отдел музея, впрочем, как и сам музей, просуществовал недолго. Начавшаяся в 1941 году война перечеркнула дальнейшее его существование.

Основная часть коллекции, которую не успели эвакуировать на Восток, была полностью разграблена и уничтожена в период фашистской оккупации города. Так что уже после освобождения Херсона в 1944 году в докладной записке о состоянии музея его директор Исаков сообщал, констатируя факт: «Херсонский художественный музей (в помещении исторического отдела) следует считать несуществующим…». В послевоенный период предпринимались попытки отыскать экспонаты и восстановить экспозицию художественного отдела музея, и в некоторой степени это удалось. Однако большая часть собрания оказалась утраченной безвозвратно. Частично восстановленную после войны экспозицию херсонцы увидели вновь лишь в 1966 году.

Уникальное собрание могло исчезнуть бесследно…
Не секрет, что ещё с древних времён некая, пожалуй, совсем не малая часть человечества, была заражена вирусом коллекционирования. Коллекционируют буквально всё, что можно только себе представить: от пуговиц и спичечных коробков до великих произведений искусства, оцениваемых в баснословные суммы. Впрочем, стоит, наверное, чётко разделять настоящих коллекционеров, знающих о своём предмете всё, и собирателей-бессистемников.

К таким собирателям можно отнести и ленинградку Марию Ивановну Корниловскую, являвшуюся в своё время владелицей «несметных сокровищ» – бесценного собрания произведений искусства. Много различных слухов и газетных статей с элементами таинственной, детективной истории было связано с именем Корниловской в прошлом. А в 2010 году вышла в свет книга известной российской журналистки Натальи Метлиной «Всё о моей мафии», в которой она раскрывает тайные механизмы «неправедных» форм обогащения в разных сферах советской жизни.

Упоминает она о своём знакомстве с выдающимся антикварным вором-контрабандистом Моисеем Поташинским, который, в свою очередь, поведал ей историю Корниловской. Эта история вошла в книгу Метлиной: «Мария Корниловская была комендантом Васильевского острова. Она собрала несколько сот полотен в ленинградскую блокаду. Ходила по квартирам. Знала, кто чем владеет. И когда человек умирал, она забирала всё, что там висело. Сама Мария Ивановна жила в коммуналке, и все 40 метров её комнаты к концу войны оказались заставлены блокадными трофеями. Из “мёртвых” квартир к ней перекочевали Репин, Айвазовский, Машков. Не поднимаясь с маленькой лежанки, она все последующие годы сторожила свою скорбную добычу. Её сестра работала в столовой Морского университета и приносила ей объедки, коими та и питалась. На уговоры антикваров продать хоть одно полотно и начать жить по-человечески Корниловская отвечала категорическим отказом…».

Не увенчались успехом усилия ведущих музеев, в частности Государственного Русского музея, приобрести для своих фондов часть произведений, и даже попытка добиться этого с помощью судебных органов. Однако предвидя в будущем новые посягательства на свои сокровища, Корниловская обратилась к министру культуры СССР с предложением передать часть имевшихся у неё работ Луганскому художественному музею, городу, где прошла её юность. Передача 34 художественных полотен состоялась в июне 1962 года.

К началу 1960-х Марии Ивановне было уже под семьдесят лет, возраст вполне подходящий, чтобы решить, наконец, как быть с окружающим её богатством. Так на свет появился целый ряд завещаний, которые многократно переписывались из-за тяжёлого характера Корниловской. Поочерёдно наследниками её богатств были музеи Белоруссии, Крыма, «вновь открывающиеся» музеи Украины. Наконец, Министерство культуры СССР сообщило Корниловской о планах открытия в Херсоне к 200-летней годовщине города художественного музея. Посетив Херсон по личному приглашению городского руководства и оставшись довольной горячим приёмом, Мария Ивановна вновь переписала завещание, теперь уже в пользу Херсона. Как оказалось, оно было последним: в 1976 году Корниловская умерла…

