on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.06.2019, 09:22

июнь-2019

Червень Червоні барви і зелені, Де червень з фарбами ходив. І літо проситься у жмені – Рясною стиглістю садів. І ластовиння на обличчя, емов метелики, сіда. А літо далі, далі кличе, Де навіть стежка – золота… Володимир Верховень  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Новости региона

19.06.2019, 09:41

Нічний кінофестиваль в центрі Херсона

10.06.2019, 14:37

«Травнева ніч» у червні

06.06.2019, 11:13

У Херсоні відбудеться прес-конференція організаторів І Херсонського Морського Фестивалю імені Джона Пола Джонса

Трудился дольше, чем жил


24.11.2005

Об учреждении такой именной медали намерен ходатайствовать перед Президентом Украины херсонский краевед, историк и журналист Август ВИРЛИЧ

Разговаривать с Августом Вирличем - одно удовольствие: этот человек знает массу забавных историй, анекдотов, прибауток. А кроме того, он и сам вполне может претендовать на место в Книге рекордов Гиннесса, ведь 73-летний Август Эрнестович имеет ...80-летний (!) трудовой стаж, но и по сей день продолжает работать.

— Тут впору спросить: «А разве такое бывает?», но Ваша трудовая книжка может подтвердить: это не шутка. Как мог вообще подобный парадокс возникнуть?
— Да, в мире такой награды нет, но и нигде больше вы не найдете человека, чей трудовой стаж превышал бы его физический возраст. Конкретно в моем случае произошло следующее: с 1945 года я 10 лет находился в ссылке и имел статус спецпоселенца. А год пребывания в ссылке приравнивается к 10 годам «на воле», так что к своему трудовому стажу я приплюсовываю сейчас не 10 лет, а сразу 30.

— Вы были таким опасным преступником?
— Представьте себе. В годы войны меня, ребенка, вывезли в Германию, а когда после Победы возвращался домой, смершевцам не понравились мои имя и отчество — я по отцу венгр. Этого тогда было достаточно, чтобы «загреметь» на поселение, где и провел 10 лет. Работал в колхозе за пайку хлеба, перевыполнял нормы, а по итогам года еще и должен колхозу оставался. Разве не парадокс? Наша советская жизнь была полна подобных парадоксов.

— Август Эрнестович, в нынешнем году Вы удостоены пожизненной именной стипендии Президента Украины. За какие заслуги?
— Если в двух словах, то за то, что как историк и краевед отказывался фальсифицировать некоторые исторические факты:

— А что, нужно было?
— Представьте себе.

— В чем же Вы так резко разошлись с официальной точкой зрения на херсонскую историю?
— В сентябре мы, помните, отмечали день города. А кто основатель Херсона? Князь Потемкин. Кстати, умер он 214 лет назад, в октябре. Императрица Екатерина II ассигнует в том далеком октябре 100 тысяч рублей на возведение в Херсоне мавзолея, где должны будут покоиться останки основателя нашего города. Но через 150 лет местами погребения князя уже называются сразу четыре пункта: Херсон, Ленинград, Белая Церковь и село Чижово на Смоленщине, где родился будущий генерал-фельдмаршал. Почему? Как только восходит на престол Павел, сын Екатерины, он тотчас повелевает перевезти забальзамированное тело ненавистного ему царедворца из Херсона в Петербург и выбросить его в городской ров, что окружал столицу, на съедение собакам — «чтобы и следов не осталось». Однако гонцы опоздали: еще раньше великий мертвец покинул свою усыпальницу.

— Каким, простите, образом?
— Известно, что Иов, архиепископ Херсонский и Таврический, приходился племянником князю. Он-то ночью и извлек из гроба тело дядюшки, подменив его другим, и «препроводил» покойника в имение Браницких в Белую Церковь. Светлейший ведь умер на руках своей племянницы Александры Браницкой (она, как известно, сопровождала его в нелегких военных походах и была любовницей едва ли не самого могущественного человека в империи). Александра потом унаследовала все имущество и поместья Потемкина, а это по тем временам был огромнейший капитал. В то время Россия буквально полнилась слухами о загадочном исчезновении праха князя, так что из столицы даже отряжались гонцы в Херсон, чтобы положить конец кривотолкам. Подняв церковный пол и вскрыв гроб, те убедились: мертвец на месте, а исчез только сосуд, в котором находились внутренности покойного. Сосуд будто бы и в самом деле отправился на родину Потемкина в Смоленскую губернию. Видите, сколько версий? И каждая имеет под собой почву.

