on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новости региона

15.08.2019, 14:05

В Україні запустився безкоштовний онлайн-курс для митців

14.08.2019, 10:32

У Херсоні відбудеться Флешмоб жіночності-2019

14.08.2019, 10:21

Херсонців запрошують відсвяткувати День Незалежності

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Спасение замерзающих – не дело рук государства?

Спасение замерзающих – не дело рук государства?

Ещё морозов нет, но уже достаточно холодно. Холодно на улице и почти так же холодно во многих городских квартирах – в тех, для которых по той или иной причине ещё не начался отопительный сезон

И это повторяется из года в год, по крайней мере в последние двадцать с лишним лет. Похоже, мы живём вовсе не в ХХІ веке с его высоко «продвинутыми» технологиями, а по крайней мере на уровне века 19-го, когда на заре строительства Херсона заботы о тепле в жилищах были личной проблемой каждого.

Как это было в начале городской истории
Вообще в те далекие времена на пустынном и безлесном берегу, где строился город, вопрос топлива для обогрева стоял чрезвычайно остро. Главным и практически единственным его видом (из-за отсутствия обширных лесов) был камыш, к счастью, изобильно росший по всей дельте Днепра и его притокам. Вообще невозможно переоценить значение камыша в жизни наших предков: это и строительный, и кровельный материал, это и спасительное топливо для очага зимой. Конечно, обогрев жилища камышом требовал определённого умения и внимания. В противном случае не миновать беды, ведь крыши землянок и глиняных лачуг были сделаны из того же легковоспламеняющегося материала – камыша и при случае горели ярким факелом.

Чуть позже, когда Херсон уже стал похожим на «большую деревню» и число жителей его увеличилось, камыш приобрёл ещё большую ценность. Теперь плавневые участки с камышом, принадлежавшие городу, находились под охраной объездчиков и сторожей, пресекавших несанкционированную порезку его. Городское самоуправление сделало камыш средством пополнения городского бюджета, продавая его как топливо всем желающим, которых было много, в том числе и иногородних. Впрочем, хотя нищая городская казна всегда требовала пополнения денежными средствами, для малоимущих херсонцев (как тогда говорили, недостаточных) делали значительные скидки, а совсем уж бедным отпускали камыш через благотворительные общества бесплатно. Помимо камыша для отопления использовали высушенные на корню стебли кукурузы, подсолнечника, солому и стебли крупных степных трав. На хуторах и в сёлах (там, где имелся крупный рогатый скот) топливо для печей изготавливали по древней технологии из смеси резаного камыша, соломы либо любой степной травы и коровяка, из которых формировали брикеты, которые затем высушивали. Высушенное топливо в печи горело дольше пучков камыша, создавая вполне приличную температуру, и долго сохраняло печной жар.

Дрова в степном крае не дёшевы
И всё же те, кто в состоянии был выложить немалую сумму за дрова или древесный уголь, были в гораздо лучшем положении. Ибо дрова не шли ни в какое сравнение с местным топливом для бедных. Лес из верховьев сплавляли по реке плотами через днепровские пороги, в Херсоне сортировали, отбраковывая то, что потом шло на дрова. Однако чтобы из пропитавшейся водой древесины получилось качественное топливо, её нужно было ещё сушить не менее одного-двух лет.

Центральный городской дровяной склад находился на Канатной площади (теперь бульвар Мирный), в центре нынешнего Херсона. Сажень дров (примерно 2х2х2 м) в мирное время, до 1914 года, стоила от 20 до 25 рублей, в зависимости от качества. Так, берёзовые и даже сосновые стоили дороже дров осиновых и вербовых. Цена же грабовых, считавшихся лучшими, доходила до 35 рублей за сажень. Могла бы себе позволить подобную роскошь, скажем, сестра милосердия с жалованием 300 рублей в год?

В конце ХІХ века для отопления в Херсоне начали широко использовать доставляемый сюда пароходами каменный уголь. Его можно было приобрести по вполне «божеской» цене, всего-то от 18 до 35 копеек за пуд (16,3 кг). С началом империалистической войны 1914 года вместе с ценами на продукты поползли цены на топливо. Обязательным постановлением херсонского губернатора, регулирующим цены на первостепенные продукты и энергоносители, делались попытки удержать их в определённых рамках. Тем не менее во второй год войны, в октябре 1915-го, цены на топливо были уже следующими: «Уголь: древесный грабовый І сорта 1 р. 60 к. (пуд). Грушевский (антрацит) без доставки – 55 к., с доставкой – 57 к. Керосин (кварта) – 17 коп., 1 фунт – 6 к. Дрова: вербовые 3 арш. без доставки – 44 руб. саж. Сосновые 3 арш. без доставки – 70 руб. саж.». Даже при жаловании в 400–500 рублей в год, без «квартирных», лишнюю сажень сосновых дров для отопления вряд ли кто бы смог себе позволить.