Впрочем, после смерти собирательницы у неё объявился наследник – сын, вице-адмирал Корниловский, не общавшийся с матерью последние тридцать лет, но через суд предъявивший свои права на коллекцию…

Эпопея с наследством…
2 января 1977 года директором создаваемого в Херсоне художественного музея стал Евгений Евсеевич Подольский, личность неординарная и уже известная в городе. Первым серьёзным делом для молодого директора (тогда ему было всего 27 лет) стало в прямом смысле спасение коллекции, завещанной Херсону Корниловской. Вместе с сотрудницами музея Светланой Афанасьевой и Надеждой Вагановой он отправился в Ленинград, где уже вступал в права наследования, не дожидаясь отведенного по закону срока, сын Марии Ивановны.

Как пишет в своей книге Наталья Метлина: «Сын после похорон стал разбираться с полотнами и часть продал Моисею Поташинскому. Моисей Залманович три дня возил на своих “Жигулях” картины из дома Корниловской… Большую часть картин Поташинский переправил в Израиль». Пожалуй, слишком утомительным выйдет рассказ о боях с наследником и о дальнейшей эпопее, которую пришлось вынести и пережить представителям Херсонского художественного музея во главе с Подольским. Однако большая часть коллекции была спасена и с огромными трудностями доставлена в Херсон.

«И тут опять эпопея! – вспоминал в своих записках Евгений Евсеевич, – всё было заражено клопами, жучками-древоточцами и прочей гадостью (результат хранения в ненадлежащих условиях – А. З.). Хотели обработать на месте газом – бромистым метилом, но в центре города опасно. Тогда я принял решение, которое мне удалось осуществить при активной помощи Херсонского морского порта. Все ящики были погружены в трюмы двух барж, баржи перетащили в специальный затон и там провели полную фумигацию – так называлась эта процедура… Эта операция была уникальной, аналога в СССР не было – все экспонаты были сохранены, не повреждены, а вся нечисть полностью уничтожена! О таком другие музеи могли только мечтать!»

В сущности, эпопея с открытием в Херсоне художественного музея на этой беспрецедентной операции не закончилась. Хранившиеся несколько десятков лет в ужасных условиях холсты и экспонаты требовали незамедлительной реставрации, а времени до юбилея города оставалось совсем не много. Буквально за месяц до запланированного открытия в Херсон были приглашены лучшие реставраторы из реставрационных мастерских столицы Украины. В течение короткого времени картины и другие экспонаты были подготовлены к экспонированию. А 27 мая 1978 года в Херсоне состоялось знаменательное событие – музей был торжественно открыт…

Послесловие
Около месяца назад, в апреле 2018 года, херсонское издательство «Надднепряночка» издало книгу «Пригоршня воспоминаний» в память о жизни Евгения Евсеевича Подольского, бывшего первого директора художественного музея, а вслед за тем – первого директора Херсонской областной универсальной научной библиотеки тогда ещё имени Алексея Горького, построенной на крутом берегу Днепра. В книгу вошли уникальные записки-воспоминания Подольского о жизни, работе, семье. Нашлось в них и место для повествования о перипетиях, связанных с созданием художественного музея. Заключает повествование автор так: «Я не хочу останавливаться на пороках и добродетелях Марии Ивановны и делать интригующие предположения о том, как пополняла она своё собрание. Созданный благодаря дару Корниловской музей – это не только результат её собирательской деятельности, но и памятник самому коллекционеру, прожившему жизнь, которая не всегда подходит под мерки бытовой морали. Ей мы обязаны наличием в музее произведений выдающихся русских художников – Айвазовского, Капкова, Бакшеева, Крамского, Масонского, Серова, Саврасова (и этот перечень можно продолжать долго), а также произведений европейской живописи… Пополнился музей прекрасными мраморными скульптурами и образцами каслинского литья».

Остаётся только добавить, что в 1977 году открывавшийся в Херсоне художественный музей получил в наследство от Корниловской 500 картин, 400 старинных рам, несколько сотен иных ценных экспонатов, а также уникальный книжный фонд.

Александр Захаров

Источник информации

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.