on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.01.2020, 09:07

Январь 2020

Сухое левантинское лицо, упрятанное оспинками в бачки, когда он ищет сигарету в пачке, на безымянном тусклое кольцо внезапно преломляет двести ватт, и мой хрусталик вспышки не выносит; я жмурюсь - и тогда он произносит, глотая дым при этом, "виноват". Январь в Крыму. На черноморский брег зима приходит как бы для забавы: не в состояньи удержаться снег на лезвиях и остриях атавы. Пустуют ресторации. Дымят ихтиозавры грязные на рейде, и прелых лавров слышен аромат. "Налить вам этой мерзости?" "Налейте". Итак - улыбка, сумерки, графин. Вдали буфетчик, стискивая руки, дает круги, как молодой дельфин вокруг хамсой заполненной фелюги. Квадрат окна. В горшках - желтофиоль. Снежинки, проносящиеся мимо... Остановись, мгновенье! Ты не столь прекрасно, сколько ты неповторимо. И.Бродский  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Новости региона

20.01.2020, 14:30

Будинок Поліни Райко може отримати статус пам’ятки культури місцевого значення

17.01.2020, 10:18

В херсонском музее покажут классику «украинского поэтического кино»

Фото с сайта Национального центра Александра Довженко. Кадр из фильма ...
23.12.2019, 14:59

Перша фотовиставка в новому просторі

Страсти на песке

В Голопристанском районе Херсонской области на пеликанов и лебедей ездят любоваться на вездеходах.

У въезда в с.Геройское на обочине стоял невероятно «убитый» автомобиль «Запорожец». Стекла на дверках были опущены. Расплавленный от жары водитель валялся на двух передних сиденьях, выставив в окно босые ноги. Они были пыльные и загорелые, и безжалостное южное солнце уже ничего не могло с ними поделать. На заднем сиденье лежала вздувшаяся от жары бутылка минералки местного разлива. Дополнительный уют создавал большой кусок картона, прикрывавший лобовое стекло. От этого солнца в салон попадало меньше, а на картоне было написано: «Проведу на Покровку».

Я постучал по капоту «Запорожца». Водитель лениво вынул ноги из окна и поставил на асфальт. Зевнул, потянулся, поправил единственное, что на нем было, — шорты и, щурясь от солнца, всем своим видом поинтересовался: чего я от него хочу? Что можно хотеть от человека, спящего под вывеской «Проведу на Покровку»? Только чтобы он провел тебя на Покровку.

Не буду описывать всю сцену переговоров, скажу лишь, что сторговались за 150 гривен, хотя водитель очень хотел 200.

«Сталкеры» днепровских песков
За Геройским «заканчивается география». В том смысле, что это единственный населенный пункт на Кинбурнском полуострове, до которого проложен асфальт. Далее можно добираться полевыми дорогами с так сказать песчаным покрытием. Если не знаешь «лоции», посадить машину на брюхо и безнадежно увязнуть в песке — раз плюнуть. Этих самых песчаных дорог за Геройским открывается бесчисленное множество. С какой-нибудь возвышенности они смотрятся, как железнодорожные колеи на крупной узловой станции: разветвляются, выходят одна из другой и снова входят. В общем, паутина. Чтобы в ней ориентироваться, надо, наверное, родиться в этих краях.

Геройское — это не только последнее асфальтированное село на полуострове, но и последнее территориально входящее в Херсонскую область. Далее есть еще три села — Покровка, Покровское и Васильевка. Но они относятся к Очаковскому району Николаевской области. Примечательно, что вся Николаевская область располагается на правом берегу Днепра. И только эти три затерянных в песках «безасфальтных» села — на левом. От Очакова до ближайших Покровских хуторов — километров десять напрямик через Днепровско-Бугский лиман. Можно катером. Но если по суше, то только через Херсон, где есть мост через Днепр. Крюк в несколько сотен километров. Тут даже ходит автобус «Николаев—Покровка». Явление уникальное. В том смысле, что пассажир покупает один билет, но едет на двух автомобилях. От Николаева до Геройского — на обычном икарусе, далее всех организованно пересаживают в армейский вездеход «Урал» и по бездорожью довозят до конечного пункта — Покровки.

