on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Новини регіону

23.03.2017, 11:33

Демократичний розвиток областей України – Херсонщина не пасе задніх...

31.10.2016, 09:39

Відкриття фотовиставки "Європейці в Таврії"

27 жовтня в Херсонській  обласній універсальній науковій бібліотеці ...
19.10.2016, 12:02

На Zабалці 2016 - триб'ют парасолькам!!!

> Теми > Музика > З музичної історії Херсону > В гостях у "Граней" Олег Колдаковский

В гостях у "Граней" Олег Колдаковский

15.01.2004

В гостях у "Граней" Олег КОЛДАКОВСКИЙ - херсонский музыкант, скрипач, пианист, вокалист. Он работает в престижном ресторане, где мастерски исполняет «все, кроме шансона», а в свободное время для души играет на рояле с бигбендом и поет блюзы голосом Джо Коккера. Этот стильный вальяжный маэстро в свое время, как музыкант, прошел все стадии становления — от армейского ансамбля песни и пляски, сельских свадеб до контракта с самым дорогим отелем Кипра и работой в Англии. Впрочем, обо всем по порядку...

— Олег, Вы, как известно, коренной одессит, что же привело Вас в Херсон?
— Да, я родился в Одессе. Там окончил школу, а в Херсон приехал поступать в музыкальное училище. Херсонское музыкальное училище в ту пору гремело на весь Союз. Состав преподавателей был настолько высок, что, пожалуй, любой из них мог с успехом преподавать в лучших музыкальных колледжах мира за большие деньги. Просто тогда они этого не знали. Выпускники училища занимали первые места на различных региональных конкурсах, а студентов окружала дивная атмосфера соперничества. Амбиции подстегивали, заставляли работать, играть и быть лучшим.

— Поразительная разница между Вашими словами и тем, что происходит сейчас...
— Разница действительно огромная. Дело в том, что в 80-х годах основной костяк нашей интеллигенции уехал за рубеж. Как говорил мой приятель, можно было взять телефонную книгу и просто
ее выбросить за ненадобностью.... Времена поменялись. В училище нынче — хронический недобор, в музыканты принимают практически всех желающих. И студентам - не до учебы. Они ночами подрабатывают в кафе -официантами, посудомойками, да кем угодно, а днем отсыпаются. В итоге во всем училище остались 1-2 человека, которые могут замахнуться на консерваторию, которых приятно слушать.

— А Вам приходилось подрабатывать в молодости?
— В свое время, чтобы содержать семью, мне приходилось работать на пяти работах сразу — преподавать в музыкальной школе, руководить сельским ансамблем, работать в оркестре, играть в ресторане, на свадьбах и еще заочно учиться в консерватории.
Для того, чтобы попасть на работу в ресторан, в советское время необходимо было состоять в специальной организации. Она называлась ХОМА — Херсонское объединение музыкальных ансамблей. Раз в год среди этих музыкантов проводился конкурс - прослушивание, на котором все коллективы играли перед комиссией программу, обязательно с патриотической песней - про партию или про Ленина. Им присуждались места. От этого прослушивания и зависело то, в какой ресторан попадешь. Первое место давало право на самый лучший, по количеству чаевых. (Таким местечком в городе считался ресторан в порту, где отдыхали моряки, а вскоре - гостиница «Интурист»).

Вместе с тем, рейтинг музыканта зависел не столько от того, как и что исполняешь, сколько, на чем. Хорошей аппаратуры было не достать, инструменты покупали за большие деньги. Когда мне удалось приобрести шикарный по тем временам синтезатор «Ямаха» за пять с половиной тысяч рублей ( что по стоимости равнялось цене автомобиля), моя жена просто плакала. Мы влезли в большие долги, но зато я мог выбирать себе любой ресторан. Так как подобная аппаратура была в городе только у троих. И выбор остановился на ресторане «Белая Акация», место было не столько денежное, сколько безопасное.

— В каком смысле?
— Вскоре начался полный беспредел - бандитский разгул. Милиция в рестораны вообще носа не совала, даже свой "бобик" парковала не менее, чем за сотню метров. Бандитские группировки чувствовали себя полными хозяевами в ресторанах, заходили и делали все, что хотели — избивали посетителей, не желали платить, в том числе и музыкантам. Могли стаканом швырнуть, спровоцировать драку. Одним словом, последний месяц я уходил с работы тайком, через черный ход, а то и просто через окно. Работать стало невозможно. Поэтому я отложил инструменты и, как и многие в то время, стал челноком.

