on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новости региона

22.08.2019, 11:45

Чемпіонат Світу з повітряних зміїв-2020 буде проведено в Україні

22.08.2019, 09:49

Урочисті заходи у Херсоні до Дня Державного Прапора і Дня Незалежності

15.08.2019, 14:05

В Україні запустився безкоштовний онлайн-курс для митців

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Строительство Херсона: первый блин комом? Окончание

Строительство Херсона: первый блин комом? Окончание

Херсон мог быть заложен на пару-тройку лет ранее. Рассказ об этом «Субботний выпуск» начал в прошлом номере. Сегодня – окончание темы

Путь к Херсону преграждали мели
Как уже упоминалось, наносы и мели в низовьях Днепра на протяжении столетий мешали «правильному» судоходству. Нельзя сказать, что позже, во второй половине ХІХ века, в отношении улучшения водного пути, соединяющего Херсон с морем, не предпринимались никакие действия. Наоборот, львиная доля средств из городской казны плюс финансовые вложения со стороны Министерства путей сообщения ежегодно тратили на расчистку и углубление речного фарватера. Вот только очередное весеннее половодье, несущее с собой многие тонны илистых отложений, вновь сводило работу на нет. В иные годы наносные барьеры в устье реки достигали рекордных размеров, сокращая глубину воспетого Гоголем Днепра до 1–1,27 метра. И так было всегда! Тем не менее французский посол граф Сегюр, посетивший Херсон в период пребывания здесь императрицы Екатерины ІІ, отмечал: «В гавани непрестанное оживление от прихода и ухода судов коммерческих».

Все пути ведут в Херсон
Стоит отметить, что, даже несмотря на существовавшие в новом городе различные проблемы и извечно присущее высокопоставленным чиновникам воровство финансовых средств, в самом начале истории у молодого города были вполне реальные перспективы стать столицей края. Это отмечали не только в Екатерининской империи, но и далеко за её пределами. Так, всего лишь на второй год после основания Херсона в городе появился французский негоциант (коммерсант) барон де Сен-Жозеф Антуан, желавший лично удостовериться в перспективах и возможностях торговли с Российской империей, планируя наладить перевозку морем товаров из стран Юго-Западной Европы через Херсон.

В 1782 году, благодаря стараниям Антуана, указами императрицы были подтверждены права свободного осуществления торговли, ввоз и вывоз товаров за границу иностранными купцами и разрешено основание в Херсоне банковской конторы «для обмена ассигнаций на звонкую монету». Вместе с тем для того, чтобы увеличить обороты перевозимых товаров, в значительной мере были снижены таможенные пошлины, а для некоторых товаров предусмотрены определённые льготы. В Херсон стекались товары из Средиземноморья, а с верховьев через опасные Днепровские пороги отважные флотоводцы вели в новый город суда, гружённые товарами, произведёнными в лежащих выше по течению губерниях.

Торговля как главная отрасль развития города
Однако всё же главные доходы торговцам и государству приносили торговля и экспорт строевого и корабельного леса, сплавляемого по Днепру через те же пороги. Лес из Херсона везли в Крым, на Кавказ, экспортировали за границу, в частности во Францию, для нужд судостроения. Лес был особо выгодной статьёй торговли с зарубежными странами, да и внутри страны для нужд населения его требовалось немало. Это понимали все.

Именно поэтому Потёмкин прилагал старания к насаждению и разведению лесных плантаций в Северном Причерноморье, вызвав в Херсон и определив на службу английского лесовода Моффета. Да и сама Екатерина видела в том реальную нужду: «Край этот, – писала она графу Брюсу уже после своей знаменитой поездки в Северное Причерноморье, – отнюдь не безводный и, надеюсь, с весьма малым рачением будет и с лесом. Я сама взяла себе тысячу десятин, на коих по лесному регламенту приказала сеять строительного и дровяного лесу. Через несколько лет мне скажут спасибо…».

В 1783 году негоциант Жозеф Антуан был пожалован грамотой, дающей право трём его торговым судам ходить под российским флагом и пользоваться дополнительными привилегиями. Кроме того, чтобы беспрепятственно перевозить грузы из Глубокой Пристани в Херсон и обратно и в то же время не зависеть от местных «перевозчиков», Антуан приобрёл большое речное парусное судно с мелкой осадкой, которое успешно справлялось с возложенной на него задачей. Развитие торговых отношений с Европой послужило тому, что в город потянулись купцы, в частности греки, армяне, татары и караимы из Крыма и других уголков империи.

