on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Новости региона

12.09.2019, 11:57

Як Херсон святкуватиме свій День народження

11.09.2019, 11:43

У ККЗ "Ювілейний" проходить показ фільму "Заборонений"

10.09.2019, 11:36

В Херсоні вібудеться фестиваль аматорського кіно «КІНОКІМЕРІЯ»

Свет жар-птицы

Киевское издательство «Альфа» при содействии ректора Херсонского национального технического университета Юрия Бардачева представило широкой публике сборник поэзии Николая Касьянова «Перо жар-птицы». Это 11-я книга лирики известного автора.

Поэт-сибиряк давно обитает на юге Украины. Прожив полжизни в России, он вобрал в себя лучшие традиции русской поэзии, впитал красу русской природы.
Переехав в Херсон, Николай Касьянов обогатил свое творчество, его поэзия заиграла новыми красками. Он полюбил Таврию, степь, море, плавни, Днепр. Сибирские сосны, березы и осины переплетаются в его лирике с херсонскими каштанами и яблонями. Вот величественный лес:

А сосны-великаны в синих тогах,
Холодное молчание храня,
Взойдя на взгорье, словно полубоги,
Смотрели и не видели меня.
А это уже наш родной пейзаж:
Клены и яблони голые
Скорбно поникли в саду.
Минули ливни обильные,
Смолк торжествующий гром.
Автор утверждает, что можно менять место жительства, политический строй страны, но нельзя изменить то, на чем ты вырос, свое детство:
Не пустое это, не пустое,
Это то, что мы не перестроим,
Это все, что мы впитали с детства
Вместе с материнским молоком.
В поэзии Николая Касьянова, щедро сдобренной эпитетами и метафорами, встречаются нестандартные образы, цепко подмеченные автором: устало моет камни море; ночь, как черная пантера; яблони в саду купчихами расселись; а солнце, как желтая марка на синем конверте неба; об октябре — зрелый муж яростно и смело ворвавшийся в гарем; сердце, покрытое ранами бьется устало в груди и т. д.
Слова «Реквиема», написанные размашисто и безудержно, не могут оставить равнодушными:

Все оставим — любимых и дом,
Оборвем недопетые песни, —
Мы однажды из жизни уйдем
В неизведанное, неизвестное.
Будут зори без нас полыхать
И другим улыбаться рассветы.
Над упрямою строчкой стиха
Станут биться другие поэты.
Дождик радостно кинется в пляс,
О любви ива клену прошепчет.
Только все это будет без нас —
Для пришедших, а не для ушедших.
Заискрится на травах роса,
На цветах и на перышках лука...
Знаю я, наших душ голоса
Отразятся в неведомых звуках.
Однако из-за любви к классическому жанру прослеживаются некоторые заимствования — «никого я не жалею, не зову» (с. 122) перекликается с есенинским «Не жалею, не зову, не плачу», «Еще горит моя звезда», (с. 66)—сразу на ум приходит романс «Гори,тори, моя звезда», «Я не мало на свете видывал» (с. 54), — «Я немало по свету хаживал» из популярной песни.
Упущением, думается, является название одного из разделов книги: «Из хмельницкой тетради». Однако по тексту оказывается, что речь идет не о Хмельницком, а о Хмельнике. Следовательно, раздел должен называться «Из хмельникской тетради».
Неоправданно в русском тексте дважды встречается украинское слово лесосмуга, когда правильно— лесополоса. Также постоянно фигурирует таврийское солнышко, таврийская весна, таврийская степь. Таврийская — это украинизм, правильно — таврическая степь.
Неверно сказано и «где подевалась краса». Правильно — «куда».
Книга изобилует ошибками, опечатками, пропусками букв и запятых или, наоборот, неоправданно вставленными знаками препинания: девушка, купается на море (лишняя запятая), буд-то (будто), по близости (поблизости), соннет (сонет), оббежал (обежал), старюсь (вместо стараюсь), навивает (навевает), пениться (пенится), все ели моча (в данном случае речь идет не о редком экзотическом фрукте из тропических стран, а лишь о том, что все ели молча), на херсонщинв (очевидно, все же на Херсонщине), псенку надежды напевая (рискую предположить, что напевали песенку).
Все названное — лишь часть существующих в книге описок. Пусть это останется на совести корректора.
В целом, лирика Николая Касьянова оставляет хорошее впечатление. Думаю, что читатели с удовольствием ознакомятся с этой книгой и потом еще не раз вернутся к ней.

Ирина ЦВЕТКОВА.
Новий день.-21.05.2009

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.