on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Новини регіону

23.03.2017, 11:33

Демократичний розвиток областей України – Херсонщина не пасе задніх...

31.10.2016, 09:39

Відкриття фотовиставки "Європейці в Таврії"

27 жовтня в Херсонській  обласній універсальній науковій бібліотеці ...
19.10.2016, 12:02

На Zабалці 2016 - триб'ют парасолькам!!!

> Туризм, відпочинок, розваги > Туризм в Таврії > Холод по-прежнему грозный противник, с которым надо считаться

Холод по-прежнему грозный противник, с которым надо считаться

Прочитав название статьи, некоторые читатели, скорее всего, усмехнутся: «Написать можно о чём угодно! Только ведь у нас не Арктика!» Ну что ж, в таком случае неплохо бы ознакомиться с некоторыми ситуациями, имевшими место в реальной жизни, – и в Украине, и в Арктике.

Херсон и Канада: два случая Они произошли в разное время и в разных странах, но в обоих люди попали в опасную ситуацию, где их «противником» был холод. В этих ситуациях они действовали по-разному, а потому и исход был разным. Первый случай произошел в Херсоне несколько лет назад. Зимним утром на остановке общественного транспорта нашли двоих замерзших мужчин. Сразу уточним, что ни бродягами, ни алкоголиками погибшие не были – нормальные «среднестатистические» херсонцы. И как и многие их земляки, ушли они утром на рыбалку – на подлёдный лов. Там им не повезло: они провалились. Как потом утверждали свидетели, особой опасности не было и вылезли они без особых трудностей – то ли мелко там было, то ли им помогли. Но вымокли. Так что надо было сразу же разводить костёр и переодеваться (если было во что) или сушиться. Но, видать, решили, что «обойдется».

Со льда ушли в город, ну а чем это все закончилось, вы уже знаете. Когда стали выяснять, что произошло, стало известно следующее. После «купания» решили они согреться и не нашли ничего лучшего, как сделать это при помощи алкоголя. Первый раз выпили еще на льду. Поспешили на остановку: понимали, что медлить нельзя. А дальше... Что произошло дальше, никто точно не знает. По-видимому, на остановке они вновь стали мерзнуть (и не удивительно – в мокрой-то одежде!) и вновь решили «согреться». А дальше – опасное чувство тепла, расслабленность, сонливость... Заснули – и не проснулись. Повторю еще раз: особой склонности к употреблению «зеленого змия» ни у кого из погибших не было! Да и выпили они, судя по найденной рядом «таре», далеко не смертельную дозу. В тех условиях она оказалась роковой. Необходимо сказать, что особо сильных мороза и ветра тогда не было – в такую погоду на рыбалку не ходят!

Второй случай произошел в Канадской Арктике: здесь человека застала пурга. Этим человеком был знаменитый полярный исследователь Вильялмур Стефансон. Но от того, что он был знаменит, ситуация не стала менее опасной. Дело в том, что, несмотря на свой опыт, Стефансон, извините, «вляпался по полной»: он был один, у него не было спального мешка, палатки, топлива и запасной одежды. А пурга в Арктике – это то, что может продолжаться сутками. Стефансон это прекрасно знал. Как и то, что нескольких суток он не выдержит и рано или поздно уснет. И тогда – конец изнеженному горожанину и знаменитому полярнику! Что делать? Стефансон принял решение, которое выглядело почти безумным, но в той ситуации оно оказалось единственно верным. Спать! Но не тогда, когда этого неодолимо захочется и когда его сон станет последним, а еще в самом начале «пургования». (Слово «пурговать» – не из современного жаргона.

Так на Крайнем Севере называют ситуацию, когда кто-то пережидает пургу и старается выжить.) Такое решение было принято не случайно. Во-первых, таким способом Стефансон рассчитывал экономить энергозатраты. Это было очень важно: ведь на холоде энергетические запасы организма (то, что называют калориями) «сгорают» очень быстро. Кроме того, если после длительного бодрствования сильно уставший человек засыпает, то сон его бывает настолько глубоким, что он обычно уже не чувствует, когда начинает замерзать. Поэтому Стефансон и решил спать с самого начала: чтобы экономить те самые калории и быть выспавшимся. И даже во сне чувствовать холод! Его расчет оправдался. Стефансон сел на землю и усилием воли впал в дремоту. Через некоторое время от холода проснулся, разогрелся физическими упражнениями, некоторое время шёл. После этого вновь сел на землю и приказал себе спать. И все это продолжалось несколько суток. Но Вильялмур Стефансон остался жив – и даже не получил сколь-нибудь серьёзных обморожений.

