on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новини регіону

02.10.2020, 14:59

Вісім пісень з ізоляції: херсонці в опері від Apple, знятій на iPhone

Вісім пісень з ізоляції: херсонці в опері від Apple, знятій на iPhone Компанія ...
23.03.2017, 11:33

Демократичний розвиток областей України – Херсонщина не пасе задніх...

31.10.2016, 09:39

Відкриття фотовиставки "Європейці в Таврії"

27 жовтня в Херсонській  обласній універсальній науковій бібліотеці ...
> Теми > КУЛЬТУРОЛОГІЯ > Екологічна культура > Апология невежества

Апология невежества

17.06.2005

"С верхов этики в низы зоологии…"

--------------------------------------------------------------------------------

Александр АНИСИМОВ


"А в красноармейцах главное — распущенность. В зубах папироска, глаза мутные, наглые, картуз на затылок, на лоб падает "шевелюр"… В Одессе рубят, обрубают на топку и деревья — уже на многих улицах торчат в два ряда голые стволы".
Иван Бунин "Окаянные дни"

Вспоминая позже об этом страшном периоде, Антон Иванович Деникин констатировал, что толпа "не обнаруживала никакого стремления подняться до более высоких форм жизни. Царило одно желание: захватить или уничтожить. Не подняться, а принизить до себя все, что так или иначе выделялось. Сплошная апология невежества". Трижды прав Петр Струве: "Марксовы идеи на российской почве стащили страну с верхов этики в низы зоологии".


--------------------------------------------------------------------------------

Взрыв глубинных низменных инстинктов толпы в первые недели октябрьского переворота камня на камне не оставил от частного заповедника графов Шереметевых "Лес на Ворскле" и Великоанадольской лесной школы Виктора Егоровича фон Граффа, устроенной в некогда безжизненных степях. И это было только начало. В Мощно-Городищенском имении Черкасского уезда Киевской губернии у княгини Екатерины Балашевой солдаты перестреляли 150 ланей, обитавших в парке почти сотню лет. Ценность убитых животных владелица определила в 45 тысяч рублей.

Несколько раз революции и бунты грозили покончить с уникальным заповедником — "земным раем", как именовали современники парк Аскания-Нова. Первый раз — еще в 1905 году. Тогда крестьянские толпы разрушили поместья семьи Фальц-Фейнов: Хорлы, Преображенку, Дофино. Основатель зоопарка-заповедника Фридрих Эдуардович Фальц-Фейн писал 30 ноября 1905 года таврическому губернатору: "Ввиду ужасов, происшедших в западной части нашего уезда, обращаюсь к Вам с покорнейшей просьбой, ради спасения от разрухи хотя бы нескольких усадеб нашего уезда, назначить на постой ко мне в Асканию-Нова и к брату Владимиру хотя бы двадцать человек казаков или крымцев за наш счет и полное содержание".

Губернатор послал с десяток солдат, и они защитили "земной рай".

Февральская революция вынудила Фридриха Фальц-Фейна покинуть Асканию. Он скончался на чужбине в 1920 году. Для спасения Аскании в херсонские степи Российское географическое общество направило известного путешественника генерала Петра Кузьмича Козлова. Вот что с горечью вспоминал ученый: "В конце декабря 1919 года белогвардейцы заняли Асканию-Нова. Казаки и солдаты отряда полковника Морозова запрудили собою все уголки зоологического сада. Раздавалась стрельба, крик, хохот. Картина получалась потрясающая: животные неслись, куда попало. В помещении эму, рядом с гнездом несчастной птицы, занятой высиживанием яиц, казаки поставили лошадей. Едва отступили белые, в Асканию-Нова вошли красные, сначала в форме небольшой разведки, а затем и целого полка. Полк во всем своем составе рассыпался по зоопарку. В смертельном страхе забегали вновь несчастные животные по своему загону, а олень Дыбовского взбежал по снежному сугробу на забор и скрылся в безбрежной степи. Кроме того, солдаты привели с собою собаку, которая задушила в саду новозеландского огаря, гуся-гуменника и пару кенгуру Бенетти. В тот же день еще один кенгуру был убит ружейной пулей.

