on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.07.2019, 09:54

Июль-2019

Розпал літа – квітнуть квіти. Липень в гості завітав. Бавився і загубився між м′яких шовкових трав. Яблука червонобокі, груші медом налились. І маленькі пташенята у повітря вже знялись. Різнобарв′я… Різнотрав′я душу й серце веселить. І завмер малий метелик поміж квітами на мить. Лідія Кир′яненко  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Новости региона

08.07.2019, 10:15

Ніч на Івана Купала

02.07.2019, 10:29

«Твоя країна fest» побував у Скадовську

02.07.2019, 10:21

Фестиваль «Козацький шлях 2019» завітає на Херсонщину

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Старый Херсон и «нечестный люд»...

Старый Херсон и «нечестный люд»...

В херсонской дореволюционной прессе случилось отыскать рассуждения о том, что в первую очередь нравится обывателю в местных газетах. Как уверял автор очерка, в большинстве своём херсонский обыватель любил громкие скандалы, судебную хронику и раздел «Происшествия», в котором чаще печатали материалы криминального характера. В сущности, за прошедший век нравы человечества ничуть не изменились

Конечно, нынешняя криминальная хроника в корне отличается от газетного криминального чтива начала XX века. Скажем, кипящих самоваров теперь уж точно не крадут, а тогда - пожалуйста! Как сообщал в начале века в хронике «Происшествия» херсонский «Югъ»: «Из квартиры акушерки Ставинской неизвестно кем был похищен кипящий самовар». Или вот ещё: «В ночь на 28 января из квартиры херсонского мещанина Рувима Труца неизвестно кем совершена кража медного самовара, стоящего 10 рублей». Судя по цене, это был так себе, мелкий самоварчик, не достойный упоминания в прессе. А вообще, похоже, самовары воровали довольно часто, ибо в местных газетах это были совсем не единичные сообщения.

Тот же «Югъ» писал: «В 11 часов ночи постовым городовым был задержан крестьянин Сергей Шестерин, нёсший громадный самовар. Шестерин заявил, что самовар им украден, но он не помнит у кого, так как в то время он был сильно пьян».

Воровство самоваров было бичом не одного лишь Херсона. Любители творчества Ильи Ильфа и Евгения Петрова наверняка помнят эпизод, когда слесарь Полесов оставил старгородский дом № 5 без ворот: «В доме, раскрытом настежь, происходили ужасные вещи: с чердаков крали мокрое бельё и однажды вечером украли даже закипающий во дворе самовар. Виктор Михайлович (Полесов) лично принимал участие в погоне за вором, но вор, хотя и нёс в вытянутых вперёд руках кипящий самовар, из жестяной трубы которого било пламя, бежал очень резво и, оборачиваясь назад, хулил держащегося впереди всех Виктора Михайловича нечистыми словами». Впрочем, что я всё про самовары да самовары!

«Металлисты» и прочий люд «нечестный»
На страницы криминальной хроники в херсонских газетах начала XX века попадали и другие не менее курьёзные вещи. Похоже, в старом Херсоне тащили всё подряд, что подходило под разряд «плохо лежит». Так, однажды из управления работ трое неизвестных спёрли четырёхпудовый якорь, четверть километра каната, толстую корабельную цепь и... молодого сторожевого пса в придачу. Причём находившийся на посту сторож спал и не заметил ничего подозрительного...

Не единожды писали и об украденных на базарах гирях: «На толкучем рынке был задержан вор, намеревающийся украсть 5-фунтовую гирю». Вот ведь «металлисты» проклятые, ни стыда у них, ни совести! Хорошо ещё, водопроводных люков по городу в то время было раз-два и обчёлся, на всех бы всё равно не хватило. Впрочем, любители поживиться успешно находили им замену, таща железо откуда только придётся: «Вчера был задержан известный вор Белый с краденым железом из крепостных зданий».

Снимали телефонную проволоку со столбов, скручивали с входных дверей домов медные ручки, выкручивали электрические лампы в музее и городском театре, распихивали по карманам библиотечные журналы, казённые чернильницы и ручки. По ночам на окраинах из фонарей сливали керосин, тащили ламповые стёкла, принося огромный убыток подрядчику Бердичевскому, которого ещё вдобавок за каждый негорящий фонарь штрафовала городская управа. Даже известный этнограф-путешественник Афанасьев-Чужбинский, посетивший наш город в период, когда он ещё освещался сальными свечами, отмечал, что сами блюстители порядка, постовые полицейские, не гнушаются тушить свечи и забирать их для личного домашнего пользования.