— Каким образом в 1962 году, как Вы утверждаете, можно было установить истину?
— Более 40 лет тому назад мне, старшему научному сотруднику Херсонского краеведческого музея, поручили изучить все исторические памятники края и взять их на учет, предоставив потом отчет в Министерство культуры УССР. Одним из таких объектов был Екатерининский собор (усыпальница Потемкина). Когда в 1964 году я докладывал исполкому областного совета о проделанной работе, меня спросили: «А Потемкин там? Он у нас?». Пришлось рассказать, как я сам дважды спускался в склеп, осматривал гроб, изучал архивы — в результате пришел к выводу: светлейшего в Херсоне нет. Тогда же было принято решение могилу в соборе считать местом первичного погребения основателя города. Но вскорости оно кардинально пересматривается — найденные в соборе кости объявляют останками Потемкина, чтобы... привлечь в Херсон туристов!

— Был назначен, как я понимаю, ряд экспертиз?
— Был то был, но я настаивал пригласить для такой работы специалистов из Москвы, Ленинграда, а она была поручена областному бюро судебно-медицинских экспертиз. Бралось на вооружение только одно — стремление выдать желаемое за действительное. Афера почище пресловутых «потемкинских деревень»! Иметь прах князя в Херсоне, несмотря ни на что! Экспертиза делает вывод: подмена трупа Григория Потемкина после его захоронения в склепе Екатерининского собора не совершалась.

На основе этого вывода для экскурсоводов был разработан соответствующий образец лекции об основателе города. Истина никому не нужна, и это притом, что в энциклопедиях о Потемкине в советские годы отзывались отрицательно: мол, его деятельность способствовала укреплению крепостнического государства. Мои попытки не согласиться с этими выводами наталкивались на грозное «да это же позиция руководства области!».

Вскоре меня вызвали — «на ковер». Эх, пенял мне высокопоставленный областной чиновник, не хочешь ты быть патриотом родного города! Ну да, увезли прах фаворита Екатерины отсюда. А как ты об этом узнал? Покопался в архивных бумажках? Так ведь никто их, кроме тебя, не читал и читать не будет. Неужели вы думаете, пытался я возражать, что ленинградцы, москвичи не докопаются до материалов, которые удалось собрать мне? Еще и отхлещут нас во всесоюзной прессе за квасной патриотизм!

На этой почве, кстати, вышел конфуз. Ко времени, когда закрутилось колесо фальсификаций, в московской студии «Диафильм» был готов к выходу набор слайдов о Херсоне. Написанный мною текст к ним я подал задолго до описываемых событий, но после того, как была выработана «Официальная позиция», сотрудникам студии пришлось вымарывать белой мастикой строчки о том, что прах Потемкина увезен под Киев, в Белую Церковь. Правда, один из сотрудников «Диафильма» помог мне приобрести небольшое количество наборов слайдов, так сказать, в первозданном виде. Какой скандал разгорелся! Сколько неприятностей выпало на долю этого человека!

— Ну, и где же теперь прах Потемкина? В Белой Церкви?
— Во времена перестройки, когда уже никто ничего не вымарывал и не закрывал краеведам рот, в Херсоне проходил всеукраинский семинар партработников, и мне было предложено провести для его участников экскурсию. Представитель Киевского обкома партии заинтересовался потемкинской тайной, а так как Белая Церковь в его «зоне влияния», то обещал помочь в поисках истины. И правда, недели через две в моем доме раздался телефонный звонок.

Партиец подтвердил: в белоцерковском урочище Клины и в самом деле была в давние времена сооружена ротонда, ее автор — знаменитый скульптор Старов. Вокруг ротонды Браницкие разбили парк Потемкина, а над ней самой многие годы витала тайна — посещать усыпальницу никому, кроме владельцев имения, не разрешалось. Во времена гражданской войны войска Симона Петлюры заняли белоцерковское имение Браницких и от челяди узнали тайну хозяев. В качестве мести за уничтожение Запорожской Сечи был разложен костер, в котором и сожгли прах князя Тавриды.