Херсон в шаге от гибели...
Казалось бы, будущее Херсона незыблемо и прочно, вот только как это часто бывает в момент, когда совсем этого не ждёшь, дальнейшее развитие города внезапно оказалось под угрозой: в августе 1783 года в городе вдруг вспыхнула чума. Этот страшный период, сокративший население более чем наполовину, хорошо описан в истории Херсона. Обращались к этой теме и мы («СВ» № 8, 2014 год, «Имя врача, спасшего Херсон от чумы, предали забвению»). Скажу лишь, что жертвой чумы вместе с тысячами безвестных погибших стал первый командир Черноморского флота – вице-адмирал Федот Клокачёв, умерший в Херсоне осенью 1783 года, место захоронения которого потомкам осталось неизвестным. Окончательно победили опасную болезнь в 1784 году.

Случившаяся в Херсоне страшная эпидемия заставила пересмотреть планы императрицы, собиравшейся ещё в 1784 году предпринять своё путешествие по завоёванным южным окраинам. Екатерининский круиз был отложен до подходящего времени. Однако в 1786 году Херсон вновь подвергся тяжёлым испытаниям. На город обрушилась новая смертельная болезнь – лихорадка. По словам всё того же негоцианта барона Жозефа Антуана, потерявшего во время этой моровой болячки в Херсоне своего брата, город тогда походил на громадный госпиталь, где только и видели мёртвых и умирающих…

Расцвет Херсона
Путешествие Екатерины Великой «на юга» смогло состояться лишь в 1787 году, когда Херсон уже вполне оправился от тяжёлых последствий двух ужасных эпидемий, да и шаткие политические отношения между Российской империей и Турцией достигли определённого равновесия. К тому времени Херсон уже действительно напоминал интенсивно развивающийся торговый город-порт, с крепостью, гарнизоном, военными верфями, с целым рядом производств, находящихся в стадии становления, торговыми складами и пристанями. Купеческая часть города, или Греческое предместье, где в основном проживала местная элита, к приезду императрицы насчитывала уже до двух тысяч домов. Кроме того, с восточной стороны крепости разрасталось Военное предместье, или Воинский форштадт.

Нелишне будет отметить, что приезд в Херсон Екатерины ІІ в 1787 году совпал с невиданной доселе интенсивностью развития города. Вот всего лишь несколько строк из исторического очерка, напечатанного в «Херсонском адрес-календаре на 1896 год»: «В продолжение 1787 года торговля на Чёрном море приняла громадные размеры: более 900 русских и австрийских кораблей были заняты ею. В Херсоне поселились австрийский и неаполитанский консулы. Генуя, Ливорно, Триест имели сношение с ним, отправляя туда свои грузы и получая обратно русский зерновой хлеб. Франция приобретала здесь же для себя запасы для флота, снабжаемая Херсоном крупным сосновым лесом».

Новая волна гибельных проблем
Впрочем, стремительный взлёт Херсона оказался совсем недолгим.Уже в августе того же года разразилась очередная война с Турцией, и главный южный порт империи оказался в торговой блокаде. Штурм и покорение в 1788 году Очакова – ближайшей к Херсону турецкой крепости – на подъёме экономики и развитии города не отразился. А уж основание в 1789 году по соседству, в более удобном месте на реке Южный Буг, второго причерноморского города с устройством в нём мощных судостроительных верфей и вовсе поставило существование Херсона под угрозу. Местные мастера-судостроители, сопутствующие судостроению производства перекочевали вскоре в перспективный Николаев.

В довершение ко всем бедам в 1789 году во Франции вспыхнула революция, явившая стране массу проблем и вызвавшая разрывы прежних торгово-экономических отношений с Российской империей. Так что даже окончание в 1791 году русско-турецкой войны уже никак не могло способствовать восстановлению довоенного объёма экспорта-импорта. И всё же, пожалуй, последней каплей, переполнившей кубок бедствий и неудач Херсона, стала смерть Потёмкина в октябре 1791 года. Случилось это по пути из Ясс в Николаев, когда князь возвращался с мирных переговоров...

Спустя три года, после появления в 1794 году на карте Северного Причерноморья города-порта Одессы, жизнь в Херсоне практически замерла. В 1799-м, к 21-му году существования, в Херсоне проживали не более 2 тысяч человек. То есть ныне любое село в пригороде по количеству жителей превосходит Херсон 1799-го. Вместе с городом окончательно в упадок пришёл и порт. К примеру, за 365 дней 1803 года в Херсоне появилось всего четыре мелких заграничных судёнышка...

Александр Захаров
http://www.grivna.ks.ua/archive/subbotnij-vypusk/1562-sv-2017/sv-2017-11/59499-stroitelstvo-khersona-pervyj-blin-komom

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.