on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новости региона

15.08.2019, 14:05

В Україні запустився безкоштовний онлайн-курс для митців

14.08.2019, 10:32

У Херсоні відбудеться Флешмоб жіночності-2019

14.08.2019, 10:21

Херсонців запрошують відсвяткувати День Незалежності

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Ужасы "благополучного" Херсона. Заключение

Ужасы "благополучного" Херсона. Заключение

Пожалуй, не стоит сравнивать степень тяжести проблем разных этапов в истории Херсона, и тем не менее, безусловно, одним из наиболее страшных таких периодов остаются голодные 20-е годы прошлого столетия

Окончание темы. Начало – в «СВ» № 24, 25, 26.

Помощь Международных организаций
Послевоенная разруха и голод 1922 года практически парализовали жизнь в городе. Тем не менее Херсон жил и даже пытался выкарабкаться из пропасти. В марте существенную поддержку голодающим херсонцам оказала партия продовольственных пайков от международной организации по оказанию помощи АРА (Американская администрация помощи). Чуть позже АРА открыла свои пункты помощи в самом городе и крупных населенных пунктах Херсонского уезда. В то же время предпринимались попытки централизованно вывезти часть голодающих пролетариев из Херсона в более благополучные районы Украины. Впрочем, таких счастливчиков было немного: «Упомголод получил наряд на четыре вагона для отправки голодающих пищевиков и их семейств. Два вагона – в Каменец-Подольский, один – в Житомир, один – в Чернигов».

В апреле в город стала по­ступать гуманитарная помощь от Международного Красного Креста и Международной организации помощи Фритьофа Нансена. Чуть позже к этим организациям добавился Международный союз помощи детям, Английское общество спасения детей и другие. Во всех районах города были открыты столовые для голодающих. Однако лишь к концу июня 1922 года удалось несколько стабилизировать обстановку и в зна­чительной мере сократить количе­ство голодных смертей среди городского населения. Вместе с тем государственная помощь голодающим стала поступать в Херсон лишь в начале осени 1922 года. Окончательно справиться с голодом удалось лишь к весне 1923 года.

Коммунальная разруха
Херсонское коммунальное хозяйство, находившееся на грани полного уничтожения, для восстановления требовало огромных средств и рабочих рук. Так, скажем, городской водопровод, основанный, профинансированный и сооруженный ростовским купцом Пастуховым в 1887 году, практически ежегодно до революции увеличивавший число абонентов и протяженность своих линий, к этому времени уже давно не работал. Сети его за длительный период бездействия полностью вышли из строя, оборудование было разграблено или просто варварски разбито. Пожалуй, мало кто в начале 1920-х уже верил, что что-то может измениться и водопровод в городе таки начнет работать. В Херсоне даже весьма ехидную песенку сложили, эдакий народный реквием по останкам предприятия, на мотив самодержавного гимна «Гром победы, раздавайся»:
«Гром от бочек, раздавайся –
Водовоз воду везет,
Не починишь, не старайся,
Горкомхоз, водопровод…».

Тем не менее именно в голод­ном 1922 году ввиду критического состоя­ния херсонского коммунального хозяйства губисполком признал первоочередной задачей изыскание средств на его восстановление. Вскоре усилия, связанные с возрождением городских структур, стали приносить ощутимые плоды.

Первые плоды. Переименования и памятники
Первое неординарное для го­лодного Херсона событие произо­шло 31 марта, когда в город прибыл пожарный автомобиль, которым укомплектовали Херсонское пожарное депо. Это был единственный на то время пожарный автомобиль в городе. Весной понемногу реанимировали работу старых предприятий и даже восстановили часть городского водопровода. Однако до восстановления водопроводных линий в полном дореволюционном объеме было еще далеко. Вследствие нехватки водопроводной воды горкомхоз устроил длинные мостки на Военном, Острове, Забалке, с которых население могло черпать воду из Днепра и Кошевой для питья и иных нужд.

С ограничением по времени начала работать городская элект­ростанция. Причем уже в январе 1923 года в Херсоне приступили к работам по установке уличного электроосвещения. Весной 1922 года в Херсоне по­явились трудовые артели, объединявшие мелких кустарей-одиночек. Работали, хотя и не в полную силу, 10-я табачная фабрика имени Октябрьской революции, национализированные мельницы. Возродились промышленные предприятия: бывший завод Гуревича (впослед­ствии, с осени 1922 года, – завод сельскохозяйственных машин имени Петров­ского), чугунолитейный Вадона (завод имени Старостина) и Вадоновская верфь, ставшая в 1922 году мастерскими имени 3-го Коминтерна. А также – кожзавод, бывший Гасса, получивший имя Иосифа Сталина, который к этому времени (с 3 апреля 1922 года) был уже избран генеральным секретарем  ЦК РКП(б). 

