on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.10.2018, 09:00

Октябрь-2018

Почався жовтень Ну, ось і жовтень туманіє, Мов молоком залите все. На сході сонце рожевіє, Сюрпризи осінь нам несе У жовтім листі і в тумані, В холодній і важкій росі… Повсюди квіти полум’яні Пишаються в п’янкій красі. Та листячко в садку рідіє Летить додолу із гілля. Травичка де-не-де рудіє, У жовтім килимі земля… І буде дощик йти частіше Прийдуть на землю холоди… І стане сіро та сумніше, Що хоч із дому не ходи… Але ще будуть й дні погожі, І сонечко пошле тепло. Та дні тепер на миті схожі — Лиш встало сонце та й лягло… А ночі довгі, горобині Постукають до нас в вікно… Та це ще буде, а от нині Ще тепло й гарно все одно. Хоч жовтень вже і на порозі, Земля ще радістю цвіте. Простує осінь по дорозі, Сміється листя золоте… Надія Красоткіна

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Новости региона

17.10.2018, 09:36

В Херсоне показали выставку «Сквозь призму феминизма»

Фото Елены Астасьевой 13 октября в помещении Арт-подвала (он же офис ...
17.10.2018, 09:23

"Вулкан" виборов Ґран-прі Міжнародного фестивалю нового кіно у м. Спліт

11.10.2018, 14:11

У міськраді затверджено план заходів до Дня захисника України та Дня Українського козацтва

Стас Волязловский умер…

Вот уже два дня его друзья и знакомые пытаются смириться с этой мыслью. Рефлексируют, договаривают несказанное в мысленных диалогах, вспоминают, рассказывают смешные истории из жизни Стаса, задают вопрос «почему?».

Он был бесконечно сложный человек и каждый видел его по-своему. С ним спорили, ругались и мирились, восхищались одними работами, удивлялись другим, возмущались третьими. И невозможно весь этот огромный мир втиснуть в рамки одной статьи. Да еще и статьи, которая, по сути, станет некрологом человеку, с которым ты пил кофе еще три недели назад.

Я знакома со Стасом больше двадцати лет. Мы работали вместе в разных газетах. Сначала во «Взгляде», потом во «Вгору». Он – фотограф. Я – журналист. Всегда удивляло и восхищало его умение видеть то, чего не видят другие. Он был перфекционистом – часами отбирал фотографии для материалов, сомневался, браковал. В его художественную мастерскую я не была допущена. Там он был один на один со своими простынями и матрасами, глиной и бумагой. Спросила его однажды о том, как работает. Сказал, что импровизирует, никогда не знает, что получится в финале.


Стас Волязловский. "Козак мамай 2008", 2008

Несколько лет назад он дал интервью газете «Вгору», где рассказал, почему и как рисует: «Это моя рефлексия на мир, в котором я существую, с его интересами, проблемами, страхами, религией, новыми культурными вызовами, с его телевидением и программами, наполненными дебильной рекламой, расчлененкой, криминалом, порнографией, сериалами и политикой, с его желтой прессой и его интернетом. Возможно, для меня это что-то вроде арт-терапии. Мне действительно удается освободиться от всего, лезущего в мозг помимо моей воли. Беру и вываливаю все налезшее в эдакой лубочно-концентрированной форме на лист бумаги или старые сэконд-хэндовские простыни, которые разрисовываю шариковыми ручками».


Стас Волязловский. Иисус, спасите, 2014.

А в финале получались работы, которые принимали участие в международных выставках в Польше, Швеции, Германии, Британии и России. В 2009 году Стас Волязловский  был участником Московского биеннале современного искусства под кураторством Жана-Юбера Мартена. В 2010-м стал лауреатом премии Казимира Малевича Польского института в Украине. Работы Стаса выставлялись на 5 персональных и 20 коллективных международных выставках и биеннале современного искусства, среди которых Armory Show в Нью-Йорке, Artissima в Милане, Frieze Art Fair в Лондоне, Generations.USA в киевском PinchukArtCentre и 5-я Международная триеннале малых графических форм в Вильнюсе.


Работа из коллекции из матрасов, созданная херсонским художником Стасом Волязловским специально для показа на крупнейшей американской арт-ярмарке Armory Show-2011, проходившей в Нью-Йорке.


