on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Новини регіону

23.03.2017, 11:33

Демократичний розвиток областей України – Херсонщина не пасе задніх...

31.10.2016, 09:39

Відкриття фотовиставки "Європейці в Таврії"

27 жовтня в Херсонській  обласній універсальній науковій бібліотеці ...
19.10.2016, 12:02

На Zабалці 2016 - триб'ют парасолькам!!!

> Теми > Кіно > З історії херсонського кіно > «Я слышу шум прибоя!»


«Я слышу шум прибоя!»

Лариса Лужина принадлежит к числу тех женщин, вслед которым непременно оглядываются представители сильного пола. А если к этому добавить, что ее, киноактрису, как-то сразу узнала и полюбила вся страна, то она надолго стала личностью, к которой было приковано пристальное внимание: следили чуть ли не за каждым ее шагом – и в творчестве, и в жизни.

Детство у Ларисы было трудным, голодным. Собственно, как и у большинства ее сверстников послевоенной поры. После школы поступила во ВГИК, попала в творческую мастерскую прославленной киношной пары – Сергея Герасимова и Тамары Макаровой. Многим они дали путевку в волшебный мир кино. Народная артистка России Лариса Лужина – в их числе.

Ей, еще студентке, предложили главную роль Светланы Ивашевой в фильме «На семи ветрах». Снималась увлеченно, вкладывая в роль всю свою душу, все, чему успели научить ее во ВГИКе. После выхода фильма на большой экран в 1962 году ее знала вся страна. Огромный успех! Всесоюзная известность! Голову можно было потерять. «Восходящая звезда советского кино» – такое определение преподносили критики. Так воспринял ее кинозритель.

После окончания ВГИКа Ларису приняли в театр киноактера. Таковых – восходящих, блестящих и уже… закатывающихся звезд там собралось немало. Были совершенно потрясающие имена. В театре, постоянно собиравшем аншлаги, ставили спектакли, проводили творческие вечера. Но роли градом не сыпались. Востребованность приходилось ждать подолгу.

Только через два года Ларисе досталась роль Нины в фильме «Тишина». А затем была замечательная картина Станислава Говорухина и Бориса Дурова «Вертикаль». Партнером Ларисы стал Владимир Высоцкий. Фильм снимали в горах. Высоцкий пламенно влюбился в Ларису, не раз объяснялся ей, страдал, жил надеждой. Вся киноэкспедиция с напряжением следила за разворачивающимся «служебным романом», ждала какой-то развязки. И только однажды произнесенное Ларисой откровенное признание: «Володя, будем друзьями. Я люблю другого» – отрезвило, охладило сердечные порывы Высоцкого. Этим другим был кинооператор Алексей Чардынин – спокойный, уравновешенный красавец, вскоре ставший ее мужем. Как подтвердило время, это была единственная женщина, отвергнувшая любовь легендарного актера, певца, поэта. Об этой любовной истории мне рассказала в ноябре 1967 года вскоре после выхода на экраны «Вертикали» Галина Васильевна – жена популярного киноактера Бориса Андреева.

Это уже потом, спустя почти 30 лет, данный факт «смаковали» московские и киевские газеты. А тогда, в ноябре 1967 года, киноэкспедиция Станислава Говорухина, занятая в съемках фильма «День ангела» на пароходе «Крым» (по фильму «Цесаревич») прибыла в Херсон. Стоянка заняла больше недели. Съемок не было. Им нужно было море, движение судна. Члены киногруппы буквально изнывали от безделья. Борис Андреев и Иван Переверзев «ударились» в рыбалку прямо со шкафута «Крыма» – ловили тарань-мелочовку и верховодку у херсонского причала. (Вечерами судовые повара жарили улов). Николай Крючков с Наталией Фатеевой укатили в Очаков, где жил её дядюшка. Алексей Чардынин (главный оператор фильма), актеры Роман Яхонтов (кстати, именно ему выпало сыграть почти все роли Михаила Фрунзе в кино), Михаил Васильев (артист «Ленфильма»), Валентин Кулик (мастер эпизодических ролей в кино), Валентин Баглаенко (артист театра «Ромэн») днем слонялись по городу, посещали Центральный рынок или же «забивали козла» в кают-компании.

В конце рабочего дня мы, работники Херсонского клуба моряков, устраивали вечера, встречи киногруппы с портовиками, моряками загранплавания судов, стоявших у причала и на рейде. Лариса Лужина не была занята в «Дне ангела». Она приехала проведать своего мужа, да так же, как и Галина Васильевна, прижилась в киноэкспедиции, причем добросовестно отрабатывала свой «хлеб». Цветущая, красивая женщина, известная киноактриса, без преувеличения, она была украшением вечеров-встреч. Рассказывала о работе в кино, о коллегах по фильмам, о всяких забавных и курьезных случаях, читала Блока, Есенина.

В клубе моряков чета Андреевых и Лариса с Алексеем Чардыниным частенько «ныряли» в мой кабинет (я работал директором клуба), чтобы поболтать о том, о сем, выкурить хорошую сигарету, попить заморского пивка. Закрытый бар для иностранных моряков в то время снабжался лучшими «забугорными» напитками от Торгмортранса. В основном «щебетали» женщины, а мы, мужчины, внимательно слушали их. Как-то внимание Ларисы привлекла огромная морская раковина, стоявшая на журнальном столике и служившая пепельницей для гостей. Мне её подарили моряки «Файзабада» – великолепного судна Азовского морского пароходства. Лариса множество раз прикладывала ее к уху, просила тишины и восхищенно восклицала: «Я слышу шум прибоя!» Я понял: с раковиной придется расстаться. И не ошибся. Вскоре Лариса попросила подарить её. Кто мог отказать в просьбе такой женщине?..

С той поры миновало без малого 40 лет. Недавно по телевизору показывали (говорят, в который раз!) киноочерк «В гостях у Ларисы Лужиной». Я подключился к нему случайно. Боже мой, какая встреча! Как безжалостно работает время над нами!.. А вот манеры, движения рук, головы, сверкание озорных глаз, неторопливый ход мыслей все те же, прежние.

По ходу ее рассказа о житье-бытье объектив камеры неспешно двигался, выхватывая детали интерьера ее уютной московской квартиры. И вот на одно мгновение он застыл на огромной морской раковине в серванте. Сердце мое вздрогнуло. А потом как-то приятно потеплело на душе – то была моя раковина. Интересно, издает ли она шум прибоя в далекой, теперь уже «забугорной» Москве?

Херсонский клуб моряков. Ноябрь, 1967 год.

Владимир КОРШУН
Газета "Гривна", № 43, 19.10. 2006

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.