Вступивший в Асканию штаб 46-й дивизии вел себя довольно хорошо, но приехавший 16 января эскадрон кавалеристов держал себя ниже всякой критики: солдаты врывались во все помещения парка, гонялись за птицами с ружьями и дубинами, натравливали борзых на несчастных животных, принося зоопарку великий ущерб. В течение февраля месяца разорение Аскании-Нова не прекращалось. 29 февраля под растаявшим снегом обнаружены мертвыми: кенгуру, муфлон, африканский страус и нанду — все с огнестрельными ранами.

Четыре остальных нанду, бежавшие в степь, по-видимому, там и погибли. В общей сложности за февраль месяц исчезло бесследно около ста птиц. В течение марта месяца красноармейцами уничтожены: пара черных лебедей, египетский гусь, пара серых гусей, лань европейская — самка, и разорено множество гнезд, из которых взято 83 яйца. Брошенной в пруд бомбой убита рыба и ранен серый гусь... В июне Аскания-Нова вновь была занята белыми войсками. Безобразие и своеволие в зоопарке достигли своего апогея. С шашками и палками в руках гонялись солдаты за животными и птицами, в каналах и прудах стирали белье, мыли бутылки из-под вина и так загадили воду, что она стала вонять...

В октябре через Асканию-Нова проходила первая конармия Буденного и 44-я бригада 15-й дивизии. Результатом этого прохода войск явилось: смерть пяти страусов нанду, убившихся во время бегства, трупы с огнестрельными ранами — оленя-аксиса, самца лани белой, трех болотных журавлей, найденных с отрубленными головами, и одного маньчжурского журавля.

В ноябре месяце на пруду зоопарка произошло настоящее избиение птиц. За одну ночь с 1-го на 2-е ноября весь пруд покрылся яркими пятнами крови, и вода в полынье заалела, кругом валялись трупы, отрубленные лапки, головы.

В присутствии комиссии собрано всего 18 трупов птиц. В эту же ночь разнузданною толпою сожжен сарай и навес, служившие убежищем для животных, а также и корм в размере 500 пудов (люцерна и сено)…

В заключение необходимо добавить, что латышские части сожгли всю мебель из красного дерева, служившую необходимой обстановкой так называемого старого дома, погибли и ангальт-кетинские реликвии". Любимым занятием красных бойцов было гоняться за дикими гусями, рубить им головы и кричать: "Долой головы буржуям!".

Всего же, по сведениям Козлова, "от белых, зеленых и красных бандитов погибли три четверти животных уникального зоопарка. Немало способствовал грабежу в Аскании политкомиссар конной армии Мехлис".

Один из защитников заповедника Борис Константинович Фортунатов вспоминал об октябре- ноябре 1920 года: "Сотни людей сразу перелезли через забор, испуганные животные шарахнулись в противоположную сторону, разбили ветхую ограду, и часть их ушла в степь.… В этот день недосчитались: 14 штук ланей, 4 оленей, 13 гривистых баранов, 1 антилопы Гарна, 2 оленей. Сверх того, один африканский страус разбился с перепугу и пал". А 15 ноября, в ночь, несколько красных воинов тайком пробрались в зоопарк и порубили большое количество птиц. "Всего было убито: 6 лебедей, разных видов 15 гусей (серых, полярных и нильских), 20 казарок разных видов, а также несколько новозеландских огарей, нырков и уток". Лишь после того как Фортунатов пробился в Харькове к руководителю Наркомзема УССР Дмитрию Мануильскому, Реввоенсовет дал приказ, запрещающий военным частям останавливаться в Аскании.

