on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.07.2018, 08:50

Липень-2018

Лине пісня літа Липень на осонні – Божа благодать. Сливи, ніби сонні, В шибку  стокотять. Проситься малина Губи замастить. Пісня літа лине З серця – у блакить. А вода в криниці Справді дзвонкова. Пити – не напитися… Сила ожива. Трави наче з медом Витекли із сот. Сонце власне кредо Мовить із висот. Синє і зелене В рамочці одній. Горнуться до мене Квіти запашні. І протяжним рипом Грають явори… Гарний місяць липень- Що не говори. Вадим Крищенко  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Новости региона

19.07.2018, 16:07

В выставочном зале - «Хвилі мрій» от выпускницы ХГУ

В Херсонском выставочном зале НСХУ открылась 4-я выставка рисунка и ...
17.07.2018, 10:50

Драма українського режисера з Херсону перемогла на кінофестивалі в Єревані

17.07.2018, 10:26

«Дорога Памела», або Доброта врятує світ

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Потемкин Григорий Александрович > Так кто же лишил головы Светлейшего?

Так кто же лишил головы Светлейшего?

Давно уже отгремели баталии между местными краеведами и историками по поводу останков Светлейшего Князя Григория Потемкина, хранящихся (а быть может, уже и нет) в склепе под полом собора Святой Екатерины

Великое множество газетных материалов было посвящено в свое время этой небезразличной многим херсонцам теме. Причем как у сторонников останков Светлейшего, так и у их оппонентов доводы в защиту собственной правоты имелись очень весомые, вплоть до медицинской экспертизы. Однако даже обилие таких серьезных доказательств тему спора всё же не закрыло. Вопрос: действительно ли в склепе старейшего херсонского храма лежат немногочисленные останки Потемкина, не нашедшего покоя и после смерти, остается открытым.

Как известно, будущий император Павел I еще при жизни Потемкина ужасно его ненавидел. Однако расквитаться с уже умершим фаворитом своей матушки он смог, лишь вступив на российский престол. Причем всё это было обставлено так, что якобы преследовало благочестивые намерения императора. В марте 1798 года новороссийскому губернатору в срочном порядке доставили царскую директиву, подписанную князем Куракиным. «Известно Государю Императору, что тело покойного князя Потемкина до ныне еще не предано земле, а держится на поверхности, в особом, сделанном под церковью погребу, от людей бывает посещаемо, а потому находя сие непристойным, Высочайше соизволяет, дабы все тело без дальнейшей огласки, в самом же том погребу, захоронено было в особо вырытую яму, а погреб засыпан землею и изглажен так, как бы его никогда не было».

Однако скрыть бесследно в херсонском подземелье останки личности такой величины – совершенно нереальное дело. Современным историкам известен рапорт херсонского коменданта подполковника Тернера от 28 апреля 1798 года: «Тело в яме похоронено и место изглажено». Однако таков с древности был наш менталитет: доложить – не значит выполнить. Гроб с телом Потемкина лишь присыпали землей, да искусно заделали вход в склеп и убрали надгробную плиту с надписью «Фельдмаршал, Светлейший князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический, родился 30 сент. 1739 г., умер 5 окт. 1791 г., здесь погребен 23 ноября 1791 г.»

Немногим позже в этой истории упоминается племянник Потемкина – екатеринославский архиепископ Иов, посетивший в 1818 году Херсон. Лишь благодаря недостаточно рьяно исполненному приказу по уничтожению склепа за ночь удалось вскрыть пол, расчистить гроб и убедиться в наличии останков князя. Затем всё убрать и вновь заделать вход в склеп – с тем, чтобы прихожане, явившиеся на утреннюю службу, не заметили никаких следов ночных работ. Существует совершенно невероятная версия, по которой архиепископ якобы подменил прах Потемкина, подложив в склеп останки другого умершего. Другая версия гласит, что Иов увез с собой небольшой ящичек, в котором, как говорят, в специальном сосуде хранились внутренности Светлейшего.