Но есть и другой способ — воспользоваться услугой одного из местных «сталкеров», как это сделали мы. В Геройском на многих домах прибиты вывески: «Проведу на Покровку, телефон такой-то». Указывают мобильные телефоны. Можно вызвать проводника, не выходя из собственной машины. Цена такой услуги — 150—200 грн. «Сталкер» может как отвезти вас на своей машине, так и выступить лоцманом: будет ехать впереди и показывать относительно твердую дорогу. Как правило, проводники «выступают» на старых, разбитых, но все же проходимых уазиках или «Нивах». «Запорожец» с малооборотистым двигателем тоже хорошо себя чувствует в песках. Некоторые сельчане пробуют возить людей на обычных «Жигулях» с задним приводом. Как по мне, это просто безумие. Но они местные и хотят заработать. И этим все сказано.

До Покровки спидометр накрутил по «паутине» песчаных колей 27 километров. Хотя напрямую по карте — не больше 15 км. Пока ехали, я жадно смотрел по сторонам. Красота неописуемая! Барханы песка, скупо поросшие колючей южной травой. Сотни соленых и пресных озер, взятых в зеленый забор камыша. Цапли, журавли, кулички, перебегающие дорогу. (Вообще тут водятся около 150 видов птиц, есть розовые пеликаны, которых мне увидеть не довелось, и лебеди, которых видел издалека.) Пятна леса, где преобладает длинноигольчатая южная сосна, но есть и массивы ольшаника, растущего на болотах. И, что удивительно для этой местности, — вековые, в два-три человеческих обхвата, дубы. Впрочем, и о дубах, и о сосне, наверное, стоит рассказать подробнее в контексте истории этого края.

От Геродота до Суворова
Ученые считают, что нынешний Кинбурнский полуостров в древние времена был островом, хорошо известным древним финикийским купцам и пиратам. Отец истории Геродот, побывавший здесь в V в. до н. э., назвал этот край Гилеей, что в переводе означало «земля под густым лесом» или «страна лесов». «Если переправиться через Борисфен (греческое название Днепра, т. е. «текущий с севера»), то первой от моря будет Гилея, а выше от нее живут скифы-земледельцы», — писал Геродот.

Жители Ольвии считали эту землю священной. Особое значение придавали Гилее скифы. Историки полагают, что здесь мог находиться их ритуальный центр и, по преданию, тут они прятали свое золото. Археологи обнаружили в районе Кинбурнского полуострова стоянки, датированные 2 тысячелетием до н. э.. И, как утверждают специалисты, здесь проходил путь «из варяг в греки». Сюда приезжали за солью чумаки.

В ХV веке на Кинбурнской косе турки возвели крепость. Позже в ходе русско-турецких войн (которые начались еще при Петре І за выход к южным морям) крепость отошла России. А на противоположной стороне Днепровско-Бугского лимана находилась турецкая Очаковская крепость. Война продолжалась. Турки стремились вернуть себе Кинбурнскую крепость. Это сделало бы уязвимой новую базу русского флота в Херсоне и открыло бы путь к восстановлению турецкого контроля над всем Крымом.

В историю вошла так называемая Кинбурнская баталия 1787 года — один из наиболее примечательных эпизодов войны 1787—1792 гг. В ходе сражения у этой крепости был дважды ранен генерал-аншеф Александр Суворов. Позже Кинбурнскую крепость ликвидировали.

Однако вернемся к дубам и соснам
Моим гидом в поездке на Косу был Виктор Маруняк — учитель истории, ныне председатель сельсовета с.Старая Збурьевка, что в 60 км от Геройского. Виктор Васильевич родом из этих мест, историю края изучает, можно сказать, всю жизнь. «Турки и татары жили здесь 600 лет, русские же пришли сюда 250 лет назад. И буквально через четверть века начались процессы, заставившие царское правительство серьезно задуматься над тем, что дальше делать с этим краем, как его осваивать и, главное, как спасать», — делает интригующее вступление к своему рассказу г-н Маруняк.

Когда русские таки вышли к Черному морю, один за другим основывались города — Херсон (1778 г.), Николаев (1789 г., в честь взятия на день св. Николая турецкой крепости Очаков), Одесса (1793 г.). Они становились городами-портами, а Херсон и Николаев — базами флота и судоверфями.

Для развития городов нужны были стройматериалы, в частности — строевая древесина. Разумеется, Россия никогда не испытывала недостатка в лесе. Другое дело — откуда его возить. Получалось, что из лесов южного Поднепровья доставлять древесину в Николаев и Херсон сподручнее. К тому же в ходе войны приходилось проводить ремонтные работы в Кинбурнской крепости. А еще был построен Збурьевский ретраншемент — по сути та же земляная крепость. Выходит, что в течение четверти века, пока шли русско-турецкие войны, страна лесов Гилея пошла под топор. Древесину пустили на корабли, на строительные нужды и на дрова. Теперь лишь изредка среди песчаных холмов в низинах попадаются вековые дубы как напоминание о былой «геродотовской» истории этого края.

