on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новини регіону

23.03.2017, 11:33

Демократичний розвиток областей України – Херсонщина не пасе задніх...

31.10.2016, 09:39

Відкриття фотовиставки "Європейці в Таврії"

27 жовтня в Херсонській  обласній універсальній науковій бібліотеці ...
19.10.2016, 12:02

На Zабалці 2016 - триб'ют парасолькам!!!

> Організації > Театр > Херсонський академічний обласний театр ляльок > «Якщо глядач плаче або сміється - робота зроблена на совість»

«Если зритель плачет или смеется — работа сделана на совесть»

Так считает заслуженная артистка Украины Тамара Шумарина, которая 35 лет работает в театре, но в лицо её знают очень немногие. Потому что работает она кукловодом...

На двери крошечной, но уютной гримерки - скромная табличка «Заслуженная артистка Украины Тамара Шумарина». В этой гримёрке Херсонского областного театра кукол Тамара Аркадьевна вот уже 35 лет готовится к выходу на сцену, сюда приходит после спектаклей. Чёрно-белые фотографии, зеркало в полстены, сверчок со скрипкой - персонаж одной из сказок, идущих на сцене... Театр кукол стал для артистки настоящим домом. 13 декабря его дружная семья готовится отмечать двойной юбилей заслуженной артистки Украины, награждённой Орденом Княгини Ольги III степени, Тамары Шумариной - 55-летие и 35 лет творческой деятельности. Накануне своего бенефиса актриса дала интервью нашей газете.

- Тамаре Аркадьевна, с чего для вас начался театр кукол?
- В школе я была артистичной девочкой - всегда пела, танцевала. Поэтому после 10 класса поехала поступать в Киевский институт режиссуры имени Ивана Карпенко-Карого и - «провалилась». Чтобы не терять год, пошла а Херсонское культпросветучилище на факультет режиссуры самодеятельных театральных коллективов.

Когда я проходила практику в Каховском доме культуры, туда с выступлением приехала труппа Московского театра кукол (она работала в только что созданном херсонском театре). С их «Гулливера в стране лилипутов» всё и началось - спектакль произвёл на меня впечатление. Степан Ивахин, ставший впоследствии главным режиссёром Херсонского театра кукол, заприметил 4 студентов (в их числе была и я) и, придя в училище на госэкзамены, объявил о том, что берёт нас к себе. Это был 1971 год. Со временем мои однокурсники ушли - каждый во что-то своё, а я осталась в театре.

Первым спектаклем, который я стала репетировать, ещё сдавая экзамены, была «Золотая чайка». Я не испытала восторга - только ужас: огромные декорации, ты среди них с поднятыми руками... Нас, молодых актёров, ведь никто не учил, как обращаться с куклой, с какой стороны к ней вообще подойти. Тростями, с помощью которых кукла двигается, учились работать «методом тыка». Только когда в наш театр из одесского перешла главный режиссёр Наталья Бучма, сама кукольница, я узнала, как правильно браться за трость, чтобы кисть не так уставала.

- Второй спектакль был уже не такой «шоковой терапией»?
- В следующем спектакле - «Чебурашка и его друзья» - мне досталась роль... Шапокляк. У меня была истерика: я, такая молодая и красивая, буду играть пакостную старуху! Ситуацию спас главный режиссёр. Он объяснил, что отрицательные роли - самые, как говорят в театре, «купательные»: они дают актеру возможность «купаться» в эмоциях, реакции зрителей.

За 35 лет у меня было множество ролей. Хорошо, что они были разные: щенки, котята, мальчики, девочки, Красная Шапочка, всевозможные Бабы-Яги, драконы, множество характерных мужских ролей - даже поп был. Каждой роли, особенно отрицательной, я стараюсь придать обаяние - тому же Волку в «Золотом цыплёнке». Хотя во всех сказках Волк - зубастый злодей, в нашем спектакле он - «лопух». Его посадили высиживать украденное яйцо, и он его высиживает, как ни хотел бы им позавтракать. А когда появляется Цыпленок, у Волка просыпаются отцовские чувства - это же чудо...

Был у меня ещё один обаятельный злодей - жуткий Господин Ау из одноимённого спектакля. Он меня просто выматывал, но и любила я его больше, чем другие свои роли. Персонаж был сложный не только из-за скверного характера - у Господина Ау было внутреннее «я», которое по ходу сказки вмешивалось в действие. Этим «я» была другая кукла, но озвучивать его приходилось тоже мне - противным таким голосом. Чтобы разговор Ау с самим собой получался «органичным», я, сидя за ширмой и держа свою куклу на вытянутой руке, смотрела в зеркало, установленное на сцене - чтобы голосом «попадать» в движения второй куклы, следить, чтобы герои двигались синхронно.