В 1922 году, к пятой годовщине революции, в Херсоне массовые переименования коснулись не только улиц и предприятий. Так, находившиеся на плаву пароходы Нижнего Днепра в одночасье получили новые названия. «Скорый» стал «Лениным», «Сестра» – «Профинтерном», «Гетман» – «Карлом Либкнехтом». «Воеводу» переименовали в «Труд», «Телеграф» стал «Зиновьевым», а «Анжело», носивший имя крупного предпринимателя Скарлато, стал «Раковским». И даже пароход «Украинец» стал «Свердловым», ведь до начала кампании «советской украинизации республики» оставалось еще долгих пять лет. На бульваре к пятой годовщине революции, посреди переименованной уже в улицу Карла Маркса бывшей Потемкинской, на пьеде­стале, прежде занимаемом бронзовым памятником князю Потемкину, был установлен первый советский памятник в Херсоне. Им стал изготовленный по заказу секции изобразительных искусств при Наробразе скульптором Михайловичем бетонный бюст Карла Маркса.

Город возрождается
В конце весны 1922 года в городе начали ремонтировать пришедший в упадок жилой фонд и восстанавливать пустующие, заброшенные дома, лишившиеся деревянных своих частей, растащенных на дрова в период зимних холодов. Впрочем, еще долго в местной хронике встречались сообщения сродни этому: «Чернорабочий Ланько похитил сорванную дверь в здании 2-й мужской гимназии, расположенной на площади Свободы, но был задержан… Ланько Андрея заключить в дом общественных принудительных работ сроком на 5 лет». Приступили к работам по восстановлению парков и бульваров, к очистке улиц от бурьяна и мусора. Занялись восстановлением мостовых, перемощением тротуаров. Речные купальни, длительное время не имевшие хозяина, стали структурой горкоммунхоза и были восстановлены, отремонтированы и начали работать по весьма скромной таксе в 50 тысяч рублей.

Произошли изменения и на бывшей Суворовской улице, получившей после установления в городе советской власти новое название – улица 1 Мая. К этому времени уже отошли в прошлое вычурные вывески с «ятями» на фасадах домов, над многочисленными некогда богатыми магазинами именитых херсонских торговцев Дымченко, Золотарева, Заранкина, Меттера и так далее. Их место заняли советские вывески – продукт своего времени: «Магазин рабкоопа № 2», «Губисполком», «Молочарсоюз», артель «Красный инвалид», «Курсы соцвоса», «Волревком», детский дом «Солнышко» имени 62-х пехотных командирских курсов и несокращаемое – «Херсонский уисполком».

Борьба с детской беспризорностью
Еще одной не менее важной, чем голод, проб­лемой, оказалась детская беспризорность, которую пытались побороть с помощью открытия в городе ряда приютов и детских домов. А так как средств для этого не хватало, вопрос решали крутыми советскими методами. Так, скажем, в начале 1920-х был упразднен Благовещенский женский монастырь в пригороде Херсона. Хозяйство монастыря, оказывавшего посильную помощь голодающим, и культовые ценности были национализированы. Содержавшиеся на средства монастыря школа и детский приют отошли в ведение Унаробраза. Сам же монастырь стал именоваться культсовхозом «Пролетарская жизнь», монахини – культсовхозницами. Какое-то время их не трогали, заставив заключить с советской властью контракт на аренду бывшего своего имущества и инвентаря.

Однако уже в марте голодного 1922 года, задолго до окончания пятилетнего срока аренды, на территорию бывшего монастыря прибыли около 300 вооруженных красноармейцев во главе с председателем Херсонского уисполкома Радченко. Культсовхозницам зачитали решение уисполкома с требованием немедленно оставить занимаемые помещения и территории бывшего монастыря. Возражения лишаемых крова и средств к существованию женщин были восприняты как неподчинение распоряжениям советской власти. В ход пошли винтовочные приклады и шомпола... Свидетели тех событий рассказывают об издевательствах, моральном и физическом унижении и насилии над женщинами, через которые тем пришлось пройти. Покидая обитель, красноармейцы полностью вывезли все съестные припасы, посевной материал, инвентарь и часть имущества.

Третьего мая 1922 года «Херсонский коммунар» разместил на своих страницах информацию о том, что в бывшем Благмоне начал свою работу детский дом имени Петровского. Спустя некоторое время в газете появилось новое сообщение: «Шеф детского городка т. Петровский прислал на улучшение жизни детей 2 миллиарда рублей и свой портрет, написанный масляными красками». Не задействованную под детский дом территорию бывшего монастыря и находившиеся на ней помещения приспособили под летний дом отдыха для рабочих Херсона.

Как бы там ни было, а борьба с детской беспризорностью в Херсоне не закончилась и через 5 лет. В 1927 году вновь был поднят вопрос «нужен ли Херсону приёмник для беспризорных», так как, по сообщению газеты «Рабочий», «в прошлом году (1926), из-за невнимательного отношения Наробраза к этому вопросу ДЕСЯТКИ беспризорных ребят замерзли на главной улице Херсона»… И всё же, хоть и с превеликими трудностями, жизнь в Херсоне в первой половине 1920-х годов стала входить в колею, правда, не со­всем привычную – советскую, с новыми правилами, законами и новыми, не изведанными еще проблемами.

Александр Захаров
http://www.grivna.ks.ua/archive/subbotnij-vypusk/1485-sv-2016/sv-2016-27/57397-uzhasy-blagopoluchnogo-khersona

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.