При татарах и турках, как писали в письмах русские офицеры, в здешних краях росли персиковые сады и виноградники. При русских солдатах сады и виноградники погибли. Прежнее мирное население было изгнано, новое российское еще не «наросло».

Украинская пустыня
Военно-хозяйственная деятельность русских привела к началу опустынивания здешней территории. И сегодня на физических картах можно увидеть помеченную дугу длиной до 150 и шириной до 30 км, протянувшуюся от Голопристанского (через Цюрупинский) до Каховского района Херсонской области. Это территория так называемых Нижнеднепровских (или Олешковских) песков. Ее иногда образно именуют украинской пустыней. Считается, что это наибольший массив открытых песков в Европе, занимающий площадь более 160 тыс. гектаров. (Территория равна «двум Киевам».)

Опустынивание ускорил приход на эту землю «пионеров-хозяйственников», среди которых был и барон Фридрих Фальц-Фейн, вошедший в историю как основатель заповедника «Аскания-Нова». Известно также, что он был крупным скотопромышленником. В частности, способствовал развитию в этих краях овцеводства. Овцы «брили» вековую ковыльную степь, которая, стремительно лысея, все больше показывала солнцу свои песчаные плеши. В конце концов сложилась критическая масса открытых песков. Гонимые ветрами, они завоевывали все новые и новые километры.

Тревогу забило еще царское правительство. В тогдашней империи оказалось непросто сыскать людей, которые бы желали, а главное — могли заводить в здешних краях хозяйство. Правительство пошло на то, что дворянам стали предлагать земли под поместья, но с условием, что те переселят на Херсонщину часть своих крепостных из других областей России. Государство и само выкупало крестьян у помещиков — «разводило» в степях села. Это были поселения государевых крепостных. Существовали целые программы, по которым даже крепостным бесплатно выдавались саженцы деревьев, чтобы их посадки смогли остановить опустынивание.

Интересно, что в позапрошлом веке находилось немало проходимцев, желающих правдами-неправдами «подняться» на всевозможных — как мы теперь говорим — схемах в Херсонской области. Одного из них увековечил и сделал известным на весь мир Николай Гоголь. Не догадываетесь, кто это? Конечно же, Павел Иванович Чичиков — безземельный и «безлюдный» отпрыск обедневшего дворянского рода. Он додумался скупать у помещиков «души» умерших крепостных, чтобы под них получить землю на Херсонщине:

«Но позвольте, Павел Иванович, — сказал председатель, — как же вы покупаете крестьян без земли? Разве на вывод?

— На вывод.

— Ну, на вывод другое дело. А в какие места?

— В места... в Херсонскую губернию.

— О, там отличные земли! — сказал председатель и отозвался с большою похвалою насчет рослости тамошних трав. — А земли в достаточном количестве?

— В достаточном, столько, сколько нужно для купленных крестьян.

— Река или пруд?

— Река. Впрочем, и пруд есть. — Сказав это, Чичиков взглянул ненароком на Собакевича, и хотя Собакевич был по-прежнему неподвижен, но ему казалось, будто бы было написано на лице его: «Ой, врешь ты! Вряд ли есть река, и пруд, да и вся земля!» (Н. В. Гоголь, «Мертвые души».)

Ну а реально остановить опустынивание этих мест удалось уже в советское время. В 50-е годы была развернута масштабная программа по высадке лесов кольцом вокруг Олешковских песков. По некоторым данным, леса херсонского Правобережья общей площадью около 100 тыс. гектаров считаются самым крупным искусственно насажанным лесом в мире. По мере того как поднимались и крепли здесь деревья, все более редкими становились песчаные бури. Уже почти не осталось очевидцев того, как в селах по самые крыши заносило песком дома.

А об украинской пустыне в целом знает немного наших соотечественников. Главным образом потому, что там до недавнего времени был действующий военный полигон, где отрабатывалось боевое бомбометание. И сегодня эта земля (точнее — пески) «кишат» металлом — взорвавшимся и невзорвавшимся.

Совсем недавно в здешних краях тушили лесные пожары, на которых скандально и по полной программе «отпиарились» Шуфрич и Ющенко. Но скандал скандалом, а выгоревшие гектары леса все же очень жаль. Они с таким трудом дались людям на этой земле.

Петрасюк В.
"Газета "2000".- 21.-09.-2007

 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.