Эти две истории я рассказал не случайно. Оба примера показывают, что и в Арктике, и на юге Украины с холодом шутки плохи. И от того, насколько человек обдуманно действует, зависят его здоровье и сама жизнь. Но одно дело Стефансон – на то он и знаменитый полярник! Посмотрим, как из скверных ситуаций вышли два не столь знаменитых уроженца Херсонщины.

Горы и плавни: где было «веселее»?
Один гражданин вздумал прогуляться в Карпатах в конце ноября: «Вышел я на маршрут, прошел 7–8 километров, увидел то, что хотел (а искал он следы зверей. – Прим. авт.) и повернул назад. Остановились мы тогда в вагончике, который стоял посреди безлесного пространства – старой вырубки. Подошел к этой вырубке, уже темнело, но я решил размяться – от рюкзака болела спина (Это было ошибкой! В незнакомой местности и в холодную погоду надо было вначале прийти к жилью. – Прим. авт.) Минут двадцать я занимался, как раз стемнело. Вновь надел рюкзак, пошел. Смотрю, что-то “не то”. Так и есть – к вагончику не вышел. А погода портится: идет снег, поднимается и усиливается ветер. Температура хоть и не слишком низкая (что-то около 1–3 градусов ниже нуля), но сыро. А ветер уже почти “ревет” – в общем, скверно! Из-за снега и ветра стал быстро намокать и мерзнуть. Хорошо, что в рюкзаке у меня были ветро- и водонепроницаемые куртка и брюки: я их почти сразу же надел. (Да уж, они ему здорово помогли! – Прим. авт.). Вновь начал искать дорогу – результат тот же.Так продолжалось час-полтора и я понял, что ситуация серьёзная: ночью и посреди открытого места меня застал если не снежный буран, то что-то вроде этого. Оказалось, что из-за особеностей рельефа на этом месте в темное время суток “блудили” почти все, но я этого не знал.

Понимаю, что надо идти в лес и ночевать там, где слабее ветер. Так и сделал. Уже полностью стемнело, и почти ничего не было видно – на небе облака, снега мало и он почти не отсвечивал. Был фонарик, но его старался включать как можно реже – впереди еще была ночь. Наконец увидел упавшую сухую лиственницу (точнее, ее силуэт) и решил: ночевать буду здесь. Был у меня аварийный набор (нож, запасная одежда) – он мне очень пригодился. Нарезал и наломал зеленых веток (с хвоей), положил их на землю и приставил к стволу лиственницы (я об него потом опирался – ночевал сидя). Нарубил сухих веток с той же лиственницы – для костра. Снял ветровые куртку и брюки, быстро одел всю дополнительную одежду и вновь одел ветровки. Обувь вымокла полностью, но у меня были сухие носки, и я их одел. А сверху – полиэтиленовые пакеты. И вновь обулся – другой обуви не было (верно – если ноги сухие, то даже мокрая обувь удерживает тепло. – Прим. авт.). Приготовил к использованию рюкзак – в качестве спального мешка. Попытался разжечь костер: наложил сухих веток, взял тюбик резинового клея из своего набора, выдавил его, положил сухой спирт. Поджёг, но костёр развести не удалось: пока все это горело, чуть-чуть горели и ветки. А после огонь угасал. Хорошо хоть в рюкзаке оказался целый рулон туалетной бумаги – и его пустил в дело: сжег! Более-менее обогрелся, подсушил рукавицы и шапку (это тоже было очень важно: через кисти рук и голову теряется значительное количество тепла. – Прим. авт.). Съел шоколад – для “заправки”. Залез в рюкзак. Его верхний край доставал мне примерно до середины груди. Уселся, оперся спиной на ствол лиственницы, натянул шапку на глаза, стянул тесьмой капюшон ветровки, руки засунул в рюкзак поглубже. Еще раньше в землю воткнул нож – на всякий случай. (Хотя и понимал, что ни один нормальный медведь, волк или рысь по такой погоде бродить не станут! – Прим. авт.). И решил: пока чувствую холод и спать не хочется – спать! Или по меньшей мере пытаться вздремнуть. А вот если спать захочется, тогда дело скверное: надо будет вылезать из рюкзака и двигаться до самого утра. Иначе замёрзну.

В общем, вышло так, как я и рассчитывал. Примерно через каждые 1–1,5 часа вылезал из рюкзака, согревался упражнениями и вновь в него залезал. В общей сложности спал не более полутора часов – больше дремал. Контролировал себя: чувствую ли холод? Не самая лучшая, но и не самая скверная ночь была в моей жизни. И обошлось без последствий: не было ни обморожений, ни простуды. О том, что именно так пережидал непогоду Стефансон, узнал гораздо позднее».