Жуткие воспоминания оставил о тех днях Владимир Фальц-Фейн, брат основателя всемирно известного заповедника. Он писал, как упоминаемый нами Петр Кузьмич Козлов при виде красноармейцев потерял сознание: "Это спасло его жизнь, красные надсмехались над лежащим без сознания генералом, плевали ему в лицо, но потом оставили его в поле и занялись грабежом и допросами". Мать Фальц-Фейнов, Софья Богдановна, в порту Хорлы также попала в беду. Владимир Фальц-Фейн писал: "Два красноармейца, имена которых известны, перед отступлением рвались в комнату моей матери, надеясь еще чем-нибудь поживиться. Моя мать закрыла дверь на ключ и обессиленная прислонилась к ней. Бандиты же в свою очередь стали стрелять в дверь и смертельно ранили мою мать пулей в живот. Женщина, которой было далеко за 80, в предсмертных муках опустилась на пол. В это время красные взломали дверь и нанесли моей матери еще несколько ударов штыками"…

Борейко сообщает о том, что "до Первой мировой войны в Российской империи обитали два подвида зубра: кавказский и беловежский, общим числом более 2 тысяч голов. В Беловежье паслось 737 штук. Воспользовавшись анархией, местные белорусские крестьяне сократили поголовье до... 20 животных. От полного уничтожения редких животных тогда спасли дивизии Вильгельма". Главнокомандующий германской армией принц Леопольд Баварский 26 августа 1915 года издал приказ, строго-настрого запрещающий охоту на зубров. Да еще прикомандировал в Пущу специально выписанного из Германии лесного советника Эшериха (это уже потом у нас бессовестно врали, что немцы якобы перестреляли всех зубров). Побывал в Пуще и известный всему миру немецкий деятель охраны природы Конвенц, планировавший открыть там парк культуры. Но солдаты Вильгельма вскоре убрались восвояси, и все вернулось на круги своя. Подслеповатых, не боящихся человека животных революционные солдаты, лесники и крестьяне начали косить пулеметами. Последнего зубра Беловежья прикончил 9 февраля 1921 года лесной сторож Варфоломей Шпакович. В Гатчине инвалиды большевистской пропаганды еще в 1917 году перестреляли всю сотню зубров, убили семерых последних и в Крыму. Фамилия крымского герострата — егерь Колесниченко. "Это же редкий вид", — пытались спасти уникальных животных зоологи. "Нет, мясо", — хватались за винтовки революционные солдаты.

Была искорежена заповедная пуща Фридриха Фальц-Фейна — Налибоки в Белоруссии: население выбило там всех бобров и порубило вековые деревья.

В начале октября 1918 года Петр Козлов, защищавший Асканию-Нова, направил письмо в правительство гетмана Скоропадского с просьбой о помощи заповеднику: "Впредь до наступления в России порядка и правильной общественной и научной жизни, я позволяю себе обратиться к Вам, г. министр, с почтительной просьбой оказать законное содействие в нижеследующем: 1. Принять меня под нравственное покровительство нарождающейся Украинской Академии наук, снабдив соответствующими удостоверениями или открытым листом (прилагаются для ознакомления три удостоверения Петрограда). 2. Даровать Аскании-Нова право иметь за счет экономических средств варту в 15—20 человек во главе с начальником путем добровольного найма. 3. Отпустить для Аскании-Нова хотя бы под мою ответственность 20 винтовок, 20 револьверов и 20 сабель...".

Украинская Академия наук в лице ее президента академика Владимира Вернадского и председателя отделения физико-математических наук Академии академика Hиколая Кащенко начала изучать вопрос Аскании-Hова, однако вскоре власть в Киеве вновь поменялась...

Частенько охоты организовывались красными в официальном порядке, с комиссарами впереди. Левый меньшевик Дмитрий Далин, высланный Лениным в 1922 году за границу вместе с Николаем Бердяевым, вспоминал, что "во главе красных отрядов становились частенько люди с темным прошлым, даже умалишенные, и пулеметы решали все…".

