on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.07.2019, 09:54

Июль-2019

Розпал літа – квітнуть квіти. Липень в гості завітав. Бавився і загубився між м′яких шовкових трав. Яблука червонобокі, груші медом налились. І маленькі пташенята у повітря вже знялись. Різнобарв′я… Різнотрав′я душу й серце веселить. І завмер малий метелик поміж квітами на мить. Лідія Кир′яненко  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Новости региона

08.07.2019, 10:15

Ніч на Івана Купала

02.07.2019, 10:29

«Твоя країна fest» побував у Скадовську

02.07.2019, 10:21

Фестиваль «Козацький шлях 2019» завітає на Херсонщину

> Темы > Визуальное искусство > Футуризм на Херсонщине > «Ужасно не люблю... больших книг...»

«Ужасно не люблю... больших книг...»

01.05.2006

В апреле 1910 года вышла в свет небольшая по формату «диковинная» книга, вызвавшая настоящий скандал среди читающей публики. Эпатирующими были и внешний вид издания и его содержание. Название для книги - «Садок Судей» - придумал Велимир Хлебников. Давид Бурлюк вспоминал, что первая книга русских футуристов была оттиснута на обоях, как символ: «Всю жизнь нашу пройдем огнем и течем литературы, под обоями у вас клопы да тараканы водились, пусть живут теперь на них молодые, юные, бодрые стихи наши». Авторы «Садка Судей» считали, что этой книгой кладут «гранитный камень в основание новой эпохи литературы...»

Каменский писал об этом событии: «Вообще литературная жизнь того времени напоминала нудную польку из андреевской «Жизни человека»... О, тем приятнее нам было швырнуть свою бомбу, начиненную динамитом первого литературного выступления...» Издание это выходных данных не имело, слово «футуризм» в нем еще не упоминалось, но это была первая книга русских футуристов. И именно с выходом в свет «Садка Судей I» образовалось ядро будущей группы «Гилея», называющих себя «гилейцами», «будетлянами», «футуристами», «кубофутуристами». Их движение основывалось на «стихийной неизбежности крушения старья» и стремлении предвосхитить и осознать через искусство грядущий «мировой переворот» и рождение «нового человека».

А в начале 1913 года участники группы опубликовали свой манифест в сборнике «Пощечина общественному вкусу». Но и здесь слово «футуризм» еще не значилось. Для издательской деятельности «гилейцев» нужны были средства, сторонников у нового течения было не так много. Единственный выход — издание собственных книг самостоятельно или с помощью меценатов. Поэтому тираж футуристических книжек был невелик (300-500 экземпляров), а чтобы издания стоили максимально дешево, их старались издавать в провинции. Несколько своих книг «гилейцы» издали на Херсонщине в типографиях Херсона и Каховки.

На земле древней Гилей - так Геродот называл часть Скифии за устьем Днепра, - в Чернянке Таврической губернии работал управляющим имения Мордвинова отец братьев Бурлюков Давид Федорович. Здесь, в Черпянке, в начале 10-х годов XX века проводили свои каникулы «отец русского футуризма» Давид, художник Владимир и поэт Николай Бурлюки. По приглашению Давида в хлебосольном родительском доме гостили участники футуристической группы «Гилея»: Велимир Хлебников, Владимир Маяковский, Алексей Крученых, Бенедикт Лившиц и другие.

Впервые в Чернянке Хлебников побывал в 1910 году, а в 1912-ом, приехав туда с Давидом Бурлюком, занимался изданием своей первой книги «Учитель и ученик». Книга была издана в конце апреля - начале мая в Херсоне в паровой типографии преемников О.Д.Ходушиной. Давид Бурлюк вспоминал: «Уже в 1Э12 году Витя Хлебников стал увлекаться бесконечными вычислениями, и я дал ему деньги на издание малой брошюры, в которой он предсказывал гибель Российской империи в 1917году, через 5 лет долженствующей, согласно его вычислениям, последовать».

Первая книга Хлебникова состояла из 14 страниц и художественного оформления не имела, только на лицевой стороне обложки, вверху, издатели поместили рисунок Владимира Бурлюка, изображающего скифского воина в момент поражения своего соперника. Этот рисунок впоследствии часто будет встречаться в изданиях футуристов.
Скифской тематике, популярной среди «гилейцев», посвящены поэтические произведения Велимира Хлебникова, Бенедикта Лившица, Давида Бурлюка, художественные работы Владимира Бурлюка и других. Увлекаясь историей Херсонщины и принимая участие в археологических раскопках, братья Бурлюки знали, что в древности на этих землях жили кочевые племена скифов и сарматов, о чем свидетельствовали и курганы, расположенные недалеко от Чернянки.

В Херсоне была издана первая авторская редакция книги «Учитель и ученик», а вторая в скором времени вышла в Петербурге. Реакцию на свою первую книгу Хлебников предвидел, когда 23 апреля 1912 года писал сестре: «Когда книжка будет отпечатана, я пришлю ее. Пусть она вызовет взрыв негодования или же равнодушия. Это судьба всех книг».
Через год, в августе 1913 года, в Каховке, в маленькой провинциальной типографии Кана и Бергарта увидел свет первый херсонский коллективный сборник «гилейцев» «Дохлая луна», на котором впервые значилось: сборник единственных футуристов мира!!! поэтов «Гилея». В сборнике печатались произведения Давида и Николая Бурлюков, Алексея Крученых, Бенедикта Лившица, Владимира Маяковского и Велимира Хлебникова.

