on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.12.2019, 09:37

Декабрь 2019

ГРУДЕНЬ Уночі мороз поволі Інеєм упав на шлях… Спотикається на полі Місяць грудень по грудках. І тому такий він гнівний, Дружить з вітром крижаним. А хуртеча рівно-рівно Засипає слід за ним. Сипле сніг, мов стеле килим, Щоб за груднем із дібров Тим рипучим снігом білим Рік Новий до нас ішов. М. Литвинець  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Новости региона

12.11.2019, 09:47

Творчий вечір Сергія Жадана!

08.10.2019, 10:24

Закінчився XIV Міжнародний фестиваль аматорського кіно «Кінокімерія-2019»

03.10.2019, 10:10

У «Gameplay: Фантастичні хроніки» грала херсонська молодь

> Персоналии > Визуальное искусство > Чуприна Владимир Григорьевич > Владимир Чупрына: о себе и искусстве — без глянца

Владимир Чупрына: о себе и искусстве — без глянца

В августе отметил свой 70-летний юбилей народный художник Украины Владимир Григорьевич Чупрына. Как и положено, принимал поздравления - от Президента, облгосадминистрации, коллег, друзей и близких. Мы тоже к ним присоединились. И заодно побеседовали с юбиляром о вещах, может быть, не совсем праздничных, но весьма важных для понимания личности мастера и его отношения к реалиям местного арт-простанства.

- Начнем с прекрасного - вашей выставки. Что чувствуете, глядя па свои творения?
- Как и в первый раз - волнение. Каждая выставка - это обнажение перед публикой. Своего рода эксгибиционизм - посмотрите, люди, что я такое. Вернее, что я вижу и чувствую, как художник.

- Сколько лет вы так «обнажаетесь»?
- Всю жизнь.

- Не надоело?
- Бывали периоды, когда уставал. Тогда думалось: «Боже, ну зачем я так мучаюсь? Дал Бог жизнь - наслаждайся ею». Так нет же! Заново влюбляюсь в природу, в цветы... И снова мучаюсь...

- Чем же?
- Поисками гармонии. Это не значит, что я ее нашел. Вот картина - с мадонной и пионами. Сначала я написал пионы. Потом задумался - что может быть идеальным фоном для этих цветов? Не повесишь же сковородку. А мадонна - такая же нежная, как цветок. Подобные поиски и есть суть художника. Обычному человеку дали столько денег, сколько он хотел - тот и счастлив. А настоящий художник этим удовлетвориться не может. Так что муки творчества - совсем не фигуральное выражение. И сами по себе, волевым усилием, не прекращаются. Пока ты дышишь, ты будешь этим «болеть».

- Вас считают акварелистом, хотя вы отдаете должное и маслу, и темпере. Отчего такое пристрастие к акварели?
- Она очень лирична. Кроме того, у нее такие возможности, которых нет у прочих техник. Это как тембр голоса - у кого бас, у кого тенор. Акварель - мой голос. Им я и «пою». Насколько хорошо - другой вопрос.

- Ну, в этом деле вы - признанный мастер...
- Ошибаетесь. Я далек от совершенства. Если исходить из расчета, что техника акварели - 100%, я познал всего лишь 20%. Правда, именно эти 20% создали мне репутацию прекрасного акварелиста. В любом случае, постичь все 100% невозможно. Даже великим художникам это не удалось.

- Так что же, нет смысла развиваться? Оставаться на достигнутом уровне, стараясь и этого не потерять?
- Нет, конечно. Художник всегда движется, правда, иногда не в ту сторону. Вообще, это анализу не поддается. Так не бывает, что посмотрел ты на дело рук своих и гордо заявил: «Черт возьми, а я талантище! Щас начну покорять всех вокруг!» Все совершенно наоборот. Вроде бы всего себя вложил в работу, а хочется крикнуть: «Ну, почему, Боже, ты так мало таланта дал!» Всегда кажется, что мог бы и лучше.

- Чье мнение для вас важнее - публики или коллег по цеху?
- В первую очередь меня волнует оценка коллег, профессионалов. На самом деле критика - вещь, очень сильно бьющая по самолюбию.
Здесь нужно тонко подходить. Когда меня назначили директором художественного фонда, там были сплошные склоки. Я попросил художников критиковать друг друга не на выставках, а до этого, цивилизованно. Что получалось не всегда. Был такой случай. Приходит один мастер к другому и тот показывает ему пейзаж, мол, как тебе». Гость говорит: «Вполне. Только нужно вот эту солому на переднем плане подобрать». «Это не солома, это вода!»- возражает автор. «И вот эти мешки с песком хорошо бы убрать». «Да это камни на берегу моря!» «Да какие это камни!» - не унимается «критик». В общем, разбор недостатков закончился дракой. Еле разняли.

- Это проблема зависти или проблема видения?
- Это проблема неразвитого профессионализма. Даже если тебе картина не нравится, не стоит опускаться до оскорбительных намеков на неумение рисовать. Это обидно.

- А вас критиковали?
- Да нет. Я с молодости в мэтрах хожу. Хотя я-то знаю, это все ерунда. Я - лже-мэтр. Я не виноват, это люди сотворили себе из меня кумира (смеется). И потом, я же искусствовед, статьи писал. От меня зависело, как будет подано творчество того или иного художника. Мог ведь и в посредственности обвинить. Понятно, что они опасались меня «кусать».