Природозащитник, ученый и публицист Николай Шарлемань сообщал: "В конце 1917 года солдаты-большевики разрушили зоопарк в Пилявине. В этом парке, кроме большого количества других зверей, было убито 35 зубров и бизонов". Горькая чаша не миновала и богатый музей, выжгли "гегемоны" также чуть ли не половину заповедного леса. Беспощадно уничтожалась дичь. Когда невозможно было нанять подводу, солдаты отдавали крестьянам оленя, лишь бы отвезти остальных на продажу. За фунт оленины сторговывались за 30 копеек.

24 апреля 1918 года Одесская городская управа приняла решение об охране древесных насаждений. Новая власть все перечеркнула. В Крыму с 1917-го по 1920 год власть менялась восемь раз. Охране лесов, животных и Крымского заповедника почти каждая посвящала свои распоряжения.

На украинских землях советская власть узаконила безжалостную рубку лесов 16 мая 1919 года постановлением "Об отводе площадей для рубки в период 1919—1920 гг. из лесных уделов УССР".

Профессор-лесовод Иваницкий подсчитал, что за время революции и гражданской войны на территории Украины в лесных местностях, расположенных возле населенных пунктов, рек, дорог, было вырублено до 50% лесов, что составило более 450 тыс. гектаров, или 13% всей лесной площади республики. Местными органами власти то и дело принимались диаметрально противоположные циркуляры. Киевское губернское продовольственное управление, с одной стороны, призывало солдат и крестьян не рубить самовольно лес, с другой — не мешать заготовке лесных материалов и дров. Толкали население на уничтожение леса и провозглашенные лозунги типа "лес принадлежит народу" и "лес — наш".

Вот сообщения газеты "Вiдродження" только за две недели мая 1918 года:

"9 мая. В Министерстве хлеборобства состоялось заседание, посвященное борьбе с порубками лесов. Только на Киевщине вырублено лесов на 30 млн. рублей. В некоторых местах рубят лес уже за 1934 год.

9 мая. Херсонщина. В с. Глинное началась рубка казенного леса.

22 мая. Харьков. Под влиянием агитации крестьяне уничтожают свои посевы на помещичьих землях, также сенокосы и леса.

22 мая. Канев. Крестьяне волнуются. Продолжается порубка лесов и выпас...

23 мая. Житомир. В Мозырском уезде горят леса.

23 мая. Вокруг Киева, по обоим берегам Днепра в нескольких местах сразу, на протяжении уже второй недели горят леса.

23 мая. Житомир. В Овручском уезде крестьяне грабят лесную дачу...

23 мая. Киев. В Каневском уезде положение плохое, граждане волнуются, рубят лес и уничтожают господское добро"...

Один из очевидцев так описывал войну с "зеленым другом". "...Без перерывов, на десятки километров тянулись фуры из лесу и в лес. Тихий, молчаливый лес закричал тысячью голосами, застучал дробью топоров, заржал лошадьми, заревел... Молодые дубки отдали свою жизнь, поставляя кору кожевенникам для изготовления шкур, а больше всего для обмена на зерно и самогон".

Призыв "К топору зовите Русь!" обернулся непоправимой бедой для народа и его культуры. Еще больше досталось бессловесной фауне и флоре. Только в Крыму за годы гражданской войны вырубили лесов на 80 лет вперед. Местные лесники, дабы предотвратить создание Крымского заповедника, даже вырубили лучшую на полуострове дубовую рощу.

"Симферополь. 6 апреля. Ввиду слухов о том, что во многих местах крестьяне хищнически истребляют животных на бывших царских землях, Исполнительный совет рабочих и солдатских депутатов обратился к населению сел и деревень с призывом принять меры к охранению лесов, вод, дичи и животных, памятуя, что все это теперь достояние национальное", — сообщала в апреле 1917 года петроградская газета "Новое время". Призывы оставались призывами. В начале 1918 года жители деревень Никита и Гурзуф выкорчевали почти все деревья в красивейшем имении "Ай-Даниль".