Затем, через 40 лет, уже в 1858 году, рабочие, ремонтировавшие прогнивший пол в храме, случайно обнаружили вход в склеп. Здесь под небольшим слоем земли отыскали гроб. Однако тогда расчищать его не стали, а лишь убедились, что он был. В 1863 году склеп вновь вскрыли, но уже с определенной целью. Под слоем земли был найден полуразвалившийся гроб с останками, которые были собраны и вложены в деревянный ящик с задвижкой (не гроб!). Один из участников вскрытия склепа оставил потомкам свои воспоминания: «…в гробу открылись останки покойника. Впрочем, кроме костей да кожаных, хорошо сохранившихся, довольно красивой отделки туфлей, в нём не нашлось ничего более; попадались только остатки парчи или скорее, розового бархата и палевого атласа, да в лежавшем на гробе мусоре обрывки золотого позумента, которыми он был обит».

Еще через 11 лет, 26 сентября 1874 года, Одесское общество истории и древностей провело официальное вскрытие склепа Потемкина. Члены комиссии представили подробный отчет военному министру Д. Милютину. В частности, в докладе упоминали найденный череп с вырезанным на затылке треугольным отверстием, заполненный массой для бальзамирования, а также несколькими клочками темно-русых волос. То есть комиссия подтвердила, что останки в склепе действительно принадлежат князю Потемкину. Тогда же из склепа была удалена земля и отремонтирована каменная кладка. Все найденные останки уложили в новый свинцовый ящик. В соборе над склепом была вновь установлена надгробная доска, удаленная по приказу Императора Павла I. Затем почти на 60 лет прах Светлейшего оставили в покое.

В этот период над Херсоном, как, впрочем, и над всей страной, пронеслись скорбные волны Первой мировой войны, откипели страсти трех революций и брато­убийственной гражданской войны. Пришло время, когда новая теперь уже страна стала возвращаться к жизни. Пожалуй, с этого момента и начинается темная история с останками Светлейшего. После окончательного установления в стране советской власти начались беспрецедентные по своему масштабу и сущности действия по уничтожению истории и религии. Большинство храмов Херсона (и не только православных), предварительно ограбив и сняв колокола, прикрыли. В мае 1930 года в закрытом по решению собрания портовых грузчиков Екатерининском соборе расположился городской антирелигиозный музей. Одним из первых масштабных действий владельцев бывшего культового сооружения было вскрытие склепа Потемкина и захоронений, находящихся на территории собора.

К этому периоду относятся воспоминания тогда еще студента автотехникума, а впоследствии херсонского краеведа Владимира Николаевича Андрикевича и супруги директора Херсонского археологического музея Евгении Васильевны Скуфати. Владимир Андрикевич до конца дней своих вспоминал, как в числе студентов техникума, помогавших готовить антирелигиозный музей к открытию, спускался в склеп: «Чуть сдвинув крышку гроба (?), я опустил в темноту свою руку, нащупал руку Потемкина и пожал её…» Далее предоставим слово Евгении Скуфати: «Это было в 1930 или 1932 году. На вскрытии склепа Потёмкина присутствовали несколько директоров музеев и в том числе мой муж.

Я пошла вместе с мужем. Мы вошли в небольшую комнату и я увидела: на столе рядышком, вплотную, стояли два небольших и без украшений гроба, а под стенкой стояли крышки обоих гробов, украшенные цветами.

Обивка внутри гроба (?) с Потемкиным немного выходила за борт гроба с левой стороны (там, где его правая рука) и имела очень неприятный грязно-серый вид. Левый гроб был Потёмкина, а правый – эмира, забыла, как звали его. Потёмкин был, как видно, старше эмира и хуже выглядел (?). Тело, лицо, руки были тёмно-жёлтого цвета и на пальцах рук – длиннющие ногти у обоих(?). Потёмкин был в скромной одежде сероватого цвета, а может, это была не одежда, а он просто этим был прикрыт (?).