- У вас были выставки по всему миру. Как к вам отнеслись иностранные коллеги?
- Трудно сказать. Они воспринимают нас как культуру другой страны, поэтому рассчитывать на личные оценки не приходится. Слышишь только «Окей!»

- Неужели так и не дождались критических замечаний?
- Ну почему, дождался. В Китае увидели мои пионы и решили, что мне необходимо подучиться. Дело в том, что в их художественных школах классы узкоспециализированные - люди учатся писать что-то одно, горы, например. В том числе есть и класс «пионов». Конечно, за пять лет добьешься невиданного мастерства! Мои цветы рядом с их версией смотрелись бледно. Ну, пошел я, получил мастер-класс. Но комплекса неполноценности не испытал. У них своя техника, традиционная, у меня - своя, более сложная, кстати. Здесь невозможно сравнивать. Разные культуры, разное видение. Для кого-то я - образец для подражания. Однажды мои работы приобрели представители одного канадского университета - специально для обучения своих студентов.

- Все-таки, слава греет сердце?
- Слава - это всего лишь вопрос грамотного пиара. Один раскручен, другой, не менее, а может быть, и более талантливый, - нет. Ну некому его продвигать! Мне повезло - меня жизнь раскрутила. Но это не повод относиться к остальным свысока. У меня вроде бы имеется мировое признание. Я попал в каталог «Ведущие художники мира», изданный в Германии. Слава? Слава. Но я там представлен одной-единственной картиной. Как и в других музеях Европы и Америки. А больше им не надо. На мне они бизнес не сделают. Или взять модных художников. О них говорят до тех пор, пока они чем-то удивляют. Когда Подеревянского в Одессе спросили, почему он пишет матерные выражения на своих картинах, он ответил: «Чтобы обратили внимание».

Илья Глазунов тоже знает толк в пиаре. Устраивал он как-то выставку в Манеже, еще в советские времена. Народ собрался, ждет. Выходит Илья и говорит: «Выставку сегодня открыть не можем. КГБ заставляет меня снять несколько картин. Я этого делать не буду. Приходите завтра». Естественно, на завтра толпа была покруче, чем перед Мавзолеем. И так два раза. На третий день на выставку пришло пол-Москвы. В 1975 году Глазунов выставлялся в Одессе. Я поехал туда и пригласил его в Херсон. Он потребовал в гостинице целый этаж, свою кухню (за ним ездил штат поваров) и два черных лимузина. А у нас кроме одной «Волги» ничего не было. Так что не сложилось. А ведь искусством его «ребусы» назвать язык не поворачивается. Короче, суета все это.

- Хорошо, а как насчет признания в денежном эквиваленте?
- Хуже, чем хотелось бы, чем заслуживаешь. У нас, в Херсоне, ничего не продается.

- То есть, об арт-рынке говорить неуместно?
- Его элементарно нет. Есть один салон-галерея, куда художники сдают свои работы. Рынком это назвать сложно. Спрос на картины крайне низкий, разве что покупают натюрмортик или пейзажик на подарок, что подешевле. У меня тоже картины берут в качестве презентов - Президенту, премьер-министру, членам Кабмина, депутатам. Цена при этом существенно не меняется - хорошо, если покроешь расходы на краски. Хочешь серьезно продаваться? Езжай в Киев. Там масса галерей и выставочных залов. Но условия кабальные. Предлагала мне недавно одна столичная галерейщица пристроить у себя 30 моих картин. «Я делаю для вас рекламу, приглашаю иностранцев, дипломатов и пр. Вы с ними работаете и, может быть, они что-то купят. Я же, чтобы не остаться в убытке, заберу у вас три работы». То есть она, независимо от результата, в выигрыше, а я - как получится. Дай Бог, если продастся одна картина - максимум за 3-5 тысяч гривен. А у нее останутся мои работы - те же 3-5 тысяч. Страшно выгодно! Подобная ситуация характерна для всей Украины.

- А как же тогда зарабатывать?
- Надеяться, что тобой заинтересуется посольство другой страны и пригласит у них выставляться. Но тут тоже есть нюансы. Когда ты вывозишь работы, ты проходишь таможню. А там - «искусствоведы в штатском», которые их оценивают. Я предполагаю получить за картину, к примеру, $5000, а таможенный «эксперт» назначает цену в $10 000. Зачем? Чтобы с этой суммы я принес доход государству. Продать же наши работы за такие деньги нереально. Поэтому этот бизнес будет приносить доход только в том случае, если ты выедешь за рубеж с чистыми холстами и красками, поработаешь там и тут же «реализуешь» плоды своего творчества. Наши художники часто ездят в Польшу, работают там год-полтора, заколачивают денежку, причем не брезгуют копиями с русских картин (используют открытки с произведениями Шишкина, Левитана). А что делать, если пейзажи Херсонщины никому не нужны?

- Иными словами, перспектив для развития арт-рынка никаких?
- Пока этим вопросом не займется государство - точно нет. Только ему не до того. Чтобы искусство было востребовано, нужно крепкое министерство культуры. Там же сидят люди, очень от него далекие. И пока они у власти, нам не развернуться.

- А вообще работы наших художников котируются па мировом арт-рынке?
- Каждый уважающий себя коллекционер или музей имеют пару-тройку картин известных украинских мастеров. Наша школа очень ценится. Мы умеем рисовать. Это хорошая реалистическая живопись, которая будет предметом интереса во все времена.

Юлия Манукян
«Булава».- №32-33 (835-836).- 02.09.2010.- стр.14

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.