Другой «путешественник» в том же месяце (но в другом году) вы-ехал в на реку на моторной лодке. На крутом повороте не сбавил скорости, лодка обо что-то зацепилась и перевернулась. Я оказался в воде: вместе с мотором (интересно, как он его, спрашивается, закрепил?! – Прим. авт.). Хорошо хоть здесь было неглубоко – и то еле его вытащил и поставил на лодку. Потом мучился с зажиганием, но наконец завел мотор и уехал. Пока доехал домой, сильно замёрз. Спички у меня были, но они намокли. (Потому что он их не загерметизировал. Обычное дело: расчет “на авось”! – Прим. авт.) Если бы немного холоднее было, то погиб бы».

В обоих случаях участникам этих событий помогло умение мобилизоваться в непростой ситуации. По поводу карпатской «эпопеи»: как и в ситуации со Стефансоном, решение спать было оправданным только потому, что и в этом случае человек обладал немалым опытом и спал, заставляя себя спать, а не поддался усталости. В противном случае сон на морозе может окончиться очень скверно.

Несколько советов тем, кому всё-таки не сидится дома :
1. Холод опасен везде – большая часть ЧП с переохлаждением и гибелью людей случается не в Арктике, а в пригородных лесах. Или вообще в черте города – как описанная выше трагедия после рыбалки.

2. Опасен не только мороз. Согласно статистике времен СССР, большая часть случаев гибели от переохлаждения имела место... при положительной температуре! Что вполне объяснимо: именно из-за того, что температура еще плюсовая, люди зачастую теряют бдительность.

3. Ветер и осадки резко усиливают охлаждающий эффект. Ну а алкоголь – это просто «убийца». Ласковый и убаюкивающий.

4. Если в холодное время года вы выходите «на природу», берите с собой аварийный набор. Тем более если едете в незнакомое место – те же Карпаты, например. В аварийный комплект должны входить топорик или нож, одежда (дополнительная шерстяная, ветро- и влагозащитная), сухие носки (2 пары), полиэтиленовые пакеты (в том числе для ног), пара запасных рукавиц и запасная шапка (хотя бы тонкая), высококалорийная пища, лекарства. Желательны миниатюрная газовая горелка с мини-баллоном (исправные!) и средства связи. Только надо следить за тем, чтобы в этом месте эти средства действовали. И, конечно же, обязательны средства для разведения костра. Оптимальный набор такой: спички и зажигалка (они продублируют друг друга), сухой спирт, горючий состав. В качестве последнего лучше взять не керосин и тем более не бензин (быстро прогорают, да и «бабахнуть» могут), а 2–4 тюбика дешевого резинового клея – того, что пожиже. В некоторой степени он подобен напалму – прилипает к субстрату, горит долго и жарко и успевает поджечь то, на чем он находится, – дрова. Если, конечно, все это делать более-менее умело. Возьмите узкие куски плексигласа: они загораются довольно быстро и горят долго. Очень важно защитить «костровой» набор от влаги. Для чего надо поместить его в прочный полиэтиленовый пакет и завязать его.

5. Особая бдительность нужна, если в холод человек выезжает или выходит на какой-нибудь водоём. В этом случае попадание в воду может стать роковым. Поэтому требования к сохранности аварийного набора «для воды» особые. И «костровые» принадлежности желательно герметизировать очень тщательно. Для этого можно либо применить два пакета (один вложить в другой и оба завязать), либо использовать пластиковую бутылку с навинчивающейся пробкой. Удобны некоторые бутылки из-под фруктовых соков – у них более широкая, чем обычно, горловина и туда можно вложить и зажигалку, и клей...

6. Горы также являются тем местом, где легкомыслие особо неуместно. И даже на небольшой высоте температура здесь заметно ниже, чем на равнине, а погода портится быстро, что ясно показывает описанный ранее пример аварийного ночлега в Карпатах. Ну а на высотах более 2,5–3 тысяч метров снегопады и ураганные ветры в июле – это норма. Об этом надо помнить тем, кто решил провести отпуск в подобных местах.

7. Без особой нужды не рискуйте, не торопитесь и всегда избегайте хвастовства и показухи – эти правила действенны при любых жизненных обстоятельствах! На практике это означает следующее: при сильном морозе, ухудшении погоды или самочувствия лучше вовремя остановиться и повернуть назад. Или наоборот – поспешить к теплу и жизни.

Ну а если уж очень хочется «шастать» по разного рода «медвежьим» (или окуневым, карасевым и так далее) углам, то все-таки лучше это делать не в одиночку. И не поленитесь освоить меры первой помощи при переохлаждении – они достаточно подробно описаны во многих справочниках и пособиях.

Евгений Роман
"Гривна-СВ".- 2008-02-22.- стр. 5
 

 

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.