Керосин – не роскошь
Упоминаемый же здесь керосин, в мирное время стоивший чуть ли не две копейки литр, использовали в основном для освещения помещений. Кстати, окраины Херсона, куда не дошло электричество, в 1915 году всё ещё освещались керосиновыми лампами, которых насчитывалось около 800 штук. Что же касается пуска в 1909 году городской электрической станции, то в сущности, единственной отраслью использования электричества в быту было именно освещение, так как ещё и в помине не существовало электро-бытовых приборов.

Стоит отметить, что к началу века в Херсоне знали уже керосиновые примусы для приготовления еды. Но так как сей прибор был ещё весьма дорогим и не особо доступным для простого обывателя, в наличии у горожан их встречалось мало. К тому же регулярные поставки керосина в город оказались не такими уж регулярными. Перебои с доставкой керосина в Херсон начались уже после 16 октября 1914 года, когда под покровом ночи два турецких миноносца вошли в гавань Одессы и хладнокровно расстреляли находившиеся у причалов суда. К тому же, по свидетельствам капитанов пароходов, курсировавших по маршруту Херсон – Одесса, в Днепро-Бугском лимане появились плавучие мины.

Впрочем, у товарищества «Братья Нобель», которому принадлежала большая часть кавказских нефтяных скважин и перегонных заводов, был ещё резервный путь доставки керосина – железной дорогой. Вот только с началом войны предпочтение в перевозках отдавалось в первую очередь стратегическим военным грузам. А посему доставку топлива в Херсон приходилось ожидать месяцами.

В период войны подорожало и местное топливо – камыш. И если три городских склада камыша: на Соляной пристани, Карантинном острове и на Военном форштадте – раньше отпускали топливо по цене 7 копеек пучок, то в январе 1915 года цену на камыш подняли более чем в два раза (16 копеек) и в одни руки уже отпускали не более 25 пучков камыша.

Стоит ли говорить, что в связи с неподъёмной для большей части населения ценой на топливо начались несанкционированные порубки древесных насаждений, которые десятилетиями разводили в Херсоне и его окрестностях, по плавням городской дачи. Не могло остановить браконьерские порубки и решение вице-президента румынского правительства Кочиаса (в то время в числе большой группы сановников, офицеров и солдат находившегося в эмиграции в Херсоне), который потребовал: «Имеющиеся в русских портах гружённые антрацитом пароходы и баржи, предназначенные для отправки в Румынию, отправлять в Херсон, для снабжения антрацитом всего населения Херсона». Порубки и уничтожение посадок продолжались и в первые годы послереволюционного хаоса, практически до установления в городе советской власти и почти полностью уничтожили плавневые насаждения.

Проблемы в прошлом – есть альтернатива!
В июле 1915 года в окрестностях села Кардашинка были обнаружены огромные запасы торфа, а уже осенью началась его разработка. Как сообщали местные газеты, «расположенные рядом торфяники имеют неоценимое значение для города, так как стоимость выработки одного пуда торфа на месте производства исчислена городской управой в 5 копеек. Близость мест разработки торфа даст возможность в черте города иметь торф по цене 8–9 копеек за пуд, который по своему тепловому эффекту эквивалентен равному весу хороших дров».

Работы на Кардашинском торфянике не прекращались и с установлением советской власти в стране. К началу 40-х годов кардашинские торфоразработки представляли собой серьёзное и почти полностью механизированное предприятие. К этому времени был уже подготовлен и утверждён проект строительства тепловой электростанции на Кардашинских торфяных болотах мощностью в 20 миллионов кВт/час в год. Это должно было дать «можливість електрифікувати промисловість і сільське господарство Херсонського і Миколаївського округів». Но строительству электростанции и дальнейшему развитию промыслов помешала начавшаяся в июне 1941-го Вторая мировая война. Лишь после освобождения Херсона в марте 1944 года появилась возможность вернуться к прерванному войной труду. Одной из первых была восстановлена и возобновлена работа на Кардашинских торфяниках, где с началом нового сезона 1945 года трудились уже более двухсот человек. Спустя год, в 1946-м, добыча торфа здесь достигла небывалых, невиданных до революции объемов – 30 тысяч тонн за сезон! В том же 1946 году был введён в эксплуатацию новый Цюрупинский участок торфоразработок, который, по словам специалистов, обладал не менее громадными запасами торфа, чем Кардашинский.

Забегая вперед, отмечу, что в советское время торфоразработки здесь достигали внушительных размеров, и даже в первые годы независимости Украины в газетах ещё можно было встретить высокопарные заявления: «Кардашинские торфоразработки в состоянии заменить 10 угольных шахт» и даже далеко идущие планы строительства собственной теплоэлектростанции!