Я об этом никогда не думала, но сейчас так вспоминается. Эмир был в ярком одеянии жёлтого цвета из материала, который носят священники (парча). У эмира были очень чёрные усы и борода. Эмир был нарядный, а Потёмкин – нет, и я переживала. После моего первого посещения, на второй день, я попросила мужа взять меня с собой, а он ответил: “Некуда тебе уже идти – они уже вчера оба рассыпались, и нет уже на кого смотреть”. Вот всё, что я помню, ведь прошло уже 65 лет».

Интересная деталь: и Андрикевич, и Скуфати почему-то говорят о гробе с хорошо сохранившимися останками Светлейшего, тогда как в отчете одесских историков за 1874 год значится свинцовый ящик, в котором были собраны обнаруженные в склепе кости. Вместе с Потемкиным оба очевидца упоминают также прекрасно сохранившиеся останки Молдавского Господаря Иосифа Россете, могила которого находилась у южной стены в ограде Екатерининского собора и до известных событий ни разу потревожена не была. Можно предположить, что Евгения Скуфати вместо останков Светлейшего видела останки кого-либо из очаковских героев, похороненных здесь же, на территории собора, и вскрытых одновременно со склепом Потемкина.

Как бы там ни было, всё, что осталось от тел, в скором времени было выставлено на всеобщее обозрение здесь же, в музее. Причем останки «Потемкина» разложили по трем витринам! А впрочем, вновь дадим слово очевидцу: «…В глаза мне бросилась пирамидальной формы застекленная витрина, в которой лежал какой-то круглый коричневый предмет. Подойдя, я увидел, что это человеческий череп. Внизу витрины была приклеена табличка: “Череп полюбовника Катерини II Потемкина”. Я протер глаза, но видение не исчезло. Череп оставался по-прежнему в витрине
и глядел на меня пустыми впадинами. Я огляделся, увидел вторую такую же витрину, но уже продолговатой формы. В ней лежал скелет с прилипшими местами клоками ссохшихся мускулов. Надпись гласила: “Кістки полюбовника Катеріни II Потемкина”.

Рядом, в третьей витрине, лежали остатки зелёного кафтана с потускневшими позументами. Затем – что-то неразличимое в пятнах гнили, бывшее когда-то белыми атласными штанами. Такие же сгнившие чулки и туфли. “Шматки одягу полюбовника Катеріни II Потемкина”, – прочитал я надпись». Так писатель Борис Лавренёв вспоминал о своем посещении херсонского антирелигиозного музея. Только благодаря его вмешательству, удалось добиться запрещения подобной экспозиции и захоронения оскверненных останков. Вот, правда, как и где их захоронили, – вопрос сложный.

В 1985 году краевед Андрикевич вспоминал, что по окончании эпопеи с демонстрацией останков Светлейшего местные мальчишки вместо футбольного мяча гоняли по церковному двору человеческий череп. Чей это был череп? Светлейшего или же одного из очаковских героев? Нам теперь никогда не узнать. Возможно, получив по «шапке» после вмешательства Бориса Лавренёва, «антирелигиозные» деятели запихнули останки с витрин в какую-нибудь безвестную могилу из числа тех, что были разрыты на территории собора. Возможно, всё так и было. Ведь в 1984 году комиссия, в которую входил начальник бюро судебно-медицинской экспертизы Леонид Богуславский, обнаружила в «чужом гробу» под полом собора всего лишь три десятка костных фрагментов. Проведенная экспертиза показала, что кости принадлежат скелету крупного мужчины, умершего, приблизительно, в конце XVIII века. Дальнейшие исследования ввиду отсутствия черепа, оказались невозможными.

Однажды известный херсонский историк-краевед Август Вирлич высказался по поводу найденных в 1984 году предполагаемых останков Потемкина: «Потемкин мог оказаться в чужой постели, но не в чужом гробу». Возможно, в иной стране и при иных обстоятельствах так оно бы и было. Однако мы жили, да и живем, в таком государстве, где всё самое невероятное бывает возможным.

Александр ЗАХАРОВ
«Гривна».- № 51 (780).- 17.12.2009.- стр. 21

1. 04.04.2018 00:37
Валентина
Ужас. До чего люди злые. Так издеваться над умершим человеком.

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.