on-line с 20.02.06

Арт-блог

24.11.2021, 16:03

Сергій Жадан "Перші дні листопада"

Перші дні листопада. Вона спить у порожній кімнаті, в чужому ліжку. А він думає: чуже місто, чужа кімната — як я її тут залишу? Третя по обіді. Суха осінь. Посиджу, доки вона спить, заговорюючи постійно. Світло таке легке. Вона четвертий день у дорозі. Хай їй хоча би тут буде спокійно. Якщо буде потрібно — поправлятиму ковдру. Якщо буде холодно — причинятиму вікна. Спробую перехитрити її застуду невиліковну. Я сам усе це вигадав, вона ні в чому не винна. Як я її залишу? Незабаром почнеться вечір. Швидко стемніє, повітря остигне. Краще вже охоронятиму її речі. Краще вже грітиму її стигми. Раптом, коли я піду, ріки затоплять кімнату, раптом птахи почнуть битися в стіни, раптом дерева обступлять її й поведуть на страту, раптом сусіди почнуть рвати тіло її на частини, раптом, щойно я вийду, вона забуде про мене, раптом забуде все, що говорила до цього, раптом серце її, золоте й шалене, буде битись тепер для когось чужого. Хай спить. ...

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новости региона

29.11.2021, 12:08

Херсонщина у Національному реєстрі рекордів України

29.11.2021, 11:18

Нa Xepcoнщинi вiдбудeтьcя 18 кiнoфecтивaль дoкумeнтaльнoгo кiнo пpo пpaвa людини

29.11.2021, 10:29

Известная херсонская художница Венера Такаева отмечает юбилей

> Темы > Театр > Из театральной истории Херсона > Витольд Домбровский:изучать историю не просто

Витольд Домбровский:изучать историю не просто

19.07.2007

Этим летом Херсон принимает огромное количество гостей из-за рубежа. И не только международные фестивали, курортный сезон и деловые встречи влекут к нам иностранцев. В начале июля в рамках своего нового проекта «Путь через культуры» Центр молодежных инициатив «Тотем» пригласил к нам в гости массу интересных людей из Польши и Словакии и затеял несколько мероприятий по этому поводу. 6 июля в зале литературного музея можно было увидеть необычный спектакль, точнее - моноспектакль «Тайбеле и ее демон» по рассказу нобелевского лауреата Исаака Башевиса Зингера. Веселая и грустная история о еврейской женщине и ее тайне.

Перед зрителями двое: актер Витольд Домбровский олицетворяет все происходящее, кстати, на польском, ему помогает молодой херсонский музыкант Родион Красновид со своей скрипкой... Даже не верится, что этому спектаклю предшествовали всего две репетиции. Да и языковой барьер не ощущается, тем более, что в паузах один из организаторов этого действа Николай Гоманюк, также известный как Мамон, озвучивал увиденное и услышанное в русском варианте. Результат столь непривычного представления и реакция херсонских зрителей пана Витольда весьма порадовали. Кстати, два слова о нашем собеседнике: Витольд Домбровский приехал из Люблина, представляет Центр «Брама Гродска - театр NN» и неплохо говорит по-русски

Пан Витольд, Вы - профессиональный актёр?
Нет. По специальности я учитель музыки, но работал учителем только 2 года. Мы начинали как театр в 1990 году, но через 3-4 года стали культурным центром. Я сперва работал только как актёр и музыкант, а теперь в центре делаю всё, что только возможно. Я вице-директор: ищу деньги, пишу программы, проекты, вожу людей по нашей экспозиции, веду лекции для молодых людей и для учителей. Изучать историю - это не просто. Самое важное - чтобы люди хотели идти с нами одной дорогой, чтобы они хотели рассказывать своим ученикам о том, что случилось в нашей стране во время войны и как она выглядела перед войной.

Что это такое - «Брама Гродска»?
Мы нашли магическое место в Люблине - городские ворота, которые перед второй мировой войной называли Еврейскими воротами. Они вели к еврейскому пригороду, которого теперь нет в Люблине. В то время в городе жили около 130 тысяч человек, из них более 40 тысяч - евреи, это больше 30 процентов. Теперь в Люблине евреев нет. Немцы уничтожили не только людей, но и улицы, здания, магазины, дома, синагоги... Теперь здесь пустырь. А мы храним память об этом и выходим на улицу с лекциями, показываем жителям Люблина и иностранцам то, что связано с жизнью евреев в Люблине перед второй мировой войной. Мы организуем концерты, фестивали, театральные спектакли, мы издаем книги, учебники для всех, кто хочет познакомиться с историей того периода.

Но самое важное для нас - молодые люди, ученики наших школ, потому что они ничего не знают об истории нашего города. Что видит посетитель в Вашем музее? Наша экспозиция посвящена предвоенному Люблину, польско-еврейскому Люблину, где можно виртуально пройти по улицам, которые уничтожены. Можно идти дом за домом, здание за зданием - только виртуально. Люди приходят послушать голоса людей, которые вспоминают предвоенный Люблин. Здесь можно услышать звуки предвоенного Люблина - лай собак, звоны из костёла, еврейскую речь, пение. Со спектаклями Вы часто выступаете? Часто. Наши друзья или организаторы фестивалей приглашают нас.

У нас четыре таких рассказа, и каждый - с другим инструментом. Эту пьесу я играю с моим другом-кларнетистом. Но в этот раз он не смог приехать со мной. Тогда мы начали работать с Родионом. У нас было всего две репетиции, но этого хватило, потому что он очень талантливый музыкант. Скрипка полноценно заменила кларнет? Да, конечно, прекрасно! Если бы было больше времени, то мы подготовились бы ещё лучше.