«Всем дрова» и «кухонная техника» 
К концу 1920-х жизнь в Херсоне несколько стабилизировалась. В числе достижений новой власти можно отметить, что камыш как вид основного топлива отошёл на второй план. Печи в жилищах им практически уже не отапливали, а дровяные склады в городе предлагали «всем сухие дрова» по вполне приемлемой цене: «пиленые 4 вершка – 40 коп. пуд, не пиленые – 37 коп.». К тому же «учреждениям, а также рабочим и служащим при коллективной закупке допускается рассрочка до 4-х месяцев». Интересно, что и в этом вопросе делали ставку на советский коллективизм, так как официально кредит отдельным лицам не допускался. В тот период камыш исполнял роль лишь строительного и кровельного материала. Был в истории Херсона период, когда вновь пришлось вспомнить о камыше как о топливе – оккупация с 19 августа 1941 года по 13 марта 1944-го. С 1922 года в СССР начался массовый выпуск отечественных керосиновых примусов, изготовлявшихся за границей ещё с 1890-х, который осуществлялся первым государственным меднообрабатывающим заводом в г. Кольчугино Владимирской области. Конечно, мгновенно насытить рынок «мечтой хозяйки» единственному заводу было не под силу, так что отечественные керосинки массово появились в Херсоне лишь к началу 1930-х годов. В конце их в быту появились керогазы. Такие приборы к началу войны были практически в каждой советской семье. Ну а электричество, как и до революции, использовали главным образом лишь для освещения помещений.

Газ в быту херсонцев
Пожалуй, сейчас в это трудно поверить, однако после присоединения Западной Украины к СССР в 1939–1940-х годах из 15,2 миллиарда кубометров разведанного на территории страны газа 9 миллиардов приходилось на Украину. Но лишь в послевоенные 1946–47 годы начались интенсивные разработки месторождений. В 1948-м был пущен в строй газопровод Дашава – Киев, в начале 1950-х он продлился: Дашава – Киев – Брянск – Москва. В том же году на территории Харьковской области было открыто крупнейшее не только в Украине, но и в Европе Шебелинское газовое месторождение, введенное в эксплуатацию в 1956 году. Вместе с тем уже в 1952 году в Херсоне была основана межобластная контора сжиженного газа, которая занялась работами по газификации городских квартир. В том же году она установила 110 газовых плит. В 1954-м газифицировано уже 1700 квартир. В последующие годы темпы газификации неизменно возрастали.

6 августа 1957 года Херсонская газета «Наддніпрянська правда» сообщала своим читателям: «Херсонщина одержить природний газ. Поблизу міста Харкова відкрито і вводиться в промислову розробку нове газове родовище – Шебелінське. Тепер провадиться будівництво магістрального газопроводу Шебелінка – Одеса, від якого будуть відгалуження до Херсона і Миколаєва… В Херсоні і Миколаєві буде газифіковано понад 20 промислових підприємств, а також буде проведена газифікація… Дуже вигідно використовувати природний газ як енергетичне паливо. Досить сказати, що собівартість умовного палива, одержаного з природного газу, в п’ять разів нижча собівартості вугілля. На спорудження газового промислу і магістральних трубопроводів потрібно часу і капіталовкладень в кілька разів менше, ніж на спорудження відповідних шахт… Нема сумніву в тому, що Херсон і Миколаїв найближчим часом будуть газифіковані». Уже с 1960 года сдача построенных в Херсоне многоквартирных домов производилась с установленными на кухнях газовыми плитами. Однако только лишь в 1964 году Херсон был подключён к газопроводу Шебелинского месторождения, и для горожан началась новая жизнь: «Напередодні Нового року мешканці будинку № 26/2 по проспекту Ушакова одержали хороший подарунок. Ще 127 квартир робітники газового господарства підключили до мережі. Страви до новорічного столу господарки готуватимуть вже на природному шебелинському газі», – делилась радостью с читателями газета «Наддніпрянська правда». В 1981 году в городах и посёлках городского типа Украины был газифицирован 81% из числа общего количества квартир.

Не были забыты и сельские жители. Хотя газификация сёл двигалась очень уж медленно, с каждым годом увеличивались объёмы снабжения сельчан углём. Так, в 1964 году в сёлах Херсонщины были реализованы 182 тысячи тонн каменного угля.  В 1965-м – уже более 200 тысяч по вполне приемлемой цене даже для пенсионеров – 15 рублей за тонну. Проблемы доставки угля тогда чаще всего решались при помощи традиционной «пол-литры».

Александр Захаров
http://www.grivna.ks.ua/archive/grivna/1520-grna-2016/grna-2016-45/58361-spasenie-zamerzayushchikh-ne-delo-ruk-gosudarstva

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.