on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новости региона

15.08.2019, 14:05

В Україні запустився безкоштовний онлайн-курс для митців

14.08.2019, 10:32

У Херсоні відбудеться Флешмоб жіночності-2019

14.08.2019, 10:21

Херсонців запрошують відсвяткувати День Незалежності

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Век назад на выборах вместо бюллетеней были шары

Век назад на выборах вместо бюллетеней были шары

Зимой 1917 года, перед самой февральской революцией и отречением императора Николая II, в Херсоне шла усиленная подготовка к выборам в городскую думу

Как оно было
Нет, нет, не подумайте, что прежде всё было как сейчас: масса бумажных плакатов на стенах домов с портретами кандидатов, листовки «голосуйте за нашего» в мусоре под ногами, надоедливые лозунги - призывы и хвастливые предвыборные бредни о своих благодеяниях на уличных бордах, с экранов телевизоров и со страниц газет-однодневок... Нет, всего этого сто с лишним лет назад, к счастью, просто не знали. Впрочем, тогда в газетах вместо знакомого нам современного предвыборного бреда можно было гораздо чаще отыскать некое «рациональное зерно» в виде напутствия будущим законодателям: «Неужто же так трудно сообразить, что пока вы не наладите повседневной жизни обывателя, до тех пор, какие бы вы законы не писали, никто их не только исполнять, а читать-то не будет, ибо и проводить-то их в жизнь некому».

Или: «Прошло четыре года, а между тем как резко и определённо изменилось положение дел городского общественного управления. Оплатил ли уходящий состав думы свои обязательства, выданные избирателям? . Ответ может быть только один - нет. Дума ознаменовала всю свою деятельность исключительно интригами, шумными разговорами и скандалами, но делом не занималась». Пожалуй, только по таким газетным публикациям, как эта и предыдущая, озаглавленная «Вопль избирателя», можно было догадаться, что грядут выборы.

Ныне трудно поверить, однако тогда даже в период выборной кампании стены домов и фонарные столбы оставались в своём первозданном виде, а любителей клеить в ненадлежащих местах частные объявления тут  же «щемила» местная полиция. Да и сами дореволюционные выборы в основном повсеместно проходили чинно и достаточно тихо. К слову сказать, настолько тихо, что многие обыватели о них узнавали лишь как о свершившемся факте из местных газет. А происходило сие потому, что, согласно существующему избирательному праву, основным критерием для участия в выборах служил имущественный ценз, то есть к выборам допускались лишь владельцы недвижимости.

Причём недвижимости, оцененной в весьма приличную сумму - в пределах 1,5 тысячи рублей. Так что значительные слои населения (не говоря о совсем уж неимущих, которых было большинство), но даже имевшие своё жильё или небольшой магазинчик, лавку, мастерскую и тому подобное, к участию в выборах не допускались. Также в выборах не участвовали лица, не достигшие 25-летнего возраста, или имеющие долги перед городом, или лишённые вследствие совершённых ими каких-либо преступлений своих прав судом. Женщины и военнослужащие также были лишены избирательного права. Вместе с ними ущемлялись в правах и представители некоторых национальностей.

Выборы в Херсоне
После обнародования ровно 110 лет назад (17 октября 1905 года) царского манифеста о провозглашении политических свобод усовершенствования государственного порядка коснулись и избирательной системы. По мнению многих учёных, избирательная система, установленная Указом от 11 декабря 1905 года, стала наиболее прогрессивной в истории империи вплоть до 1917- го. Хотя критерии участия в выборах оставались по своей сути прежними, была изменена лишь форма проведения самих выборов. Например, херсонская газета «Родной край» сообщала читателям, как проходили выборы в городскую думу в 1909 году: «День прошёл очень оживлённо и за последние 16 лет херсонцы не видали такого наплыва избирателей. Факт знаменательный.

С удовольствием отмечаем, что общественное самосознание начинает проявляться всё сильнее и интенсивнее. В выборах участвовал 161 голос, причём 9 человек имели по 2 голоса. Избирателей явилось 152 человека». Заметьте - 152 человека из 91 тысячи душ, проживавших в Херсоне и подгородных хуторах! Выборы происходили в несколько этапов и начинались с собраний. Выборщики были одновременно и избирателями, и кандидатами в депутаты. Обычно председательствующий на собрании голова зачитывал список с фамилиями, персонально интересуясь у каждого, желает ли он баллотироваться. Имя всякого выборщика, заявившего о желании быть избранным, ставилось на голосование. Вначале это было «записочное» голосование, то есть голосовали записками с именами кандидатов. Отобранные таким образом претенденты, получившие не менее трёх записок со своей фамилией, становились участниками следующего этапа - баллотирования шарами.