Фото из архивов "Вгору". Стас Волязловский: Матрасы "состарены" и временем, и с помощью чифиря, рисунок нанесен шариковой ручкой...

О Стасе говорят: основоположник стиля «шансон-арт» и непревзойденный мастер политических портретов, остроумный рефератист и яркий видеограф, мастер перфоманса и автор сказок, стихов и манифестов. Он появился в современном украинском искусстве в 2007 и ушел в начале 2018. Ушел неожиданно для всех.

Елена Афанасьева (куратор, Центр ТОТЕМ) вспоминает: «Даже сложно вспомнить, какой это был год. Конец 90-х. «Тотем» тогда делал телепрограммы об интересных людях Херсона, и кто-то нас познакомил со Стасом. Он преподавал керамику детям в доме пионеров на Сухарке, как мы потом говорили – лепил зайцев. Зайцы, кстати, были очень креативные. Стас оказался действительно интересным собеседником, в пух и прах громил закостенелый на тот момент союз художников, было видно, что хочет чего-то другого, нового, свежего. Потом была выставка молодых художников «Семь» в музее. Авторов действительно было семь. Работы Стаса – гуашевого кота и керамику, – знакомый искусствовед назвал «вторичными». Но всё равно это было «другое» искусство, и с тех пор началась наша дружба со Стасом.

При первой же возможности я пригласила его в творческий проект и поездку по Узбекистану. Об этом можно написать отдельный рассказ, если не повесть. Это была первая поездка Стаса за границу, было много юмора, и пока наши фотографы документировали восточную реальность, Стас (тогда ещё не имевший фотоаппарата) решил сделать серию комиксов о нашем путешествии. Этими комиксами потом была проиллюстрирована статья в журнале «НАШ», а найденный в поездке стиль Стас развил в работах на ткани.

Журнал «НАШ» - это тоже целая эпоха. В декабре 2017-го журналу исполнилось 19 лет. 24-го декабря Стас в комментариях на фейсбуке написал: «Это, пожалуй, лучшее, что было в моей творчей жизни». Мы действительно «дружили семьями» - херсонский «Тотем» и Стас Волязловский и днепропетровский «НАШ». Ни одного номера не обходилось без фотографий или рисунков Стаса. В «НАШ» он выплеснул всю свою иронию и свой особый взгляд на мир.

Именно этим особым взглядом Стас всегда меня удивлял. Иным людям нужно как минимум 5-6 лет образования в каком-нибудь искусствоведческом вузе, а потом ещё годы стажировок и практик, чтобы внятно формулировать и транслировать идеи, которыми живёт современное искусство. Волязловский с его образованием херсонского ПТУ умел настолько чётко в нескольких предложениях выразить суть выставки или работы, что я каждый раз поражалась такому точному, «прицельному» чутью современного искусства.

Вместе с развивающимся «чутьём» рос и уровень работ. В 2010-м я подала его на премию Малевича, одну из самых престижных наград, которые может получить художник в Украине. Почему-то даже не сомневалась в победе, хотя конкуренты были более именитые, с огромным послужным списком выставок за рубежом. Когда в зале Национального художественного музея объявили: «Лауреатом становится…. Стас Волязловский, Херсон!», я прыгала, кричала и чуть не плакала. А Стас прочитал со сцены какой-то очень смешной стих, написанный накануне «на коленке». Думаю, даже если бы ему вручали «Оскар», он бы сделал из этого ироничный перфоманс.

Сейчас мне кажется, что у Стаса не было полутонов. Было только чёрное и белое. Не зря ему так хорошо удавалась графика… В «чёрном состоянии» он был очень напряжён, нервы взвинчены, не человек, а сплошной стресс. В «белом состоянии» Стас мог рассмешить до слёз историями о тусовках художников и о похождениях своей бурной юности. Ирония, кажется, была для него единственным способом защититься от херсонской реальности, ну или хотя бы окрасить её в яркие цвета… И при этом он не хотел переезжать в Киев, говорил, что Херсон его подпитывает… Наверное, он был прав: даже в комфортных номерах Нью-Йоркских гостиниц Волязловский продолжал снимать нечто выходящее за рамки обыденности, за рамки «приличий», в которых ему всегда было тесно. Не раз он говорил, что особое удовольствие ему доставляет стоять неузнанным в выставочном зале, за спиной у случайных зрителей, и слушать, что они говорят про его работы. И чем больше зрители негодуют – тем интереснее. Поэтому, когда будете смотреть работы Стаса Волязловского, критикуйте. Возмущайтесь. Негодуйте. Автор уже не стоит за вашей спиной. Но это часть перфоманса, в который нас втянул один из лучших художников, которых родил Херсон. И это факт – к сожалению, теперь уже исторический».