— И что же вернуло Вас к музыке?
— Счастливый случай. В 1992 году херсонский судозавод заключил интересный контракт. Его смысл сводился к тому, чтобы один из наших теплоходов, «Маршал Рабалко», превратить в плавучую гостиницу вблизи Кипра. На судно стали подыскивать музыкантов и выбор пал в том числе и на меня, потому что я пел несколько песен на английском языке. Мы отработали в водах Средиземного моря два месяца, но потом стороны что-то не поделили между собой, и контракт накрылся. Дабы избежать скандала, теплоход встал на рейд, а вскоре приготовился отчаливать домой. В этот момент мы поняли, что обещанных денег за работу нам никто не заплатит. Команда взбунтовались, А мы, музыканты, сговорились с барменом-греком, чтобы он втихую переправил на сушу наши инструменты, и сами, украв шесть спасательных жилетов, в четыре часа утра смело прыгнули за борт и 40 минут плыли до берега. Надеялись самостоятельно найти работу на Кипре. Но оказалось, что все не так-то просто. Пришлось и работать на плантациях, и мыть машины... Хорошо, что мир не без добрых людей. Нас пожалел один грек. Он впустил пожить в недостроенный домик на берегу и часто водил к своим друзьям в гости, где мы играли исключительно за еду.

Вскоре нас, как нелегальных эмигрантов, судили и хотели немедленно депортировать, но высылать людей с таким количеством багажа, то есть инструментов самолетом было слишком накладно для страны. Поэтому нас приговорили ожидать теплоход, который заходил всего раз в месяц. К тому времени вся романтика полностью исчезла, впереди маячила тюрьма, нужно было убираться восвояси. Мы хотели вернуться в Херсон любыми путями, отдавали последние деньги, но ... нас не взяли. И тут случилось чудо. Открылся новый пятизвездочный отель стоимостью в сто миллионов долларов и, благодаря рекомендации одного из греков, нас пригласили на прослушивание и заключили с нами сказочный контракт на три года.

— И как впечатления?
— Впечатления остались самые прекрасные. Важно, что именно там я познакомился со многими первоклассными музыкантами. На Кипре довелось пообщаться с Робертом Плантом, солистом легендарной группы «Лед Зеппелин», играть вместе с Кобзоном, Игорем Сарухановым. Мы обслуживали шикарные банкеты. Например, для клуба
«Манчестер Юнайтет», для дистибьюторов компании «Ролле Ройс» или для самого богатого человека в мире — султана Брунея, который оставил отелю 100 тысяч долларов чаевых. А благодаря одному англичанину, которому подарил кассету со своими записями, меня пригласили в Англию. Я поехал туда в отпуск и работал в ресторане. Интересно, что каждый вечер конферансье объявлял меня по-разному, присваивая калоритные советские фамилии: то Владимир Сталин, то Андрей Горбачев, то Михаил Хрущев.

— Олег, почему же Вы не остались за рубежом, а вернулись в Херсон?
— Закончился мой контракт с отелем. Продлить его не удалось, потому что иммиграционные власти боялись, что мы получим вид на жительство. Правда, мне посчастливилось добиться контракта в Англии, но не судилось достать внизу для выезда всей семьи. Меня посчитали потенциальным иммигрантом, и путь за границу оказался отрезанным. Но я не жалею, вернувшись с определенной суммой денег, я купил квартиру, машину и смог обеспечить хорошее образование для сына - он учится на архитектора в одном из киевских вузов. А за границей высшее образование стоит очень больших денег.

— После возвращении снова был ресторан?
— Нет, открылось казино «Коррида». Интересно, что, проработав в казино, я ни разу не только не сыграл, но даже не поинтересовался правилами игры. Именно это казино реанимировало живую ресторанную музыку в городе. И вот сейчас практически любое приличное заведение не обходится без музыкантов.

— Я знаю, что Вы любите джаз и даже устраиваете джазовые вечера в одном из ресторанов, где работаете...,
— Да, это случается примерно раз в полтора месяца и всегда импровизированно. Как правило, под визит одного из моих друзей-музыкантов, которые работают в других городах, и приезжают в гости.
— А кто Ваши друзья?

— Многие выпускники Херсонского музучилища сейчас достойно работают и в Москве, и в Киеве со звездами шоу-бизнеса. Например, тромбонист Михаил Топунов играет у Леонида Агутина, клавишник Сергей Гордеевский одно время выступал с группой «Веселые ребята», делал для них аранжировки, а после его звала к себе в группу Жанна Агузарова, а еще один известный херсонский музыкант - Виктор Басюк стал основателем знаменитого криворожского детского бигбэнда, который прославился на всю страну. Особенно после того, как его подопечные сыграли на встрече Леонида Кучмы и Билла Клинтона. Говорят, американский президент просто «выпал в осадок». Вскоре Виктора пригласили в Киев, президент пожаловал ему квартиру, звание заслуженного деятеля искусств и предложил стать руководителем президентского бигбэнда. Согласитесь, очень приятно провести вечер в такой компании и поиграть любимую музыку.

Записала Ирина Павлова
"Грани" от 15.01.2004 г.

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.