Аппарат для тайного голосования
Как странно бы ни звучало сие для нашего уха, баллотировка шарами не означала ничего страшного. На данном этапе избиратели голосовали при помощи имевшихся в их распоряжении деревянных шаров. С 1897 года для этой цели использовали специальный аппарат Астафьева и Тотвена, представлявший собой закрытый ящик с отверстием для руки в средней его части. Ящик был окрашен в два цвета: левая половина с надписью «против» была чёрного цвета, правая «избираю» или «за» - белого. Так что даже не вполне грамотный избиратель мог разобраться. Внутри аппарата имелись два равных, не видимых постороннему наблюдателю отсека. Голосующий просовывал в ящик руку с шаром, а вот в какой отсек он его опускал, снаружи было не видно. То есть даже при отсутствии отдельных кабинок, как ныне, тайна голосования сохранялась вполне. А все избиратели, находившиеся в тот момент в избирательной зале, невольно становились общественными наблюдателями, следя за тем, чтобы всё происходило по правилам.

Впрочем, порой «мухлевали» и здесь. Скажем, некоторые избиратели умудрялись опустить в ящик несколько шаров за себя и за других лиц, уступивших им свои шары. Не голосующие лишь для вида вкладывали в аппарат руку, иногда случалось, подбрасывали в отсеки аппарата яблоки, огурцы и прочие не приличествующие серьёзности момента непотребства. Стоит сказать, что на передней панели баллотировочного аппарата - «чёрной» и «белой» его частях - были установлены механические счётчики, срабатывающие от веса шара при его вложении в определённый отсек. Чтобы избежать случайного подглядывания заинтересованных лиц, на момент голосования счётчики прикрывали. Читателям, желающим воочию увидеть сей чудесный механический аппарат, не требующий для подсчёта голосов дорогостоящих современных электронных наворотов, можно посоветовать посетить Херсонский областной краеведческий музей, ныне отмечающий своё 125-летие. В одном из его залов аппарат Астафьева и Тотвена представлен во всей красе.

Когда все шары были опущены в ящик, приступали к подсчётам голосов проголосовавших и не проголосовавших за определённого кандидата. Данные записывали в специальный бюллетень, затем начинали голосование по следующему кандидату. То есть выборная процедура была делом весьма затяжным и могла продолжаться до недели с утра и до полуночи. Избранным, как и сейчас, считался получивший больше голосов. На выборах в городскую думу Херсона в 1909 году избирательную таблицу возглавил избираемый с 1897 года в гласные городской думы Леонид Попов (125 голосов за и 32 против), затем сын бывшего с 1893 по 1899 годы городского головы, землевладелец Сергей Волохин (115 - за и 43 - против) и меценат, сделавший немало доброго для Херсона и горожан, Пётр Соколов (106 - за и 52 — против).

Городской голова смутного времени
Зимой 1917 года, перед самой февральской революцией (с чего начали мы свой рассказ), в Херсоне шла подготовка к очередным выборам в городскую думу. И хотя давно отмечалась некая нервозность, витавшая в воздухе, вызванная забастовками в столице и других городах, казалось, ничто не могло расшатать незыблемые основы самодержавной власти.

Цикл газетных публикаций в «Родном крае», посвященных острым проблемам коммунальной и культурной жизни Херсона, решение которых возлагалось на новый состав городского самоуправления, завершился 20 февраля призывом здравствовавшего Херсонского головы Николая Блажкова: «Велики и заманчивы перспективы, стоящие перед городским управлением. Труден и тернист путь для осуществления их. Много тяжёлой, кропотливой работы, энергии и настойчивости требуется от будущих городских деятелей и потому от вас, господа избиратели, требуется особое внимание и тщательный подбор лиц, коим вы вверите судьбу нашего родного города, так как от вашего выбора зависит будущее Херсона и ваше благополучие. Если в составе нашего городского управления будут находиться культурные деятели, люди долга, люди знания, люди чести, а не любители думских фейерверков - население нашего города сможет быть спокойно за свою судьбу».

25 февраля состоялись выборы в Херсонскую городскую думу, а уже 27-го вечером телеграф принёс известие о том, что всеобщая забастовка в Петрограде переросла в вооружённое восстание. Может, кто-то из херсонских обывателей и надеялся в будущем на лучшую и спокойную жизнь, однако надеждам сим не удалось состояться. Пришедшее к власти Временное правительство, как ни создавало оно видимости борьбы за «светлое, демократическое» будущее, оказалось не способным противостоять грядущему хаосу и (как следствие) Октябрьской революции с последующими годами бедствий и разрухи. Ну а последним Херсонским городским головой «смутного времени» стал, по уверению «Родного края», «идеально честный человек, видный общественный деятель, пользующийся в Херсоне широкой популярностью и всеобщим уважением» санитарный врач херсонского земства Евгений Иванович Яковенко, получивший 37 шаров «избирательных» и 7 «неизбирательных».

7 мая 1917 года Временное правительство издало новые правила выборов губернских и уездных земских гласных. Они упраздняли сословные и имущественные ограничения. Выборы стали всеобщими, равными и прямыми с тайным голосованием. Летом 1917 года в Херсоне вновь состоялись выборы в городскую думу, теперь  уже по новым правилам и партийным спискам. Евгений Яковенко, единственный из кандидатов украинского блока, одержал победу и стал гласным Херсонской думы. Немного позднее Яковенко занимал пост головы губернской управы.

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №41 (724).- 08.10.2015.- стр.13

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.