В защиту природы активно штамповали декреты все сменяющие друг друга крымские правительства: Крымское краевое, республики Таврида, немцы, Советы, генерала Врангеля... Правительство генерала Врангеля, к примеру, издало строгий приказ о категорическом запрещении постоев воинских частей в Аскании-Нова и поручило Таврическому университету попечительство над заповедником. При Деникине Крымскому заповеднику даже отпускались субсидии. Зимой 1918 года комиссар земледелия большевистской республики Таврида Корсун издал указ об охране животных, в августе 1918 года подобное распоряжение утвердил министр земледелия буржуазного Крымского краевого правительства. 21 августа 1919 года главнокомандующий Таврической и Херсонской губернией, командующий войсками Новороссийского края генерал-лейтенант Шиллинг подписал "Обязательное постановление по охране рыбных запасов побережья Крымского полуострова".

10 марта 1919 года Совет Министров Крымского краевого правительства издал постановление об учреждении Крымского заповедника и утвердил положение о нем. Это был первый заповедник в будущем Советском Союзе. В мае 1920 года начальник Гражданского управления при правительстве Врангеля утвердил новое положение о Крымском заповеднике. Однако эти и другие важные документы практически не действовали из-за постоянной смены властей.

"Бережное отношение к дарам природы и революция, — писал в 1918 году Николай Шарлемань, — к сожалению, никогда не сочетаются. Еще во время французской революции вырубались леса, уничтожалась дичь. Во время русской революции 1905 года в Остзейском крае в государственных лесах больше чем наполовину было отстреляно лосей и т. п. Но все эти примеры очень слабы в сравнении с нашей революцией. Только на Украине, по некоторым данным, срублено и уничтожено 65% общей площади лесов. В связи с современными лесными пожарами, которые охватили почти всю площадь сосновых лесов Украины весной 1918 года, погибло много леса старого и молодого, погорело множество гнезд с яйцами..."

Честно говоря, взбунтовавшиеся рабы не делают разницы между природой и культурным достоянием, созданным человеком, уничтожая и то, и другое. "Грабь награбленное!" — вот самый актуальный лозунг, позволивший стереть грань между человеком и зверем. Характерный пример: директор Полтавского краеведческого музея Николаев и археолог Рудинский прибыли в богатейшее имение князя Кочубея в Диканьке, только что освобожденное красными. Огромное здание дворца в 100 комнат было буквально набито сокровищами. Разбит был, правда, и опустошен винный погреб, да пропали некоторые сабли. Особый интерес представляла библиотека министра Екатерины II графа Безбородко. Однако сход местных крестьян стал против вывоза древностей в Полтавский музей. "Это все теперь наше", — кричали крестьяне. Ученым с большим трудом, чуть ли не хитростью, удалось уговорить дать разрешение на вывоз небольшой части сокровищ в Полтаву. Несколько дней спустя на дворец напала банда других крестьян — партизан; они сожгли и разграбили дворец. Полностью погибла и библиотека графа Безбородко. Кстати, дорогие шашки потом были отобраны у двух красных командиров, гарцевавших в Полтаве. На оружии арабской вязью оказалось выгравировано, что это… дар турецкого султана одному из князей Кочубеев…

Эпилог… "Соблазнив темный и невежественный народ возможностью легкой и безнаказанной наживы, вы отуманили его совесть, заглушили в нем сознание греха; но какими бы названиями ни прикрывались злодеяния, убийство, насилие и грабеж всегда останутся тяжкими... грехами и преступлениями", — так подытожил вакханалию новомученик — Патриарх Всея Руси Тихон.

В статье использованы документальные материалы, опубликованные ведущим экологом Украины, руководителем Киевского эколого-культурного центра Владимиром Евгеньевичем Борейко в монографии "Белые пятна истории природоохраны. СССР, Россия, Украина"

"Киевский телеграф" №4 17-23.07.2005

http://www.versii.com/telegraf/material.php?id=4313&nomer=266

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.