Авторами художественного оформления были Владимир и Давид Бурдюки. Рисунки и офорты к сборнику печатались черно-белыми, а затем раскрашивались вручную, что ограничивало тираж издания и сделало впоследствии эти книги библиографической редкостью. Стоимость издания херсонского сборника «Дохлая Луна» составила 60 рублей.
Второй, самый малохудожественный херсонский сборник «гилейцев» «Затычка», был издан в том же 1913 году в Херсоне в электротипографии С.В. Поряденко. Этот сатирический сборник состоял из 14 страниц. Авторы книги - братья Бурдюки и Велимир Хлебников.

В декабре 1913 года в Херсоне (и в 1914 году в Москве) в уже упоминавшейся типографии С.В.Поряденко был напечатан третий херсонский сборник «Молоко Кобылиц». Книга имела подзаголовок: рисунки, стихи, проза. Как видим, рисункам придавалось большое значение, так как они в подзаголовке обозначены первыми.

Сборники «гилейцев», как и все их творчество, призваны были эпатировать публику не только своими названиями, но и содержанием. Цели своей, несомненно, они достигали сразу. Так, местная газета «Херсонские губернские ведомости» так откликнулась на появление «Дохлой Луны»: «Почему не «Кровь блохи» или «Кожа жеребца?...» Вспомним реакцию херсонской прессы на выставку «Венок», экспонируемую «гилейцами» в Херсоне в 1909 году в здании Народного дома: «Вoимя святого искусства хочется крикнуть г.г. Бурлюкам: «Довольно бурлючитъ, долой из Херсона!»

Высоко оценивая Хлебникова как поэта, зная, что у него нет архива и что судьбу его рукописей предугадать невозможно, так как они автором не всегда сохранялись, Давид Бурлгок решил сам издавать Хлебникова. Кроме уже упомянутой книги «Учитель и ученик» он издал сначала в Херсоне, а затем в Москве «Творения» Велимира Хлебникова. Книга вышла в Херсоне в начале 1914 года в электротипографии Ф. Наровлянского и Ш. Фаермана «Экономия» тиражом 480 экземпляров. Статьи о творчестве Хлебникова написали Давид Бурлюк и В. Каменский. Открывал книгу портрет Хлебникова работы Владимира Бурлюка, который вместе с братом Давидом оформил издание.

По приглашению Давида Бурлюка Бенедикт Лившиц в 1911 году был гостем в Чернянке, куда поехал главным образом для того, чтобы поработать с архивом Хлебникова. В Чернянке Лившиц пишет стихотворения, два из них вошли в «Дохлую Луну», часть он включил в свой второй поэтический сборник «Волчье Солнце». Название восходит к образу «солнца волков», то есть «луны». Эту книгу Лившиц посвятил Вере Вертер, своей будущей жене. Сборник был издан Бурлюком в издательстве футуристов «Гилея» в феврале 1914 года в Херсоне тиражом 480 экземпляров и отпечатан в электротипографии «Экономия» Наровлянского и Фаермана. В марте того же года сборник был издан и в Москве в типографии «Мысль» тиражом 400 экземпляров. Над ним работали художницы Александра Экстер и М. Васильева. Принимал участие в художественном оформлении книги и Давид Бурлюк.

Алексей Крученых, как и Давид Бурлюк, обладая незаурядным организаторским даром, был инициатором и вдохновителем яркой и бурной деятельности футуристов на поприще литографированных изданий. Такие книги были смелым полиграфическим экспериментом, упразднявшим главное звено в процессе печатания книги - типографский набор. Первые литографированные книжки футуристов - это «Старинная любовь», «Мирсконца», «Игра в аду». Над такими изданиями вместе с поэтами в тесном содружестве работали художники Наталья Гончарова, Михаил Ларионов, Н.Кульбин, Казимир Малевич и другие.

Своим полукустарным видом, иллюстрациями эти книги отличались от всех изданий того времени и ставили в тупик не только обывателей, но и эстетов, увидевших в них только издевку над здравым смыслом.
Наш земляк Алексей Крученых принимал участие в херсонских сборниках футуристов, а в 1913 году организовал собственное издательство «ЕУЫ», выпускающее литографированные книжки. Издание этих книг принесло Крученых скандальную известность и прозвище «буки русской литературы». Собственных средств для издательской деятельности не хватало, и тут на помощь пришли автор Г.Л. Кузьмин и музыкант С.Д. Долинский, взявшие на себя обязанности издателей сборников.

С их помощью была издана большая часть литографированных книжек. Такие издания печатались маленькими тиражами (300-480 экземпляров) в небольших литографских заведениях Москвы и Петербурга.
Книги футуристов издавались быстро, в веселой атмосфере коллективного творчества. Это был уникальный эксперимент в книгоиздательстве. Свои литографированные книжки «гилейцы» называли «самописьма» (по выражению Хлебникова). Художники рисовали не только иллюстрации, но и шрифты. Издания были похожи на древние летописи.

Футуристическая «антикнига» разрушала эстетические шаблоны и стереотипы восприятия дешевой бумагой, картонными обложками, небрежной брошюровкой.
Маленький тираж футуристических книг, издаваемый «гилейцами», «ручная работа» по их оформлению, возросший, особенно в последние десятилетия, интерес к футуристической книге за рубежом сделали эти издания большой редкостью сегодня. Не многие коллекции и собрания включают в себя издания футуристов.

Но опыт издания футуристической книги не был забыт и использовался в 20-е годы XX века, актуален он и в наше время.
Ирина Калиниченко
Журнал «Новый фаворит» май 2006

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.