on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Новини регіону

23.03.2017, 11:33

Демократичний розвиток областей України – Херсонщина не пасе задніх...

31.10.2016, 09:39

Відкриття фотовиставки "Європейці в Таврії"

27 жовтня в Херсонській  обласній універсальній науковій бібліотеці ...
19.10.2016, 12:02

На Zабалці 2016 - триб'ют парасолькам!!!

«Святая Екатерина»

Сомнению в том, что первый спущенный со стапелей Херсонского адмиралтейства линейный корабль «Слава Екатерины» был и первым заложенным, послужило его имя. В нем явно звучало желание Потемкина угодить императрице. Да и само словосочетание было «неудобно» понимаемым. Кроме наименования корабля, вызывали подозрение еще два факта. Его строительство затянулось на 4 года и 4 месяца, вместо положенных 2 лет. И еще: заложен 60-пушечный, а у спущенного оказалось 66 орудий. Расположить на линейном корабле дополнительно 6 орудий — это не то, что пассажирам потеснится в троллейбусе. Все это наталкивало на мысль, что был другой корабль, который «умер» в зародыше.

Найти определенный ответ в краеведческой литературе не удалось, а все архивы Херсонского адмиралтейства находятся в Санкт-Петербурге. Лишь долгий поиск в специальных изданиях позволил дать определенный ответ, какой же херсонский линейный корабль открыл эпоху парусного военного судостроения на Черном море.
А дело было так. 15 октября 1778 года в Херсон прибыл Иван Ганнибал, имея при себе копию чертежей 60-пушечного корабля по проекту Л. Ямеса. 26 мая 1779 года по повелению Григория Потемкина был заложен 60-пушечный линейный корабль, получивший имя «Святая Екатерина», который значился под № 7. Подготовка необходимых материалов и сама закладка корабля производилась под наблюдением корабельного мастера Василия Селянинова, направленного из Петербурга в Херсон. При закладке он на 0,3 м увеличил глубину осадки корабля, сделав это без каких-либо объяснений в рапортах Адмиралтейств-коллегий.

Позднее оказалось, что «Святую Екатерину» закладывали по чертежам, предназначенным для заготовки леса. Досадную ошибку срочно рассмотрели на заседании Адмиралтейств-коллегий в Петербурге при участии вице-адмирала Алексея Грейга и Ивана Ганнибала. Коллегия сочла возможным оставить размеры корабля прежними, усилив лишь вооружение — добавлялись две пушки на нижней палубе и четыре на корме. Исправленный самим автором проекта Л. Ямесом чертеж сразу же отправили в Херсон.
По возвращении в город, Ганнибал сменяет прежнего строителя корабля Селянинова на корабельного мастера, полковника Семена Афанасьева, который весной 1780 года приступил к исполнению обязанностей.

Позднее Ганнибал получил чертежи нового 66-пушечного линейного корабля, разработанного корабельным мастером Александром Катасоновым, на общем виде которого стояла краткая резолюция: «Строить посему. Екатерина». Именно по этим чертежам 7 июля 1780 года в Херсонском Адмиралтействе были заложены два безымянных корабля под № 1 и № 2.
Шел четвертый год со дня закладки корабля. Проезжавший через Херсон в марте 1783 года контр-адмирал Том Макензи в рапорте писал о неудовлетворительном состоянии работ по строительству кораблей. Так ли это было, но в апреле 1783 года Ганнибала отозвали в Петербург, а командование флотской и адмиралтейской частями принял вице-адмирал Федот Клокачев. Представленная ему корабельным мастером справка о строящихся кораблях была неутешительной. По его мнению, на «Святой Екатерине» следовало полностью заменить прогнившую обшивку.

Императрица с нетерпением ждала спуска первого корабля. 31 мая 1783 года Потемкин прибыл в Херсон. Произведя осмотр состояния строящихся кораблей, он распорядился срочно форсировать постройку корабля № 2, бросив туда на ежедневную работу до 600 рабочих. В тот же день князь объявил, что назвал этот корабль «Святая Екатерина». Но, по законам того времени, повторно имя можно было давать кораблю только после его «смерти». Поэтому через несколько дней, уважая флотские традиции и не решаясь обойти имя императрицы, князь повелел именовать этот корабль «Слава Екатерины», которое по всем канонам именования военных судов не вписывалось. Но такова была воля Светлейшего.

Темпы строительства корабля были поистине сумасшедшими, причем во все возрастающем темпе. Согласно справке Афанасьева, корабль могли спустить на воду в первых числах сентября. Эти сроки корабельный мастер обосновывал тем, что до наступления морозов корабль необходимо переправить в лиман к Глубокой пристани для дальнейшей его достройки. Сотни пар волов еще до спуска корабля по дороге Станиславского направления везли составные части мачт, орудия, такелаж, парусное вооружение и прочие дельные вещи. Даже вспыхнувшая в Херсоне эпидемия чумы не могла остановить неистовое желание Потемкина спустить вовремя первый корабль Херсонской верфи. Ценой многих человеческих жизней и денежных средств он это сделал.

16 сентября 1783 года контр-адмирал Клокачев доложил: «...Построенный здесь 66-пушечный корабль, именуемый «Слава Екатерины», сего сентября 16 числа в присутствии принца Вюртемберг-Штутгартского и прочего здешнего общества спущен на воду благополучно...»
Но что же стало с тем кораблем, которому было уготовано не стать первым «херсонцем» на Черном море?
Судьба 60-пушечного корабля «Святая Екатерина» сложилась драматично. С него сняли обшивку и оставили в таком виде, подобно обглоданной селедке, на стапеле. Летом 1784 года вице-адмирал Я.ф. Сухотин получил устное, а в декабре письменное распоряжение Потемкина о переделке корабля в 50-пушечный фрегат. Но освидетельствование корпуса корабельными мастерами показало, что пять с лишним лет нахождения под открытым небом не прошли бесследно.

Пришедший в негодность набор следовало целиком перебрать, заменив большую часть деталей. Да и сам стапель подлежал ремонту. Для выполнения этих работ требовалось время, а главное — значительное количество рабочих рук, которых и так не хватало. В этой ситуации командир Херсонского адмиралтейства Сухотин принял единственное правильное решение: разобрать набор корабля и использовать годные детали на постройку нового фрегата. Получив на это разрешение Потемкина, в январе 1785 года начали демонтаж «Святой Екатерины», а уже 10 марта корабль разобрали полностью.
Такова драматичная судьба линейного корабля «Святая Екатерина» — первенца херсонских корабелов, корпус которого так и не закачался на волнах Днепра.
Не «сладко» сложилась жизнь и у «Славы Екатерины».
Верфь XVIII века С гравюры XVIII в.

Александр Скороход
Журнал «Новый фаворит».- №2.- 01.07.2003

 

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.