А зрителей ищете Вы сами или они Вас находят?
Они нас находят. Такая у нас дорога, артистическая дорога. Мы не хотим играть как репертуарный театр - каждую субботу, воскресенье или понедельник. Важно, чтобы люди хотели нас увидеть. О нас и о наших спектаклях пишут журналисты, публикуют в Интернете. Кто-то читает, звонит, спрашивает: «Можете ли Вы приехать в маленький городок? Я надеюсь, что там будет публика около ста человек, которые, может быть, никогда и не видели профессионального театра». И мы приезжаем. Деньги - не самое важное.

Самое важное - люди и связь с людьми. Потому что люди работают не для идей - люди работают для других людей. И мы едем туда, где хотят нас видеть. Например, месяц назад мы были в центре «Карта», который занимается историей Польши - довоенной, военной и послевоенной. Это прекрасный центр, самый хороший исторический центр в Польше. И мы там играли эту же пьесу, а в зале была экспозиция фотографий евреев, которые жили в маленьком польском городке Коженица. Центр «Карта» нашел экспозицию, которая сохранилась во время войны - около двухсот фотографий, прежде всего, портреты людей. Представляете, как это выглядело - наш спектакль среди портретов! И люди, которые туда пришли, потом хотели разговаривать об этом. Я был рад.

Пришла одна из самых хороших польских актрис - Эва Далковска (она играла во многих фильмах Анджея Вайды, она жена моего друга, который родился в Люблине, потом уехал из Люблина в 60-х годах, но часто приезжает). И она после спектакля сказала: «Витольд, я не знала, что
можно такой спектакль делать! Только один актёр и только один музыкант. Ничего другого и не нужно». Да, этого хватает, потому что я изображаю всё, мне не нужно ничего больше. И в каждом спектакле
Вы поете песни на идиш?

Да. Я учу этот язык, потому что хочу петь еврейские песни. Это прекрасный язык: на 70 процентов он немецкий, на 15 процентов - иврит и ещё 15 процентов - это язык той страны, в которой евреи жили. Например, в Херсоне 15 процентов этого языка, я думаю, это русский и украинский, в Польше 15 процентов - польский. У нас очень много тех же самых слов. Есть такая песня на идиш (Витольд начинает напевать - и легко угадывается «Крутится-вертится шар голубой»). Знаете эту песню? «Где ж эта улица, где ж этот дом, где ж эта девушка, что я влюблён?» И по-польски тоже (поет по-польски). И наши гости спрашивают меня: «Скажите, пожалуйста, какая версия была первой - еврейская или польская?». Это неважно - еврейская, русская или польская. Важно, что это существует во всех наших культурах, потому что они были вместе перед войной. Никто не спрашивал - ты русский или поляк, еврей или немец. Самым важным было: хороший ты человек или нехороший, хочешь ты учиться или не хочешь. Это было важно, и о таком мире я всё время мечтаю.

А сыграть на идиш не мечтаете?
Год назад мы показывали эту пьесу в Билгорах - это город, километрах в ста от Люблина, где живет тысяч 50 людей, там несколько лет со своим дедушкой, который был раввином, жил Исаак Башевис Зингер - автор этой пьесы. И вот 2-3 года назад в Билгорах организовали фестиваль имени Исаака Зингера. А в прошлом году на этот фестиваль приехал человек, который родился в этом городке, во время войны убежал из Польши, а теперь работает директором еврейского театра в Тель-Авиве. После спектакля он пришёл, поблагодарил и сказал: «Витек, это прекрасная пьеса, и я мечтаю услышать ее на идиш!» Сам Зингер писал только на идиш, его переводили сначала на английский, а потом на все другие языки мира. Может быть, когда-нибудь, может быть, не всю пьесу, но хотя бы часть - я сыграю на идиш.

А для иностранцев вы спектакли играете?
А я уже играл в Дрогобыче. Но Дрогобыч - специфический город, там все говорят по-польски, и не надо переводить на украинский или русский. Лет 12 назад мы играли в Киеве на фестивале «Березиль» и не переводили на русский. Но когда мы играем для иностранцев, есть у нас перевод в компьютере, и мы проецируем его на экран, как в опере. Это не проблема. Но играть с другом Николаем, который как актёр рассказывает о том, что увидел, - это было более интересно.

Почему в Херсон Вы привезли «Тайбеле и ее демон»?
Потому что это очень грустное произведение, я его очень люблю. Потому что эта история могла произойти где угодно. Это могло случиться, может быть, не в Херсоне (это большой город), но в маленьком городке в 20 километрах от Херсона, где жили вместе и украинцы, и евреи, может быть, поляки, может быть, немцы, цыгане, татары или кто-то ещё. Потому что довоенная реальность Польши и этой части Европы - это мультикультура. Сейчас мы мечтаем о том, чтобы рядом жили те, кто, может быть, по-другому молятся Богу, имеют другой святой день - не только воскресенье, как у нас,- у кого другая традиция. Мы хотим учить их нашим традициям и учиться их традиции. Мне кажется, что это очень интересно. Но это уже невозможно, потому что тот довоенный мир погиб. Но если мы захотим, мы сможем его воскресить, восстановить, через песню, через искусство...

Лариса Жарких
Херсон маркет.-2007.-19.-07

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.