Марина Усманова (журналист, БО «Иная») пишет: «Он непревзойденно невербально матерился - в живописи и графике. Пафосные выставочные площадки Херсона часто отказывались это выставлять. Чтобы проиллюстрировать статьи о его выставке в Киеве или за рубежом, херсонским журналистам приходилось долго перебирать фотографии и искать что-то, что пропустили бы редакторы. Мы вместе работали в газете. Никто ни до, ни после него не фотографировал так по-уродски херсонский политический бомонд. Сессия горсовета, а лица у всех - как на картинах Босха! Он мотал нервы своим женщинам, регулярно разбивал мобильники о стену, имел скверный характер.... В общем, мне будет его не хватать».

Роман Бондарчук (кинорежиссер)

Запам’ятались історії, які, звичайно, треба було одразу знімати в кіно. Як Стас знайомився з провідницями плацкартних вагонів і купував у них старі наволки із простирадлами - чим страшніші, тим краще: з плямами, з дірками. Щоб малювати потім на них кульковою ручкою картини в стилі Шансон-арт. 

Як зустрічав у себе вдома гостей - у купальнику Бората: смужка зеленого атласу між ногами, яка переходить у дві тонкі підтяжки – «Хожу в нем на пляж, пацаны уже почти привыкли…»

Новорічні листівки, які він знімав у дворі біля дому, - спалах, переляканий чорний кіт, фрагмент газової труби, чиясь забута ганчірка з ялинковою прикрасою на ній... І підпис – «Не могу из двух выбрать одну. Чтобы там все было наиболее ровно по композиции кадра, динамике, перспективе, новогодней атмосферности…».

Гостра, абсурдна, некрасива реальність, яку він намагався підірвати. Стас розчинявся в образі сучасного художника, який ці руїни навколо приймає з пафосом, живе в них і навіть щиро намагається полюбити. І пропонує полюбити нам.

- Тебе комфортно в Херсоне? - питав я.

- Здесь скорее такая вещь, когда тебе не комфортно с самим собой. Будь ты в Америке или Милане - там здорово, я был в Нью-йорке. В Милане мне предлагали работать и жить. У нас так красиво, говорят. А я выглядываю со своего балкона, 50 градусов жары, пацаны водку пьют во дворе - и это мой двор! От себя никуда не убежишь.

Стас творив міфологію нашого півдня. Його роботи - це рефлексія на абсурд, цинізм, убогість, подвійні стандарти. Естетику, в якій нам усім пропонується жити. Чи можна бути тут і зараз щасливим? Чи можна тут бути нормальним взагалі? Треба з цим усим боротися, чи кудись втікати? Чи навпаки, зливатися з місцевістю й радіти рожевим шторам, купувати накладки на груди у формі ананасів, ходити в туфлях із хутра морських котиків та збирати гроші, щоб раз у житті покататися на лімузині - на пляж, на весілля або на якийсь там свій ювілей.

Від його робіт завжди ставало якось легше, веселіше жити. Думалось: нє, ніяких рожевих штор у моєму житті. І що ти не один такий, хто про це все думає.

…Стас очень любил море. В конце августа 2017 года, на опустевшем пляже, в очень жаркий и длинный день, мы говорили обо всем. Он рассказывал смешные истории о своих приключениях в разных городах мира, говорил о том, что ему очень не хватает в жизни устойчивости, что мир ненадежен и текуч, как песок, цитировал Арсения Тарковского. И было ясно, что если его поскрести основательно, то там, в глубине, окажется испуганный и жестокий (как и положено, в подростковом возрасте) мальчик, который любит стихи Арсения Тарковского и свою маму, но почему-то очень этого стесняется. А потом он уходил в море купаться. И купался очень долго, и было такое ощущение, что он уже из этого моря не выйдет никогда, но он выходил, и мы продолжали говорить, и день все длился. Вот так я его и запомню - на безлюдном пляже в Большевике, уходящим в море …”  

Ксения Келеберда
Газета "Вгору"
 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.