- Должно быть, это тяжело физически - 40-50 минут, пока идёт спектакль, водить куклу на вытянутой руке...
- У меня были персонажи разных «весовых категорий» - и 3, и 5 килограммов. А вот Тадеушу Варжало, который долгое время работал в нашем театре режиссёром и конструктором кукол, приходилось управлять куклой весом в килограммов «надцатъ». Вернее, это были сразу две куклы: Руслан, персонаж сказки «Руслан и Людмила», сидел на кукле-коне. Причём нужно было не просто «водить» эту конструкцию, а чтобы и конь покачивался, и Руслан по сторонам смотрел...

Единственный отдых после такой «тяжёлой атлетики» - опустить руки. За 15-20 лет работы с куклами происходит профессиональная выработка руки - учишься рассчитывать свои силы. А поначалу было сложно. Если работаешь на нижнем ярусе ширмы, управляешь куклой, стоя на коленях. Чтобы персонаж перешёл на верхний ярус, нужно быстро встать, а колени затекли... С опытом, конечно, понимаешь, что опуститься можно и на одно колено (смеётся).

Но, несмотря на многолетний стаж работы с куклами, этих созданий я изучаю до сих пор. В драматическом театре актёры играют лицом к лицу, чувства и переживания передают голосом, мимикой, жестами. А кукловоду весь драматизм нужно передать, вдохнув «жизнь» в неодушевлённую куклу, самому оставаясь за ширмой. Тогда юные зрители, которые пришли на спектакль, забывают, что на сцене - куклы: сопереживают, кричат «берегись!», самые маленькие «предъявляют» свой главный «аргумент» - рёв... Если же это весёлое представление, как шоу-концерт «Куклы смеются», дети вскакивают со стульчиков, пританцовывают. За реакцией зрителей актёры наблюдают из-за ширмы каждое представление.

- Часто ли молодые актёры не выдерживают такой напряжённой работы?
- На моей памяти это случалось очень часто. Ведь во время спектакля нужно не просто «относить» куклу, а прожить с ней её маленькую жизнь. Начинающие актёры «ломаются». К тому же многие ушли из театра в трудные 1980-90-е годы. А сегодня появились частные кукольные театры, так что выпускников-кукловодов просто разбирают. В нашем городе «частники» тоже есть. Маленькие труппы гастролируют по детским садикам: занавеска вместо ширмы, перчаточные «петрушки»... Такие выступления не несут детям того, что должен нести театр, - они не создают атмосферу сказки.

Я же - однолюб. В своё время меня приглашали в Одессу, Киев. В 1998 году мне довелось работать в лондонском «Трестл-театре». Но я рада, что осталась в Херсонском театре кукол - хоть и «последним из могикан» в этом великолепном коллективе. Считаю, здесь я прожила достойную театральную жизнь, работала с потрясающими мастерами, такими как заслуженный артист России Тадеуш Варжало, благодаря которому я состоялась как актриса. Особое внимание Тадеуш Мечеславович уделял речи актёров - всегда говорил нам: «Работая, представляйте, что вы - радиотеатр». Потому как если актёр будет знать, что он хочет сказать, зачем вышел на сцену, то и кукла «оживёт».

- Тамара Аркадьевна, у вас же есть и режиссёрские постановки...
- Да, спасибо нашему художественному руководителю Борису Чупрыне, который не насаживает свои идеи, а даёт актёру возможность думать, «бурлить». Как режиссёр я поставила три спектакля: «Куклы смеются», «Мой друг Солнце» и премьеру нынешнего сезона «Карлик Нос». Просто всегда по ходу работы я была ассистентом режиссёра, очень хорошо знаю театральную «кухню». Никогда не гнушалась сама поставить декорацию, ящик поднести, ведь сцена - это моё рабочее место, я должна быть уверена, что всё будет работать. Я не собираюсь быть «мэтром», почивать на лаврах.

- Не обидно всю жизнь прятаться за ширмой? На улицах не узнают, поклонники не преследуют...
- Никогда по этому поводу не сожалела. Важно, что люди выносят из спектакля, в котором играет мой персонаж. Если плачут или смеются - значит, работа сделана на совесть.

Татьяна Кирпа
«Гривна СВ».- №50 (265).- 08.12.2006.- стр. 5

 

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.