on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Новини регіону

23.03.2017, 11:33

Демократичний розвиток областей України – Херсонщина не пасе задніх...

31.10.2016, 09:39

Відкриття фотовиставки "Європейці в Таврії"

27 жовтня в Херсонській  обласній універсальній науковій бібліотеці ...
19.10.2016, 12:02

На Zабалці 2016 - триб'ют парасолькам!!!

«Аскания-Нова»: достояние, а не обуза

Написать что-то новое о заповеднике «Аскания-Нова» – задача непростая. И всё же я попытаюсь, потому как есть одно направление, которое авторы не очень-то балуют. Это – человеческий фактор. А именно – как всё-таки вышло, что Фридриху Фальц-Фейну «захотелось» создать заповедник – что было побудительным мотивом? Почему у этой идеи нашлись горячие сторонники и чем это для них закончилось?
Что ни говори, а посёлок Аскания-Нова здорово отличается от окружающих сёл. Как влияет на жизнь его жителей заповедник, известный на весь мир, посещаемый миллионами туристов? И как относятся к нему ученые, власть имущие и простые люди?

На эти и другие вопросы я и постарался ответить. При этом использовал как некоторые книги (прежде всего работы директора Киевского эколого-культурного центра Владимира Борейко), так и те сведения, которые удалось собрать самостоятельно.

Заповедная степь, дендропарк, зоопарк: что было важнее?
О том, как возник заповедник «Аскания-Нова», писали много раз. Так что, скорее всего, имеет смысл лишь очень кратко упомянуть те знаменательные события. Итак, после путешествия Екатерины ІІ в Крым появился Высочайший манифест, коим в Россию приглашали иностранных колонистов. И хотя на поиски лучшей участи их (прежде всего немцев) немало понаехало при матушке-царице, но незаселённых мест хватало и в XIX веке. Так что уже при Николае I Герцог Ангальт-Кетенский (родственник Екатерины ІІ) в бескрайнем Днепровском уезде купил два участка земли – приморский и материковый. В мае 1832 года новые участки инспектировал герцогский тайный советник по вопросам финансов фон Бэр. И обнаружил, что официальных названий они не имеют. Дабы «орднунг» (по-немецки «порядок») был соблюдён, педантичный немец предложил дать названия: участку приморскому – «Дофине», материковому – «Аскания-Нова», в память о древнем родовом замке герцогов Ангальтских. Но «кровя благородные» – это еще не гарантия делового успеха. Дела у новоявленного землевладельца шли скверно – и это несмотря на финансовые вливания от самого Николая I (ничтоже сумняшеся царь пожаловал ему 360 тысяч талеров).

И поэтому потомки герцога постарались Асканию «сплавить» первому попавшемуся покупателю. Таковым оказался обрусевший немецкий колонист из Мелитопольщины Фридрих Фейн. Что было далее – также хорошо известно: дочь Фридриха Фейна вышла замуж за компаньона отца, талантливого овцевода Йоганна Фальца. Так и «сложились» две фамилии в одну. Ну а их первенец Фридрих сделал знаменитыми на весь мир и фамилию, и имение, и самого себя.

Конечно, о Фридрихе Фальц Фейне известно далеко не всё. В том числе многим непонятно, почему он всё это «затеял» – создание степного резервата и зоопарка? А ещё интересно, что всё-таки было для него важнее: создание зоопарка или сохранение заповедной степи?

Что касается первого вопроса, то здесь ответ достаточно прост. Все дело в том, что Фридрих Фальц-Фейн с детства интересовался живой природой. А когда стал взрослым человеком, «заразился» идеями её охраны. А вот точный ответ на второй вопрос, скорее всего, невозможен. Поскольку самого Фридриха Фальц-Фейна нет в живых уже 88 лет – он умер в 1920 году.

Но кое-что всё-таки известно. В те времена создание разного рода зверинцев не было чем-то из ряда вон выходящим: немало богатых людей пытались реализовать себя подобным образом. И юный Фридрих построил свою первую вольеру в 1880 году – тогда ему было 17 лет. Но, вероятно, уже тогда у юного Фальц-Фейна появились мысли о необходимости сохранить и целинную степь. Потому как только-только вступив в права владельца имения, уже в 1889 году Фридрих начал охранять 1-й участок целинной степи. И этот год считается годом создания заповедника «Аскания-Нова». Ну а двумя годами ранее были заложены зоопарк и ботанический парк.

Так что, скорее всего, вопрос о том, что было важнее для Фальц-Фейна, не имеет смысла: «Аскания-Нова» изначально была задумана как сочетание заповедной степи, места обитания диковинных животных и уникального парка.

«Аскания-Нова» и люди: крестьяне, солдаты, ученые...
Как отнеслись местные жители к «барской затее» охраны степи – об этом известно немного. В общем-то, крестьяне эту идею восприняли и стали в ней активно участвовать. Как говорится, не за страх, а за совесть. В целом простые люди прекрасно понимали, какое значение имеет сохранение заповедной степи, акклиматизация животных. И относились к идее соответственно – бережно и уважительно.

Но пришли 1905 и 1917 годы. Колоссальные общественные потрясения разбудили самые низменные желания: разрушать, уничтожать и мстить. Причём неважно – кому, как и за что. В годы гражданской войны, например, на территории заповедника отличились и «красные», и «белые». Вот что об этом писал выдающийся исследователь Центральной Азии генерал Пётр Козлов, который в то страшное время отправился спасать «Асканию-Нова»: «Раздавалась стрельба, крик, хохот. Картина получалась потрясающая: животные неслись куда попало. В помещении эму, рядом с гнездом несчастной птицы, занятой высиживанием яиц, казаки поставили лошадей. Едва отступили “белые”, в Асканию-Нова вошли “красные”... В смертельном страхе вновь забегали животные... Солдаты врывались во все помещения парка, гонялись за птицами с ружьями и дубинами...» Что касается Великой Отечественной войны, то фатальных разрушений от оккупантов заповеднику и зоопарку пережить не пришлось. Потому как фельдмаршал Манштейн дал команду бережно относиться к наследию выдающегося немца.