Кстати, и «злоумышленник» Чехова, скручивавший гайки с крепления железнодорожных рельсов, также был взят не «с потолка». Однажды местным городовым был задержан олешковский крестьянин, скручивавший под причальным городским мостом крепления балок. На момент задержания им уже было снято около десятка болтов и испорчено несколько балок.

Кто в городе хозяин?
Некоторое время в Херсоне действовала шайка «мнимых водопроводчиков». Под видом рабочих-водопроводчиков эти аферисты с разрешения хозяев снимали водопроводные водомеры якобы для проверки и исчезали вместе с ними навсегда. «По наведенным в водопроводной конторе справкам оказалось, что ею никто из рабочих с этой целью посылаем не был и она ничего о пропавших водомерах не знает», - констатировала факты газета...

Несмотря на то, что абонентов водопровода в городе было не так уж и много, полиция долгое время не могла поймать злоумышленников. А контора водопроводного «босса» Пастухова даже объявила награду за их поимку, которую таки получил один из рьяных полицейских, просиживавший своё нерабочее время в засаде. Похоже, полицейскому ещё повезло, что водомерные «рецидивисты» были не слишком опасными и он мог справиться с ними в одиночку. Его собрату по профессии, находившемуся на посту в одном из самых неспокойных районов старого Херсона - Северном, меж балкой и губернской больницей, пьяная компания парней здорово намяла холку и между делом отобрала фуражку, шашку и револьвер... И это при том, что городской полицмейстер Шишкин пафосно утверждал со страниц местных газет, что «хозяевами города являемся только мы», имея в виду полицию.

Нет, не любили «хозяева города» дежурные посты на окраинах и старательно закрывали глаза на многие серьёзные вещи. Не слишком охотно исполняли полицейские свою службу и в некоторых других местах при весьма опасных обстоятельствах: «Меж Мясницкой и Канатной находятся две казённые лавки, возле которых пристроилась компания воров, человеке 12-15. Кражи происходят на глазах у публики. Если же кто-либо укажет потерпевшему жулика-похитителя, то тут же с ним расправляются другие члены воровской компании. Вся беда в том, что указанное место является границей полицейских участков, а потому если городовой иногда и является, ограничивается тем, что “это не моя территория”». Конечно, знамо дело, кто же захочет иметь дело с компанией вечно пьяных отморозков без тормозов?

Сознательные граждане - находка для полиции и властей
Особенно стало заметным охлаждение нижних полицейских чинов к своим обязанностям после революции 1905 года. И сколько бы ревностный служака полицмейстер Шишкин ни пытался восстановить прежний престиж полицейской службы, в полной мере это было уже невозможно. Впрочем, несмотря на уверения историков советского времени о враждебном отношении друг к другу населения и полиции, в херсонских газетах есть яркие примеры того, что херсонские обыватели, не считаясь с опасностью для своей жизни, были готовы прийти на помощь блюстителям законности и порядка. Так, в 1907 году после неудачного покушения на начальника тюрьмы Чинёного-Пронцуза городскими обывателями был задержан один из «бомбистов» Сергей Браилов, пытавшийся сбежать с места преступления и разрядившего в преследователей барабан револьвера. Случайные прохожие пытались задержать и анархиста, застрелившего на Суворовской полицейского, причём двое из них получили огнестрельные ранения разной степени тяжести.

Или вот ещё газетная информация из прошлого: «В магазин золотых и бриллиантовых вещей М. Маршака на Дворянской в д. Конникова вошёл молодой человеке форме и в фуражке с кокардой, в небольших усах и бороде и начал выбирать золотые вещи. Выбрав на 420 р. 30 к., приказал вещи завернуть и составить счёт. Когда владелец отошёл от конторки для составления счёта, молодой человек направил на него пистолет и, схватив свёрток, стал отступать к двери. Выйдя из магазина, он выстрелил в воздух и бросился бежать по Ришельевской. За ним погнались некоторые прохожие. Он выстрелил вторично, но на Преображенской был настигнут и при помощи прохожих задержан городовым  Компанейцем».

Можно также вспомнить более поздний эпизод времён Гражданской войны - казнь подпольщика-меньшевика Жоржа Полякова, которому непостижимым образом удалось сбежать с места показательной казни на Рыбном базаре. Пожалуй, побег мог бы оказаться удачным, если бы не «сознательные» гимназисты-старшеклассники, которые, словно гончие псы, бросились по его следу, обшарили закоулки старого города, отыскали, скрутили и притащили Полякова на лобное место.

Продолжение читайте в одном из следующих номеров

Александр Захаров       
«Гривна-СВ».- №10 (902).- 07.03.2019.- стр.6

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.