— Так вот, значит, как бесславно закончилась на украинской земле история крупнейшего русского вельможи...
— Между прочим, мама и бабушка Потемкина — украинки. Как и мама Суворова, кстати. Много лет это замалчивалось. Мало кто, например, знает, что еще в 1791 году Анна Иоанновна подписала тайный указ, который повелевал... отвращать малороссов от привычки своячества с представителями других народов, наворачивая их любым образом к бракам с россиянами.

— Выполняли?
— Еще как! Но вернемся к Потемкину, который знал свои украинские корни и с особенной теплотой относился ко всему украинскому. При изучении архивов мне попалось на глаза письмо Потемкина к адмиралу Ушакову. В нем главнокомандующий войсками советует флотоводцу брать в корабельные экипажи не уральцев и пермяков, а казаков-сечевиков, которые хорошо знают противника и которым знакомы методы борьбы с турками на море. Впоследствии на кораблях русского флота 90% матросов — это украинские казаки.

Всем известен суворовский афоризм, решивший участь войны с турками: пуля — дура, штык — молодец. Так вот, этот совет Потемкин получил от запорожцев и переадресовал своему подчиненному. Казаки знали, что турецкие янычары смерть от пули, ядра, сабли, кинжала считают прямой дорогой в рай, поэтому так бесстрашны в бою. Но в штыковом поединке они быстро сдавались и удирали. Почему? Еще в средние века мурзы и муллы заметили: тот, кто ухаживает за свиньями, первым погибает во время чумы (возле свиней всегда много крыс, а они и становились разносчиками болезни). Мусульмане сделали выбор: штыками перекололи свиней, получили запрет на употребление свинины в пищу, а штык изъяли из вооружения как оскверненный свиньями. С тех пор для них смерть от штыка — позор. Вот от использования этих маленьких секретов такими результативными и были действия армии Суворова в русско-турецких войнах.

— Я вот держу в руках сигнальный экземпляр вашей новой книги о Потемкине...
— Исследователям хватит работы на много лет, чтобы понять роль этой личности в истории России и Украины. Например, я недавно только узнал, что в государственном архиве в Киеве есть малоизвестный фонд Браницких, но он на французском языке и еще вообще не изучался, потому что был в спецхране. Интересно, правда? Уверен, французские, австрийские, польские, турецкие и иные архивы этого периода имеют неисследованные документы. Но даже то, что было доступно, мне, говорит о масштабе этой фигуры. Однажды в беседе с Поповым, некогда правителем канцелярии Потемкина, Павел I, очернявший имя и роль князя, сказал: «Да, много навредил России сей господин, не знаю, как мне теперь и поправить им сотворенное!». Генерал Попов, не задумываясь, ответил: «Надо отдать туркам обратно весь берег Черного моря, ваше величество». За эти слова шутника тотчас отправили в Сибирь.

— Если немного отвлечься от столь давней истории и вернуться к временам чуть менее отдаленным, уместным было бы вспомнить, чем сейчас занимается краевед Вирлич?

— В последние годы я возглавляю региональную группу, на которую возложена ответственность за возвращение правды о сталинских репрессиях. В Украине идет сбор материалов для общенационального мартиролога о тех, кто погиб в сталинских застенках — это известные в свое время люди, а также те, кого принято называть «маленькими»: обычные пахари, работяги, рядовые интеллигенты. Ни одно имя не должно быть забыто, ни одно преступление не может быть прощено.

На Херсонщине уже увидели свет несколько книг очерков о наших земляках, ставших жертвами политических репрессий, - это, так сказать, промежуточные этапы подготовки большого «херсонского» тома в готовящуюся серию, идет дальнейшая наработка новых материалов. Члены нашей научной группы работают с архивами бывшего КГБ, встречаются с потомками тех, кого выкосила красная коса, а выкашивала она цвет нации. Работы еще много, но и сделано уже немало.
— Удачи вам и вашим коллегам. Будем ждать новых интересных книг, возвращающих правду о нашем прошлом.

Людмила ТРИБУШНАЯ
«Новый день» 24 ноября 2005 г.
 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.