А во время наступления советских войск его «примеру» последовал и командир батареи реактивных минометов – знаменитых «катюш». Нарушив приказ, отчаянный офицер не дал команды на обстрел Аскании. Вместо этого он вывел грозные установки на дистанцию прямой наводки: чтобы их заметили немцы. Этого оказалось достаточно – противник отступил без боя!

Вот ещё эпизод погрома, относящийся к 1962 году: «хрущевский» погром. То было чёрное время для заповедного дела всего Советского Союза: площадь заповедников была сокращена почти на 3 миллиона гектаров! Не обошли и «Асканию-Нова»: в 1962 году здесь распахали 6200 гектаров целины. Казалось бы, что с того сельским жителям? Но в те страшные дни у изуродованной земли можно было часто видеть стариков-асканийцев. Они стояли и плакали...

Заповедник и власть
Об этом надо бы рассказать подробно. Об атаках на заповедное дело, о сокращениях и реорганизациях, об обвинениях и арестах. И назвать поименно героев и подлецов. Хотя некоторых людей надо бы упомянуть и в этой статье – они это заслужили. Владимир Станчинский – зоолог и эколог. Александр Яната – ботаник. Оба работали в Аскании-Нова, впрочем, как и во многих других заповедниках Украины. Оба были страстными защитниками – и Аскании, и заповедного дела вообще. За что и поплатились: были арестованы. Впрочем, арестованных «асканийцев» было гораздо больше – в общей сложности более 20 человек! Но не всем довелось пережить и выжить: Владимир Станчинский и Александр Яната погибли в лагерях.

Между прочим, в 1962 году распахали бы всю целину – если бы не отчаянное сопротивление научной общественности.
Так что теперь можно сказать: какое это сокровище – 11 тысяч гектаров асканийской степи, целинной, абсолютно заповедной!
 

Заповедник и посёлок: две Аскании
Посёлок Аскания-Нова возник именно потому, что здесь появился заповедник. Но всё это было раньше. А сейчас...
Сейчас в заповеднике «Аскания-Нова» работают 286 сотрудников: в «науке», охране и так далее. В том числе экскурсоводы: их в Аскании аж... два человека. Предвижу удивление: как же это?! А очень просто: 41 экскурсовод (данные 2008 года) работают «в сезон» – когда в заповедник едут туристы.

Согласитесь: для посёлка с количеством 3189 жителей 286 работающих постоянно и 41 работающий в сезон – это уже немало.

Но это далеко не всё – и дело тут, опять же, в туристах. Так вот, в последние годы заповедник «Аскания-Нова» посещают десятки тысяч приезжих. В 2007 году, например, их было 86 тысяч.

Теперь подробнее об этих самих туристах. Точнее, о том, что им надо в заповеднике, посёлке и неподалеку. Краткий перечень туристических потребностей таков: приехать, посмотреть, перекусить, отдохнуть, приобрести что-нибудь на память и – домой. Или дальше по маршруту, если это многодневная экскурсия с посещением разных мест. Этот перечень неполный. Потому как, если люди приезжают на несколько дней, то им надо ещё и где-то переночевать.

Соответственно, в посёлке работают гостиничный комплекс, несколько кафе, базы зеленого туризма и так далее. Это из тех организаций и предприятий, что побольше и позаметней. А на улицах – мороженое-пирожное-газировка-пиво... А также – сувениры-книги-брошюры-календари. По подсчётам автора, одновременно реализацией всего этого занимаются 20–30 торговых точек.

Теперь посчитаем.
В 2007 году плата за посещение заповедника составляла 10 гривен. В то же время стоимость однодневной путёвки, приобретенной в Одессе или Николаеве, – 120–180 гривен. Стоимость сувениров, буклетов и прочего – примерно как в Херсоне. Причем продаётся все это весьма бойко. По приблизительным подсчётам, в том же 2007 году каждый «однодневный» турист оставлял на лотках, киосках, кафе около 20–40 гривен. Сколько в нынешнем году? Наверняка, гораздо больше.

Предвижу вопрос: «Ну и зачем он все это пишет? Это что, намёк на то, что заповеднику мало достаётся?» На самом деле, речь не об этом. Просто все эти цифры красноречиво свидетельствуют о том, какое значение имеет заповедник в жизни посёлка Аскания-Нова и населяющих его людей. Если взять тот же 2007 год, то весьма грубый подсчет даст примерно такие цифры: в посёлке туристы оставляют около 4–6 миллионов гривен в год. И если даже учесть выплату налогов и прочего, то в пересчёте на весь год на каждого жителя получается доход примерно 400 гривен в месяц. Немало! (Конечно, эти средства распределяются далеко не равномерно, но это уже иная тема).

Не надо быть доктором экономических наук, чтобы прийти к выводу: на сегодняшний день существование и функционирование заповедника во многом обеспечивает материальное благополучие жителей посёлка Аскания-Нова.

Впрочем, такая ситуация не является чем-то из ряда вон выходящим. Из мирового опыта уже давно стало ясно: заповедный объект – не обуза. Это достояние – и национальное, и того региона, в котором этот поистине бесценный объект расположен.

Роман Евгений
Гривна-СВ, 2008-07-25 (стр. 4)
 

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.